88 попугаев и одно попугайское крылышко

держит в малогабаритной квартире москвич-орнитолог

22 августа 2005 в 00:00, просмотров: 489

В окружении почти сотни попугаев живет 48-летний москвич Валерий Купоров. С ними он делится последней краюхой хлеба и умными мыслями. Утверждает, что свое пернатое счастье не променяет ни на какое другое. Корреспондент “МК” отыскал необычного коллекционера попугаев.

— Алло, здесь живут Купоровы? — птичий крик заглушает голос на другом конце провода. Кажется, будто звоню прямо в джунгли, а не в московскую квартиру.

Ощущение усиливается, когда мы подходим к старой хрущобе в районе Коптево. Еще в подъезде слышу уже знакомое чириканье. Батюшки! Это же надо было сделать такое из обычной двухкомнатной хрущевки! Попугаи везде — на шкафах, столах, на полу и стенах. От яркого оперенья рябит в глазах, и, кроме птах, ничего рассмотреть уже нельзя. У них что тут — всемирный слет?

— Вот так и живу, в птичьей осаде, — смеется Валерий.

Начиналось все вполне невинно. 10-летнему Валерию в день его рождения подарили маленького волнистого попугайчика. Первую пернатую любовь звали Катькой. Потом у нее появились два приятеля — Боря и Юра. Мальчик от птиц совсем голову потерял. Проводил с ними все свободное время.

В 10-м классе произошел первый “развод”. Родители потребовали избавиться от попугаев, которые, как им казалось, мешают мальчику хорошо готовиться к экзаменам. Сколько слез было пролито при расставании, Валерий вспоминать не любит.

Снова завел попугаев, уже будучи студентом института. Будущей жене Татьяне сразу заявил: если любишь меня по-настоящему, то и их примешь. Деваться некуда — приняла. Но, когда появился в семье первенец, вопрос ребром поставила: или мы с сыном, или попугай (Татьяна была уверена, что у ребенка аллергия на птиц).

Валерий сдался под натиском супруги и продал всех своих питомцев, которых к тому времени было десятка два. Но горбатого, как говорится, могила исправит. Уже через пару лет, как только сын подрос, квартира Купоровых наполнилась птичьим криком.

Сейчас попугаев у Валерия 88. Пардон, 91. Три птенца появились на свет прямо при нас. Валерий воркует над ними, словно отец. И явно ждет комплиментов.

— Они, конечно, красавцы, — радую слух “папки”.

Про себя же думаю, что они будут красавцами, только когда вырастут. А сейчас это два крохотных кусочка мяса с глазами. Рядом лежит еще десяток яиц. Попугаи этим летом у Валерия плодятся по-страшному.

Кстати о корме. На то, чтобы его приготовить для всех птиц, в день уходит добрых полтора часа (вставать приходится ни свет ни заря). За повара, само собой, Валерий. Вчера у попугаев в меню были: смесь из сухарей, моркови, куриных яиц, а также семечки, пшенная каша, просо, овес, мел и рыбий жир. Зерна Валерий покупает только отечественные. Боится: вдруг птичий грипп подхватят.

Смерть каждого попугая в семье Купоровых — целая трагедия. Валерий убивается за попугая, Татьяна — за мужа. Ей вообще, по-моему, при жизни памятник поставить надо. Я после 15 минут в квартире от попугайного ора буквально оглохла. А она ничего, держится. Кстати, почти все попугаи живут в одной комнате с супругами (их кровать скромно ютится в уголке). И, конечно, бывает, что птицы устроят перебранку ночью в самый неподходящий момент... Да и вообще пернатые ведут себя как шкодливые подростки. Часто сами открывают клетки и вольеры — тогда чувствуешь себя участником триллера “Птицы”. А еще иной раз они такие игры устраивают, что клетки ходуном ходят. Кстати, попугаи у Валерия в основном неразлучники и волнистые. Всех разновидностей и всех цветов радуги. Есть даже мадагаскарский альбинос.

Ни на один день оставить своих попугаев Валерий не может. За ними ведь нужен постоянный уход, глаз да глаз. Потому за всю свою жизнь практически нигде, кроме дачи, не был. Но ничуть об этом не жалеет. Считает, что попугаи не отняли у него свободу, а, наоборот, дали ее. Мнение же самих пернатых по поводу своих жилищных условий нам узнать не удалось. В этом гомоне они так и не научились разговаривать по-человечески.



    Партнеры