Звезда шансона

Джо Кокер на Васильевском спуске

16 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 600

Джо Кокер снова в Москве, и, судя по слухам, “Heart & Soul” — его последний тур. Поначалу менеджмент артиста всячески акцентировал внимание на прощальной гастроли, но потом вдруг все упоминания о музыкальной отставке попросили убрать. Видимо, вспомнили поговорку “Никогда не говори никогда”. Тем не менее мистеру Кокеру можно позавидовать. Его (пусть и неофициальный) уход на пенсию происходит под бой курантов, а не под чавканье и звон бокалов в каком-нибудь казино. Хотя последнее было бы уместнее.


Кто такой

Джо Кокера смело можно назвать самой главной звездой шансона, несмотря на то, что музыка этого господина состоит из элементов, на шансон не похожих. Кокер — давний поклонник блюза, с удовольствием поет классические хиты самых разных авторов, но делает это настолько попсово, что идеальное место для его выступлений — кабак, где принимают на грудь, пляшут и льют ностальгические слезы. В качестве противовеса у Кокера есть харизма сильно пьющего портового грузчика, знаменитый хриплый голос и невероятная самоотдача на сцене, что, видимо, очень впечатляет и иногда даже заставляет говорить об этом артисте как о культурном явлении. Только так можно объяснить приглашения Джо Кокера на весьма статусные мероприятия. Он пел для британской Королевской семьи, на инаугурации Джорджа Буша-старшего, а также на дне рождения Нельсона Манделы и обломках Берлинской стены. С учетом таких заслуг появление мистера Кокера у стен Кремля было вполне логичным.


Как это выглядело

Излишне скромно. Девять человек на фоне черного задника, два небольших экрана, размещенных так неудобно, что воспринимать их как элемент шоу можно было лишь на очень большом расстоянии, и сама сцена, которая оказалась слишком большой и темной для предложенного на ней действа. Наверное, впервые за всю концертную практику обладатели дорогих билетов оказались в куда менее завидном положении, чем обитатели галерки и даже те, кто смотрел концерт бесплатно из-за ограждения. К услугам безбилетников был весьма сносный звук, а также туалеты и некое подобие буфетов, в то время как публика в престижных костюмах довольствовалась холодными пластмассовыми стульями и удобствами, которые находились за милицейскими кордонами. В какой-то момент VIPы дружно встали. Есть подозрение, что не столько от переполнивших их чувств, сколько из-за нежелания отморозить какую-нибудь интимную часть тела. По мере того как маэстро перешел на тяжелую артиллерию из своих коронных номеров “Unchain My Heart”, “N’oubliez Jamais”, “My Father’s Son”, “Summer City”, народ начал согреваться, и окончание полуторачасового сета, конечно, походило на триумф. Однако требования бисов были не самые громкие. Видимо, всем хотелось побыстрее оказаться в своей теплой машине.


Плюсы

Сцену наконец догадались установить около моста, и Васильевский спуск превратился в подобие амфитеатра. Так удобнее и гораздо эстетичнее. Еще был вполне валютный звук, всенародно любимые хиты, доброжелательные украинские промоутеры, которые очень старались, но иногда их усилия разбивались о кремлевские стены.


Минусы

Глоток воды (не говоря уже о чем-то более изысканном) на Красной площади по-прежнему считается неблаговидным поступком. Если кто-то убедит кремлевских чиновников в том, что людям во время концерта требуются некоторые услуги, то этому человеку можно поставить памятник.


Фраза вечеринки

“Шла из-за одной песни и почти всю ее просидела в туалете”, — пожаловалась своей подруге дама средних лет на коде “N’oubliez Jamais”.




Партнеры