От звонка до звонка

О школьных проделках звезды рассказали “МК”

1 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 154

Все мы когда-то были маленькими и ходили в школу. “МК” спросил у известных людей:

ПОМНИТЕ ВАШЕ САМОЕ ПЕРВОЕ 1 СЕНТЯБРЯ? ЧТО ВАМ ДАЛА ШКОЛА?


Павел БУРЕ, хоккеист:

— Первый раз в первый класс, на праздничную линейку, меня привели родители. Помню огромный букет цветов для первой учительницы. Кажется, я уже умел чуть-чуть читать и писать. Я учился в простой школе, с дисциплиной там было строго. Когда в 9—10-х классах на несколько дней отпускали на спортивные сборы — это было событием. Школа научила чувствовать свою ответственность. Десять лет за партой — это не просто десять лет уроков. Это десять лет школы жизни. Спасибо всем моим учителям!


Егор СТРОЕВ, губернатор Орловской области:

— Я пошел в школу 1 сентября 1943 года. На костылях. На местах кровопролитных боев, в том числе и у нашей деревни, валялось много оружия: пулеметы, автоматы, гранаты, снаряды… Мы, пацаны, все это собирали. Как-то раз кто-то решил взорвать немецкую гранату. Мне перебило сухожилие на ноге и ранило в руку. Хорошо, что недалеко был военный госпиталь. Правда, нога получилась какая-то кривая. Но со временем разработал ее. Сейчас даже не помню, какая именно нога пострадала. А учила нас старая учительница, которая занималась еще с моим отцом и даже с бабушкой. И для нее, и для нас первое сентября стало праздником — ведь нас освободили.


Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы

1 сентября 1961 года, когда я пошел в первый класс, был страшный ливень. А самый смешной случай из моей школьной практики такой. Один мой школьный товарищ поведал мне чудо-рецепт исправления в дневнике нежелательных оценок. Как сейчас помню — вылить на промокашку аммиак и пропарить утюгом. Добрый друг не предупредил меня, что под лист надо что-то подложить. И в результате оценка на одной страничке исчезла, но отпечаталась на трех других. Все тайное стало явным: из одной нежелательной оценки я сделал целых четыре. Бдительное родительское око быстро выявило исправления, и я был сурово наказан. Правда, уже не помню как.


Генри РЕЗНИК, президент Адвокатской палаты города Москвы, вице-президент Международного союза адвокатов:

— У меня было печальное 1 сентября. Я лежал в больнице с осложнением после дифтерита и, соответственно, ни в какую школу не пошел. И пролежал я там несколько месяцев. К тому же у меня были временно парализованы обе ноги. Это был сентябрь 1945 года. А в школу я попал только в январе. Но ребята меня встретили очень хорошо. А потом я стал мастером спорта по волейболу и прыжкам в высоту. Так что негативных ассоциаций со школой у меня нет, скорее наоборот. Очень теплые.


Валерия НОВОДВОРСКАЯ, политик:

— 1 сентября абсолютно не помню. Школа научила меня, что при советской власти учиться абсолютно бесполезно. Все, что я знаю, я узнала вне стен школы. Читать и писать я умела и до 1-го класса. Уроки по химии, физике, биологии мне никогда не пригодились.


Диана АРБЕНИНА, лидер группы “Ночные снайперы”:

— Школа подарила мне страсть к чтению. Тогда у меня было много свободного времени, которое я тратила исключительно на книги. К третьему классу прочитала всего Тургенева и Достоевского. В общем, росла начитанным ребенком. Ну и, конечно, приобрела много друзей. Мы любили подурачиться, чем-нибудь покидаться и пообливаться. Кстати, училась я плохо. Особенно не давалась математика. Мне было как-то не с руки что-то считать, поэтому одноклассники вечно подсовывали мне свои тетрадки. Зато у меня всегда списывали сочинения. А мое 1 сентября прошло на Чукотке. В школу меня за ручку привел отец, мама (по профессии журналист) не смогла отпроситься с работы. Помню только, что было очень страшно и холодно…


Григорий ЯВЛИНСКИЙ, лидер партии “Яблоко”:

— 1 сентября мне всегда было радостно и очень хотелось идти в школу. В отличие от 1 октября, 1 ноября и других дней вплоть до 31 мая. Но самым радостным стало то 1 сентября, когда я вдруг понял, что в школу больше ходить не надо!


Владимир ВИНОКУР, артист:

— Моя мама преподавала русский язык и литературу в школе Курска. Поэтому в первый класс меня отвела она. А с 5-го по 8-й класс мама была моей классной руководительницей. Причем на уроках я ее мог звать только по имени-отчеству. Такая своеобразная школа актерского мастерства: дома — “мама”, а в классе — ни в коем случае нельзя забыться. Зато русский и литературу я знал очень хорошо. До сих пор этот “багаж” помогает. Школа, беззаботное детство — прекрасное время: мы много общались (в классе было 25—30 человек, а не по пять-шесть, как сейчас в частных), занимались спортом, помогали старикам — было развито тимуровское движение. Всех поздравляю с праздником! Особенно учителей, потому что они самые героические люди на свете — при маленькой зарплате отдают себя детям сполна.




Партнеры