Голосовая связка

Маугли на самом деле было 49 лет, а Ежику в тумане — 53 года

5 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 757

Медвежонок считал звезды слева от трубы, а Виноградова — справа. Она так и объявляла себя на творческих вечерах: “Здравствуйте, Ежик в тумане пришел!” Вы можете не сразу вспомнить ее лицо, но нет в стране такого дома, где никогда не слышали бы ее голоса. Маугли, мальчик из “Рикки-Тикки-Тави”, лягушонок Кваки, котенок по имени Гав, Муравьишка-Хвастунишка, Незнайка… Она озвучила столько мультперсонажей, что даже специалисты не называют точную цифру, предпочитая расплывчатое “точно больше ста”.

Дяде Федору из мультика “Трое из Простоквашино” на самом деле было 56 лет, Ежику в тумане — 53, а лягушонку Кваки из “Марии-Мирабелы” — и вовсе 60! Дурная, казалось бы, арифметика, но именно столько было блистательной Мусе ВИНОГРАДОВОЙ, когда она дарила мелодику своей речи любимым мультяшкам. Так получилось, что львиная доля работы пришлась на вторую половину ее жизни. Для мультипликаторов Муся была манной небесной. На самом деле ее звали Марией Сергеевной. Сейчас уже никто не помнит, кто и за что наградил ее прозвищем Муся. Но все достоверно знают, что сначала ее называли Мухой.

Фактура у Мухи была такой, что ей не светила ни Анна Каренина, ни Нина Заречная. Она была тоненькой маленькой особой с чрезвычайно живым “негероическим” лицом. Впрочем, уроженку города Наволоки Ивановской области это ни капли не смущало. Она играла мальчиков, зайчиков и золотых петушков. “Ежик в тумане”, признанный японцами лучшим мультиком всех времен и народов, был одной из самых любимых ее работ.



Ежик — это серьезно

— Вообще, когда что-то не получалось, обычно на студии говорили: “Надо звать Мусю Виноградову! Муся сделает”. Я ведь даже не знаю ее отчества… — рассказывает автор самого коронованного из “Ежиков” Юрий НОРШТЕЙН. — Когда Муся Виноградова пришла на запись, она посмотрела на текст и сказала: “У-у… всего-то?” Муся решила, что отделается за 10—15 минут, и все элементарно. В результате мы записывали часа два-три. И еще могу сказать, что по сравнению с другими актрисами, которых я приглашал на пробы, она моментально ухватила суть. Реплики, сказанные Мусей, как мне кажется, понятны даже тем, кто не знает русского языка. Я японцам даже высказал претензии по поводу переозвучивания “Ежика”. Их актриса, конечно, сделала все хорошо, но… Надо быть Мусей Виноградовой, чтобы озвучить как надо!

— Я помню, что в “Ежике” ей не удавался один момент. Ежик говорит слово “псих”. И вот на этого “психа” 30 дублей ушло! — вспоминает дочь актрисы Ольга ГОЛОВАНОВА. — Она очень серьезно подходила к любой работе — в кино ли, на радио или в мультипликации.

— Сказка, конечно, очень хорошая. Приятная, — ответил голосом совершенно не постаревшего Медвежонка Вячеслав НЕВИННЫЙ. — Ощущение от работы было хорошее. А потом была всемирная слава, которая нам ничего почему-то не принесла. Кроме упоминания, хотя и это не всегда. Я рад за Норштейна. Поздравлял. А Муся — это настоящая актриса. Вы знаете, что, будучи уже “на возрасте”, она озвучивала Одри Хепберн? И вовсе не слышно, что она “на возрасте”.

А еще она озвучивала Биби Андерсон, Джину Лоллобриджиду и Софико Чиаурели. Муся никогда не смогла бы сыграть тех героинь, из-за своей “негероической” внешности. И она их играла голосом. Ее могли не утвердить на роль, но в озвучении Виноградовой неизменно давали карт-бланш.

— Она не отказывалась от работы, — вспоминает Ольга. — Ее звали, и она шла. Когда ей не удавалось совместить съемочные графики разных картин, она расстраивалась. У нее был довольно долгий период без работы, и она его слишком хорошо запомнила.

— Даром изменять голос Муся наверняка широко пользовалась и в быту?

— “Вам Мусю? А мамы нет дома, это говорит ее дочь Оля”, — слышали те, кто звонил в неподходящий момент.

— Может, это глупо, но мне всегда казалось, что в мультипликации работают особые люди. Не совсем повзрослевшие, что ли…

— Мама была очень куражной. В любом возрасте ей все было страшно интересно. Однажды мы с мамой пили кофе, и она читала какую-то газету. Там было написано, как в Австралии у одного фермера жил крокодил. Он его холил и лелеял как любимое домашнее животное. Но по прошествии десяти лет в один прекрасный день, когда фермер начал его кормить, крокодил оттяпал ему руку. Мама долго переваривала прочитанное и наконец с чувством произнесла: “Какая черная неблагодарность!” И стало смешно. Нет, фермера, конечно, жалко, но с другой стороны — на фига ты себе крокодила завел?



Дайте рыбам жрать!

