Год после “Рижской”

На роль шахидки “примеряли” старых знакомых

31 августа 2005 в 00:00, просмотров: 602

Ровно год назад, 31 августа 2004 г., террористы устроили взрыв около станции метро “Рижская”. Это случилось спустя всего 6 дней после двойного теракта в самолетах.


Исполнительницей взрыва возле “Рижской” снова была шахидка. Погибли 10 человек, в том числе сама смертница и 37-летний Николай Кипкеев — член карачаевского джамаата, который до этого лет пять числился в розыске как ближайший помощник Ачимеза Гочияева (организатора взрывов домов в Москве и Волгодонске в 1999 г.). По-видимому, он оказался в зоне взрыва по неосторожности, ведь планы террористов спутала случайность — смертница собиралась спуститься в подземный вестибюль, но ее спугнул милиционер.

Личность смертницы до сих пор не установлена. Сразу после теракта правоохранители громко заявили, что это Роза Нагаева (паспорт ее сестры Аманат нашли на месте крушения одного из самолетов). Но в ноябре 2004 г. молекулярно-генетическая экспертиза дала заключение: Розе Нагаевой останки принадлежать не могли. Кстати, позже замгенпрокурора Николай Шепель сделал новое заявление: Роза Нагаева вместе с Марьям Табуровой (подругой и спутницей сестер), оказывается, погибла в бесланской школе... Следующей кандидаткой на роль шахидки стала сожительница Кипкеева — Мадина Кочкарова. Но результат экспертизы и тут оказался отрицательным. А в феврале 2005-го в Нальчике задержали живую и невредимую Кочкарову с двухлетним ребенком и поддельным паспортом.

Первым задержанным по делу о взрыве был 29-летний балкарец, ведущий специалист Департамента судебных приставов Минюста Мурат Шаваев, московский знакомый Кипкеева. Но убедившись, что сотрудник Минюста не имеет отношения к взрыву, его отпустили. И только 8 мая с.г. в Воронеже, в интернет-салоне, задержали, по-видимому, настоящего члена группировки — принявшего ислам Максима Панарьина. Он обвиняется также в организации взрывов на автобусных остановках в Воронеже летом 2004-го.

Панарьин сознался, что участвовал в подготовке сразу двух московских взрывов в метро — на станции “Рижская” и в тоннеле между “Автозаводской” и “Павелецкой” (февраль 2004 г.). После этого следствие по делу о взрыве на “Рижской”, которое сначала вела Мосгорпрокуратура, было передано в Генпрокуратуру. И никаких новостей по нему больше нет. Как выразились московские следователи, “след затерялся в Чечне”.




Партнеры