“МК" открыл “Палату №6”

Алексей Гуськов: “Я понимаю обиду Кирилла Серебренникова”

31 августа 2005 в 00:00, просмотров: 211

Русская классика всегда — беспроигрышный вариант. Особенно если ее поддержали за границей. Программу “Арт-линия” на Третьем фестивале отечественного кино “Московская премьера”, одним из учредителей которого является “МК”, мы открыли фильмом “Рагин” Кирилла Серебренникова. И представлять ее приехал исполнитель главной роли в этой картине, он же — продюсер Алексей Гуськов. За призом на фестиваль в Карловы Вары, где “Рагин” получил главный приз в программе “К Востоку от Запада”, он тоже ездил сам. О чем и рассказал в интервью “МК” в вечер показа “Рагина” — экранизации чеховской “Палаты №6” — в Центральном Доме предпринимателя (ул. Покровка, 47/24), где и проходит вся “Арт-линия” нашего фестиваля.


— Сейчас много говорят про коммерческое кино. Вы как актер поучаствовали во многих подобных проектах: “Таежный роман”, “Классик”, “Мусорщик”. А тут — классика, Чехов. Не страшно было вам как продюсеру ввязываться в подобное кино?

— С самого начала я знал, что нужны фондовые деньги. Повезло, что минувший год ЮНЕСКО объявило годом Чехова. Знаете, оказывается, кроме нефти у нас есть другая конвертируемая валюта. Наши классики (улыбается). Так что Венский союз кинематографии выделил деньги на съемку фильма по Чехову.

— Ну а в плане проката картина себя оправдала?

— Надеюсь, что все сложится удачно. В российском прокате “Рагин” не имел коммерческого успеха, да и не мог иметь. Но не забывайте про телевидение — это раз. И второй момент. Давайте вернемся к этому разговору через полгода. Потому что с 22 сентября начинается западный прокат.

— Самый неожиданный отклик на картину, который довелось услышать?

— Конечно, хочется помнить только хорошее... Поразила одна реплика в Латвии. В Риге, кажется. Кто-то сказал: “Опять нам показали грязную Россию...” Меня это слегка зацепило, потому что у нас фильм-то в итоге получился добрый. И если человек этого не видит, то можно ему только посочувствовать.

— В прессе писали о вашем конфликте с режиссером картины Кириллом Серебренниковым. Даже говорили, что он снял свою фамилию с титров...

— Нет, фамилия Кирилла в титрах есть. Кирилл — режиссер съемочного периода. Это его постановка, что называется. Честно говоря, не хотелось ни ему, ни мне это все декларировать. Правда, вы же знаете, всегда лежит посередине. Проблема, видимо, в том, что в самом начале работы мы не договорились, какой именно фильм мы хотим сделать. Об основном замысле не поговорили. Отсюда и все творческие разногласия. Я читал достаточно резкие выступления Кирилла в прессе и понимаю его обиду. Но то, что он делал, принципиально не устраивало меня. Поэтому к работе был привлечен еще один замечательный, известный режиссер — Бахтиер Худойназаров. Мне кажется, фестиваль в Карловых Варах расстави точки над “i”.

— Сейчас с Серебренниковым общаетесь?

— Нет, года полтора не виделись.

— А где находится приз, полученный в Карловых Варах?

— Приз — у меня. К нему еще полагалось 10000 евро. Их отправили Кириллу, который тогда находился в Америке. Он в свою очередь также совершил достойный поступок. Написал, что поскольку до конца в проекте не участвовал, деньги принять не может. В результате, по обоюдному согласию, сумма была переведена в фонд детей, больных раком.

— Творческими планами поделитесь?

— Весной планирую запуститься с новой картиной. В основе — замечательный рассказ Платонова. У него два названия: “Семья Иванова” и “Возвращение”. А рабочее название пока — “Отец”. В плане актерских работ у меня вообще весь год был удачный, я считаю. Снимался у Абая Карпыкова, Бахтиера Худойназарова, Виталия Москаленко, Игоря Масленникова.




    Партнеры