Стальной, а не стеклянный

Владимир Кличко: “Сам удивился, что не удалось нокаутировать Питера”

10 октября 2005 в 00:00, просмотров: 167

Первая в России пресс-конференция Кличко-младшего после боя с нигерийцем Сэмюэлом Питером состоялась в “МК”. Помните? Это была славная битва! На зубах, потратив кучу нервов, пропустив три нокдауна, Володя все же выиграл. Самый, наверное, важный в своей жизни поединок...

И вот спустя две недели украинский тяжеловес прилетел в Москву, чтобы провести пресс-конференцию — традиционно в редакции “Московского комсомольца”. Поговорить было о чем. Во-первых, про сам бой. Во-вторых, 12 ноября пройдет еще одна битва гигантов: Виталий Кличко против Хасима Рахмана... Но сначала — интервью “МК”!

— Спасибо, — улыбнулся Владимир, когда я поздравила его с блестящим выступлением, — но все же... Жаль, что пришлось помотать нервы своим родным, друзьям и фанатам.

— Это вы про нокдауны?

— Да, про пятый раунд. Я, честно говоря, сам тогда опешил...

— Что сказал тренер Эммануэль Стюард потом в углу?

— У нас с ним очень хорошие взаимоотношения. Мы прекрасно понимаем друг друга. А тогда он сказал, чтобы я успокоился и продолжал бой в том же духе. Вообще по поводу этих нокдаунов... Оказалось, что Питер — очень грязный боксер. Он применял те приемы, которые запрещены в боксе. И судья почему-то молчал. Хотя перед боем нам сказали, что рефери будет очень квалифицированный. Но времени апеллировать к арбитру у меня не было. Надо было выстоять и выиграть поединок.

— Виталий обычно тоже что-то говорит вам между раундами?

— Конечно. Он же мой брат. Знает меня лучше, чем кто-либо другой. Естественно, он дает мне советы. Но уже после того, как свое слово скажет Стюард.

— Это психологические советы или что-то касаемое бокса?

— В основном — касаемое бокса.

— Ваши недоброжелатели усмехаются: мол, эта победа по большей части именно тренера Стюарда, а не ваша...

— Я нахожусь в ринге один на один с соперником, а не на пару с тренером. Стюард, безусловно, наставник с мировым именем. Но я работал с ним и когда проигрывал Брюстеру — тогда почему-то никто ничего не говорил. А сейчас бросились медали раздавать...

— Как получилось, что вам не удалось нокаутировать Питера?

— Сам удивился. Питер пропускал от меня такие удары — и при этом не падал. Он очень выносливый боксер. Правда, надо заметить, что достаточно однообразный. Я видел, что он делает, собирается делать, какие приемы будет использовать.

— Выносливый — как все темнокожие, наверное...

— Не скажи. Человек человеку рознь. Но здесь я изначально не предполагал, что придется пройти всю дистанцию в 12 раундов. То есть я готовился к этому, но все-таки хотел закончить бой раньше. Интересная деталь, кстати. Я своих спарринг-партнеров помню плохо. А вот у Фрица Здунека они записаны. Мы посмотрели эти записи, и оказалось, что когда-то Питер работал со мной в спарринге. И такое бывает...

— Я полагаю, ваша подготовка перед боем была направлена на усиление выносливости?

— Подготовка к бою в любом случае это подразумевает. Моя подготовка проходила в известном лагере, где любил тренироваться Леннокс Льюис. Шесть недель я там прожил. Представляешь? Шесть недель один только бокс! Мы отрабатывали несколько тактик и стратегий. И правильно делали... Потому что уже в самом поединке приходилось менять их несколько раз.

— После боя с Питером опасения относительно вашего “стеклянного” подбородка и стойкости, в общем-то, сошли на нет. С чем я, кстати, вас и поздравляю.

— До этой встречи много было разговоров. И выносливости у меня нет, и подбородок “стеклянный”... Я относительно самого себя придерживаюсь совершенно другого мнения. Но оно почему-то никого не интересует.

— Интересует. А какие планы на будущее?

— Собираюсь как можно быстрее провести бой за звание чемпиона мира. Тем более что первые места в рейтингах WBO и IBF я уже, можно сказать, забетонировал... А вообще, знаешь, я на самом деле неожиданно стал получать истинное удовольствие от того, что делаю.



Партнеры