В царевой усадьбе менты роют бабки

У них в месяце — 53 рабочих дня

12 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 228

Нечасто сотрудники милиции показывают журналистам свои синяки. Но… допекло.

Два сержанта милиции из полка управления вневедомственной охраны (УВО) УВД Южного округа беспредел коллег испытали на себе. 27-летнего Николая Колодяжного и 35-летнего Сергея Соломасова шесть часов возили в наручниках по Москве. Причем Колодяжного отметелили так, что на следующий день его с подозрением на перелом основания черепа пришлось экстренно госпитализировать в 1-ю Градскую...

За что? А за то, что состоят в профсоюзе. И иногда позволяют себе вынести сор из милицейской избы.


Профгрупорг полка УВО Сергей Соломасов трет кровоподтеки на руках: следы от наручников никак не сойдут.

А дело было так. 23 августа старший сержант Колодяжный и сержант Соломасов, оба в штатском (заметим, в свой законный выходной), зашли пообедать в кафе в Коломенском (они как раз и охраняют музей-заповедник). Сели за столик, взяли еды и по бокалу пива. А за соседним столиком с литровой бутылкой водки устроились два знакомых милиционера из их же батальона — те числились в это время на службе. Один из сослуживцев перебрался с бутылкой к ним и стал — очень настойчиво! — уговаривать с ним выпить. Ребята отказались и предложили коллеге вернуться за его столик: он был в форме и привлекал ненужное внимание публики. Но милиционер совета не послушался.

— Материл нас: ну и гады же вы, профсоюзники, из-за вас полк трясут проверками, — объясняет Соломасов. — Да что там говорить, раз руководство даже на разводах объясняет личному составу: если приезжают с проверкой, то виноваты в этом мы, члены профсоюза…

Когда Соломасов отлучился в туалет, пьяный сослуживец предложил Колодяжному выйти на свежий воздух и “поговорить”.

— Он прыгнул сбоку, я упал. Он навалился сверху и стал бить меня по лицу, — с трудом шевелит губами Николай Колодяжный, которого я навестила в травматологическом отделении 1-й Градской. У старшего сержанта — сотрясение мозга, перелом основания носа, а из-за сплошных черных синяков лицо напоминает обугленную головешку. Хорошо еще, что глаз, заплывший как подушка, вроде бы не пострадал.

— И за что тебя так отметелил сослуживец?

— Однозначно это провокация. Драку нам подстроили. Нас “срисовали”, пока мы сидели в кафе, и решили наконец с нами разобраться.

Эта версия очень похожа на правду — если судить по тому, как стремительно развивались события дальше.

* * *

В неправдоподобно короткий срок — через 2—3 минуты (!) — в кафе примчались наряд из отделения милиции “Коломенское” и начальство из батальона УВО. Пьяных зачинщика драки и его товарища тут же отпустили — наверно, отправили и дальше караулить музей-заповедник. Зато Колодяжному с Соломасовым завернули руки за спину и отвезли в дежурную часть. “Алазар — на территории!” — услышали они позывной по рации: это прибыл начальник отделения подполковник Александров. Тут же на частной машине прилетели сотрудники управления собственной безопасности из округа. Успеть зафиксировать сигнал, передать его дежурному экипажу, прибыть на место происшествия, да еще вместе с батальонным начальством, за считанные минуты… Всегда бы нашей милиции такую оперативность!

Подполковник Александров отобрал у задержанных служебные удостоверения и передал сотрудникам УСБ. “Ну, вас теперь как минимум уволят, а как максимум — посадят”, — пригрозили те.

А начальник отделения разоткровенничался. “Он заявил, что мы, члены профсоюза, “нарушили все его дела”, и он нас так или иначе уберет”, — рассказывает Николай Колодяжный.

Профорг Соломасов попросил вызвать для Колодяжного, который уже начал терять сознание, “скорую”. В ответ на обоих надели наручники и запихнули в “Газель”. И приступили к “оперативным мероприятиям” — повезли “на дутье” (медосвидетельствование на предмет нетрезвого состояния).

Возить их по городу пришлось аж дотемна: врачи-наркологи наотрез отказывались без справки от травматолога обследовать Николая Колодяжного — окровавленного, с лицом, превращенным в бифштекс, да еще в наручниках. Так и не нашлось ни одного послушного доктора.

Улучив минутку, профгрупорг все-таки сумел вызвать для друга “скорую”. Бригада приехала. Но начальник отделения милиции не дал осмотреть Николая. “Сказал, что задержанному врачи не нужны — с ним все нормально”, — объяснили медики Соломасову. Несколько раз Соломасов звонил и по “02”, просил защитить от беспредела. “Вами собственная безопасность занимается, а не мы”, — был ответ. “А вдруг нас убивать будут?” — “А что мы можем? Это же УСБ!”

Кошмарили парней с 3 часов дня до 9 вечера. Только после вмешательства руководства профсоюза сотрудников милиции Москвы им вернули удостоверения и отпустили.

* * *

— Это не первая провокация в отношении наших активистов, — рассказал корреспонденту “МК” Владимир Носков, зам. начальника юридического отдела профсоюза.

Младший сержант того же полка УВО Николай Ткаченко вместе с другими сослуживцами обратился в апреле этого года в УСБ ГУВД Москвы с заявлением о злоупотреблениях в начислении и выдаче им денежного содержания. ГУВД назначило проверку.

— Мне начали мстить, — говорит Ткаченко. — Сначала вместо полных суток поставили работать только 12 часов (значит, и денег платили меньше), отобрали оружие, спецсредства и рацию...

