Zажиgалка: “Подожду, пока Zемфира зачахнет…”

Ее “борьба за правду” приобретает иногда гипертрофированные формы, но клубный фестиваль “Пожар” прошлой осенью имел резонанс

26 августа 2005 в 00:00, просмотров: 233

“Когда Киркоров выходит из дорогой машины, никто не удивляется, потому что он — звезда, — кипятится певица ZажиGалка, — а когда все звезды формата, допустим, “Нашего радио” выходят в лучшем случае из такси, а на такси наскребают в складчину, это уже не звезды, а позор нашей действительнос-ти…”. “И рок-звезда у нас должна быть звездой в полном смысле этого слова”, — считает артистка, которая подрулила на встречу на своем блестящем “Феррари”.


Ее “борьба за правду” приобретает иногда гипертрофированные формы, но клубный фестиваль “Пожар” прошлой осенью имел резонанс. ZажиGалка собрала там “межформатных артистов”, которых “чисто роком назвать — слишком сильно, но и попсой — язык не поворачивается”, и протестовала против “пресловутой форматности российских СМИ”.

Там был Дельфин — весьма удачный по всем параметрам персонаж, которым она доказывает свою правоту: “Кто-то когда-то рискнул (выпустить его в эфир), и человек выстрелил, а теперь все говорят, как это клево”. Нынешней осенью ZажиGалка намерена раздуть свой “Пожар” с новой силой.

ZажиGалка всегда пела только свое, потому, видимо, и пробивалась на большую сцену 13 лет, начиная с 15, когда поняла, что хочет и будет петь, “хоть тресни”.

— Сотни раз известные люди предлагали мне свои песни: мол, “пой, и мы все тебе дадим, девочка”. Я говорила: “Нет, либо я свои песни пою, либо я не буду петь”. А мои песни были не то что невостребованы, но неизвестному автору очень трудно пробиваться и доказывать свое право на существование.

Когда она поняла, что заработать роком не удается, то решила заработать на рок. И стала… успешным коммерческим игроком в бильярд. Кандидатом в мастера спорта. Сперва началось с азарта, а потом затянуло. Именно оттуда у нее и “Феррари”, и квартира, и весь гламурный имидж рок-звезды…

Ее премьерный сет в июне на Танцевальной оргии “ЗД” в Лужниках можно назвать самым оптимистическим рок-заявлением на глобальной поп-поляне, а песню “Цунами” — потенциальным хитом, если видеоклип, который она собирается представить осенью, войдет в вожделенные и ненавидимые ею одновременно “горячие ротации”. “Мое единственное желание — показать, что я не новичок в шоу-бизнесе, не просто человек, который вдруг захотел петь, а человек, который 13 лет пробивал эту историю и всеми путями шел к этому”, — говорит артистка.

Она была и бэк-вокалисткой у дюжины звезд, и промышляла на курортах с собственными группами, даже выпустила несколько “заведомо некоммерческих” альбомов, зато получила в 2003 году лауреата на фестивале “Студенческая весна”, после чего ее “Наверняка” студенты эмоционально распевали под гитару в вагонах, разъезжаясь по стране. Это было показателем.


— Но когда меня в очередной раз пропарили этими разговорами на тему “коммерция — не коммерция”, я поняла, что только я сама могу что-то сделать.

— И решила преуспеть в бильярде?

— Я прежде всего певица, а бильярд стал для меня ступенькой, благодаря которой я имею сейчас прежде всего материальную возможность осуществлять свои творческие устремления. Я ведь одна из самых известных коммерческих игроков среди женщин. Этим я заработала все свои деньги. К тому же это оказалось самым верным способом заслужить уважение у мужчин. Мои друзья и ученики по бильярду — известные политики, олигархи. Половина Рублевки училась у меня бильярду. Я ко многим ездила давать уроки на дом, например. И ни разу не было с их стороны никаких попыток притеснений меня как женщины.

— То есть не домогались?

— Ну да. Что говорит о том, что меня уважают. Они приглашали меня на свои тусовки, куда кучу баб просто автобусами свозили, но я там была единственная из всех женщин в статусе товарища, учителя, на абсолютно уважительном со стороны этих взрослых пузатых мужиков уровне. Все это дал мне именно бильярд. Никаким другим способом, я думаю, я бы такого опыта и отношения к себе не получила. Это все-таки мужской вид спорта до сих пор, и хорошо играющая да еще и привлекательная женщина — обстоятельство, конечно, экстраординарное. Я даже заметила, что к своим женам некоторые относятся значительно пренебрежительнее... В общем, я использовала уникальную возможность попасть в мужскую компанию на равных.

— В шоу-бизнесе тоже в основном мужики заправляют. Получился тренинг для будущих прорывов по основной, так сказать, специальности?

— Да, теперь мне значительно легче в этом смысле.

— У тебя богатое прошлое на кухне шоу-бизнеса. Оно не отбило желания вновь окунуться в это болото? Ты же прекрасно состоялась со своим бильярдом — и деньги, и Рублевка, понимаешь. Все при тебе…

— Не вернуться я не могла! Это же не каприз. Я всегда этим жила. Были, конечно, минуты разочарований, мысли разные — сколько, мол, можно пробиваться, не могу уже… Но я себя все время в чем-то переделывала. Вот, говорили мне — вокал. Я занималась вокалом. Внешность? Я занималась внешностью. Мало движений? Я начинала двигаться. Реально я сейчас разительно отличаюсь от того, чем я была, например, семь лет назад…

— Как-то повелось тобой пугать Земфиру. Откуда это? Нам вот показалось на “ЗД-Фесте”, что ничего общего…

— В 2000 году я записывала альбом со звукорежиссером Володей Овчинниковым, который за три месяца до этого закончил как раз первый альбом Земфиры. И саунд, конечно, по причине общего звукорежиссера был в чем-то похожим. Но Земфира выстрелила раньше, и когда я пришла с этим альбомом на “Наше радио”, там поморщились: “Земфира вот, похоже вот…” В общем, меня начали сталкивать с Земфирой. И я сказала: “Хорошо, тогда я подожду, пока она зачахнет”.

— И как понимать твой нынешний камбэк — как признак “зачахивания” Земфиры?

— Нет, конечно. Земфира — уже живая легенда. А легенды не чахнут. Просто тогда я не хотела быть второй, то есть опять не была готова. Опять начала творческие поиски. Искала, искала. Вроде нашла... Я не хочу, чтобы меня называли рок — не рок, просто у меня живая музыка, которая выходит за рамки поп-индустрии.

ZажиGалка, конечно, обрекла себя на рискованную судьбу. Теперь она не может играть в бильярд как раньше — на деньги. Потому что уже засветила свой промысел, и ни один вменяемый игрок не обречет себя на заведомый проигрыш. Осталось нажитые “Феррари”, квартиру и капитал сохранять и приумножать исключительно сочинительством и исполнительством… А вокруг — акулы и змеи. Добро пожаловать в поп-рок-террариум…




Партнеры