Работала Муся в сложном амплуа травести. Чаще всего это значит, что до солидного возраста ты играешь мальчиков, а потом сразу, безо всяких переходов, — вредных старушек. Муся была режиссерским талисманом. Ей не давали больших ролей, но на эпизоды звали с удовольствием. Согласно киношному поверью, картина, в которой появлялась Виноградова, была просто обречена на успех. Таким образом, строясь на режиссерских суевериях, Мусина фильмография перевалила за сотню — от “Я шагаю по Москве” Данелии до “Интердевочки” Тодоровского.

— Странно, нет режиссера или актера, который не знал бы Мусю Виноградову, но никто не может рассказать, каким же она была человеком.

— У нас всегда жили золотые рыбки, они и сейчас есть. И был какой-то год, когда ничего не было, и трубочника (живой корм для рыбок) в том числе. А золотым рыбкам вместо него допустимо иногда давать сырое мясо. Я в тот день устала и попросила маму сходить в гастроном и купить маленький кусочек мяса, чтобы рыбкам покрошить. “Они теперь решат, что я сумасшедшая, — заявила она, вернувшись из магазина. — Представляешь, прихожу, а там километровая очередь. Ну что же из-за этого кусочка стоять? И я сказала: “Товарищи дорогие, можно я возьму без очереди? Рыбам дома совершенно нечего жрать!”

Вот в этом вся мама. Она была очень непосредственной. Если она кого-то любила, она любила по-настоящему. Она всегда и всем помогала. Больна ли она на тот момент была или здорова, она брала на себя обязательства. Мама сначала предлагала свою помощь, и только потом думала, как это все устроить.

— Георгий Вицин, также один из непревзойденных мастеров мультипликации, очень бедствовал в последние годы. Вспоминают, как однажды он пришел на “Союзмультфильм” в мороз в осенних ботинках и без носок.

— В одной из передач Панкратов-Черный рассказывал, как однажды он встретил маму на “Мосфильме”, и она была не очень хорошо одета. Почему он так ее увидел? Не знаю. К счастью, материальных проблем у нас не было.

— Мария Сергеевна широко участвовала в совместных кинопроектах (к примеру, “Полицейская академия. Миссия в Москве”, “Солдат Иван Чонкин”), как она туда попадала?

— Как и все — через пробы. Даже не знаю, стоит ли это печатать, но забавно…

У Андрона Кончаловского запускался “Ближний круг”. Маму вызвали, провели пробы. И когда она вышла, уже в коридоре ее догнала ассистентка по актерам: “Мария Сергеевна, покажите, пожалуйста, зубы”. Мама показала. Возмутилась дома: “Слава богу, что только зубы! А могли бы и зеркальце в задницу вставить…” На самом деле по сценарию у ее героини должны быть очень плохие зубы, и Кончаловский хотел убедиться, не постесняется ли она, если у нее с зубами все в порядке.



Муся-управдом

Ольга живет в том же киношном доме на Черняховского, где когда-то жила ее великолепная мама. Здесь — аура.

— Мама подкармливала кошек у подъезда. Естественно, они ее окружали при каждом удобном случае. Она могла выйти куда-то и вернуться через пять минут с фразой: “Понимаешь, там же кошки, надо что-то вынести”.

— Она была безотказной, — вспоминает блистательная Нина ГРЕБЕШКОВА, соседка Муси. — В работе всегда подскажет, не демонстративно, а тактично. Хотя по натуре Муха была очень громкоголосой, импульсивной. Если случалось что-то в доме, она вырастала там как из-под земли. Леня (легендарный режиссер Леонид Гайдай, муж Нины Павловны. — Е.М.) говорил: “Ну, Нина, ну что вы с Мухой все время бросаетесь как на амбразуру?!” Потому что, только что-то происходило, и мы первые мчались.

Актриса Любовь Соколова переехала в этот дом после очень тяжелого периода жизни: муж Данелия ушел к другой женщине, единственный и горячо любимый сын Николай трагически погиб. Те, кто помнит ее в то страшное время, говорят: “Балансировала на грани”. Муха моментально оказалась рядом. Она жила двумя этажами ниже и придумала им новое совместное занятие. Артистка Соколова сочиняла матерные частушки, а артистка Виноградова не менее виртуозно их исполняла.

— А однажды была такая история. Мама позвонила Любе Соколовой и таким разухабистым деревенским голосом начала ей что-то говорить, — смеется Ольга. — Любовь Сергеевна сразу ее раскусила. Через какое-то время Соколовой действительно позвонила поклонница, ткачиха из Иванова. Когда она начала говорить, Любовь Сергеевна ее сразу перебила: “Виноградова, заканчивай!” Бедная женщина долго доказывала актрисе, что она не врет. А Соколовой потом пришлось извиняться.

В таких случаях, как вспоминают соседи, Муха всю свою куражность, душу и любовь бросала на спасение человека. Любовь Соколова тогда устояла.

А Муха вскоре умерла.

Ее дочь стала актрисой. Она, как и Муся Виноградова, много озвучивает.

Ольга сейчас дублирует мультфильмы на ОРТ и зарубежные фильмы. К примеру, страдания нью-йоркской Шарлотты из сверхпопулярного “Секса в большом городе” нам описывает голос дочери Ежика в тумане.

Она ушла 10 лет назад. А ее Ежик по-прежнему бежит сквозь туман с узелком в лапках, покоряя страны и континенты. Ее нет. Но когда пройдет еще 10 лет, голос ее Незнайки или Котенка по имени Гав сольется со смехом появившегося на свет ребенка. И это значит, что смерти нет. Для мультипликационных тетенек ее просто не придумали.







Партнеры