В таком вот бравом виде — без оружия и рации — младшего сержанта послали караулить объект “Сокровища Коломенского”, где хранятся “царевы иконы” XVII века, одна из лучших в России коллекций архитектурной керамики и другие ценности...

В довершение всего Ткаченко тоже обвинили в драке. На основании рапорта, который написал его сослуживец Л.. Пикантная деталь: командир роты и его замы якобы не раз предупреждали личный состав, чтобы люди держались с Л. поосторожней, поскольку тот состоит… на психиатрическом учете (?! — Авт.). Если это верно, то как же отцы-командиры выпускают такого милиционера на пост с табельным оружием?

Тому же профгрупоргу Сергею Соломасову весной выдали блестящую характеристику для получения офицерского звания. Но уже летом отношение к нему резко изменилось.

— Мне объяснили: “Нет для тебя офицерской должности — на вас, профсоюзников, рассердился начальник УВД округа”, — вздыхает Сергей.

За что именно рассердился — это отдельная история.

* * *

Поздно вечером 29 мая с.г. патруль вневедомственной охраны заметил подозрительную легковушку, которая попыталась скрыться. Ее остановили. В машине сидели трое таджиков, а салон был доверху забит какими-то сумками. Милиционеры предположили, что в сумках могли перевозить оружие или наркотики. Задержанных (ни документов, ни регистрации у них не оказалось) доставили в ОВД “Орехово-Борисово Северное” и, как положено, передали дежурному. Никто не ожидал, какая реакция последует за этим.

Вскоре вызволять задержанных прибыл не кто-нибудь, а сам начальник УВД округа генерал-майор Виктор Агеев, а с ним — неизвестный, но сильно нетрезвый гражданин.

Из рапорта:

“Неизвестный, представившийся заместителем префекта ЮАО, сопровождая свои действия нецензурной бранью... сорвал с одного из милиционеров форменную фуражку, а с другого — фуражку и погоны и стал топтать их ногами”.

Лишь когда рассвирепевший гражданин попытался ударить “зарвавшегося мента” в пах, начальник УВД со словами: “Хватит с них”, — остановил его. И приказал дежурному по ОВД... разоружить милиционеров и отстранить от службы. А гостей с юга (видимо, очень непростых) высокие начальники посадили в машину и увезли. Назавтра трем оплеванным и обруганным патрульным велели по-хорошему подать рапорта об увольнении — иначе, мол, их уволят по-плохому.

Профсоюз сотрудников милиции сообщил об этом неприятном случае начальнику ГУВД. После служебной проверки генерала Агеева привлекли к дисциплинарной ответственности. А про таджиков с тех пор никто не слышал.

* * *

Ну ладно, а за что было устраивать провокацию сержантам Колодяжному и Соломасову? Они-то подозрительных таджиков не ловили? С чего бы так сердиться на членов профсоюза?

А вот за что. С апреля по июнь с.г. профсоюз сотрудников милиции Москвы 14 раз отправлял лично Владимиру Пронину, в УСБ ГУВД и по другим адресам информацию о финансовых злоупотреблениях в батальоне, охраняющем музей-заповедник. В профсоюзе уверены: для того, чтобы “освоить” денежки, выделяемые на охрану “Коломенского”, там вовсю составляют фиктивные табели учета рабочего времени и ведомости на зарплату.

Например, переслали в ГУВД 19 графиков работы батальона. Часть подписей в них оказалась подделана. Александр Колодяжный (брат избитого Николая) сильно удивился, когда узнал, что он якобы отработал на посту №164 целых 7 круглосуточных смен. Значит, его использовали как подставное лицо. Милиционеры Зиновьев и Панарин (фамилии изменены. — Авт.) нашли себя сразу в четырех графиках, на разных объектах, причем даты дежурств совпадали. Но люди-то не могли расчетвериться! Нашелся даже один милиционер-стахановец, который отдежурил в июне 15 круглосуточных смен — из них 7 раз по 48 часов непрерывной службы! Если учесть, что для стахановца охрана “Коломенского” — всего лишь подработка (он трудится фельдшером совсем в другом полку), то получается, что за месяц он наработал 428 рабочих часов, или 53,5 рабочих дня. В общем, не спал, не ел — Родину защищал.

Не удивительно, что по батальону вневедомственной охраны бродят легенды о набитых купюрами портфелях в кабинетах отцов-командиров.

— Да такое воровство процветает по всей стране. Мертвые души, лишние посты… Кормят и себя, и, не исключено, проверяющих, — добавляет лидер профсоюза Михаил Пашкин.

Зато обычных милиционеров, считают профсоюзные активисты, просто-напросто обирают. И суммы, уверяли они меня, набегают хотя не сногсшибательные в масштабах столицы, но и не маленькие. В батальоне — около 100 человек. Если каждому действительно не доплачивают на подработках по 5—6 тыс. руб., за месяц на круг выходит 500—600 тысяч. Якобы химичат и с матпомощью к отпуску (двойной оклад плюс двойная надбавка за звание). Ее платят не всем, да и то всего по 1200—1300 руб. Получается, еще тысяч 300 набегает.

— В полку большинство сотрудников недовольны, — объясняет Соломасов. — Но открыто выступать боятся.

Ну да, а профгрупорг, будь он неладен, тут же пересылает рапорты милиционеров в профсоюз, а тот — самому Пронину... Кому же это понравится?


P.S. Недавно Контрольно-ревизионное управление ГУВД Москвы устроило проверку финансово-хозяйственной деятельности полка милиции УВО при УВД Южного округа.

Говорит юрист профсоюза Владимир Носков:

— Документальная проверка подтвердила факты, на которые указали милиционеры. Например, что в списки охраны и в постовые ведомости вносились подставные лица, которые на постах фактически не работали.



Партнеры