Гегель на подносе

За “курсовиками” посылают прислугу

12 октября 2005 в 00:00, просмотров: 725

Фальшивый диплом вычислить легко. А бывает на первый взгляд все чисто: человек поступил, учился, защитился. Правда, контрольные и курсовики писали за него другие люди...

“МК” встретился с хозяином фирмы, где выполняют научные работы — от шпаргалок до диссертаций — на заказ. Трудно даже представить, какой у этого бизнеса размах...


— Мы готовим все, начиная от шпаргалок, тестов, контрольных, эссе и заканчивая диссертациями. Это адский труд. Рабочий день — с 10 утра до 10 вечера. В прошлом месяце сдали 400 работ. Четыре года назад мы зарегистрировались в качестве индивидуальных предпринимателей и теперь выступаем как организация: есть администрация, секретарь, менеджер, рекламщики, курьеры, порядка сотни исполнителей (студенты, аспиранты, преподаватели). У нас очень большой охват по России и зарубежью. Два офиса в Москве и Питере. Есть рабочие группы в Чебоксарах, Нижнем Новгороде, Волгограде, Челябинске... Недавно вот звонила девушка из города Мирный, из Якутии. Благодарила, что мы помогли ее сестре защитить диплом по Гегелю... Мы достаточно успешно пытаемся влиться в конкурентную борьбу с другими аналогичными организациями.

— А что, много конкурентов?

— Достоверно знаю, что в Питере шесть подобных организаций. А в Московском регионе — три-четыре.

— Как же в официальных бумагах прописан род вашей деятельности — “изготовление заказных дипломных работ”?

— Официально мы занимаемся “научно-исследовательскими разработками в области гуманитарных и технических наук”. Допустим, я организую процесс подбора материала для написания диплома. А диплом — это научно-исследовательский труд. Так что наша деятельность полностью укладывается в рамки закона.

— Сколько составляет прибыль фирмы?

— Ха-ха, этот вопрос мы утаим. В налоговую обращаемся, конечно. То, что указываем в декларации, — можно посмотреть.

В Москве есть фирмы, которые выходят на работу, вернее на охоту, только в канун сессии и обрывают со студентов последнее. Курсовые продают по 150, дипломы — по 800 долларов. Мы берем за курсовую тысячу — тысячу двести рублей. Зато у нас больше заказов.

— И как оценивают ваши работы преподаватели?

— В прошлом году пришла студентка юрфака — на самом деле совершенно далекий от юриспруденции человек — и сказала: “Вы знаете, я показала ваш диплом в своем институте, и очень известный российский адвокат порекомендовал мне дальше продолжать научную деятельность”. Вот это показатель! У нас вереница заказчиков из Московской юридической академии, МГИМО, МГУ. Зачастую к нам приезжает обслуживающий персонал студентов — водители, охрана. Бывает заходят клиентки и в шиншилловых шубах, в бриллиантах.

— Законы вы формально соблюдаете. А если вспомнить вопрос: что такое хорошо и что такое плохо? Пошли бы вы к такой девочке-юристке на прием?

— Прежде чем ставить вопрос “А морально ли это?”, я бы посоветовал обратить внимание на преподов, которые берут взятки и устраивают липовые экзамены. Когда процедура защиты диплома превращается в фикцию, то и дипломы сдают покупные. Если бы студенту 20 членов комиссии задавали вопросы, а он отстаивал свою научную работу — это была бы одна ситуация. Но часто все по-другому. Человек кладет диплом. У него читают резюме, не задают ни единого вопроса и ставят оценку, исходя из того, как он проучился пять лет.

Конечно, не все продажные. В этом случае — если студент знает, что его будут спрашивать по всей строгости, — он внимательно изучит даже заказной диплом. Вдобавок просмотрит кипу учебников. Благодаря нам он сэкономит время. Не думаю, что из-за нас появятся фальшивые специалисты. Ведь мы же не пишем ни за кого контрольные на семинарах, не сдаем зачеты. Если бы человек был тупым, его бы отчислили. А коль он дошел до 4—5-го курса — значит, он что-то умеет?

Да, у некоторых фирм есть политика: “не работаем по медицинским и педагогическим специальностям”. Дескать, пусть моего ребенка лечат и учат настоящие специалисты. Срабатывает чувство самосохранения. Бред это. Если студент ничего не знает, он даже отличный заказной диплом завалит.

Моего собеседника совершенно не терзали угрызения совести. Мол, “высокое качество, быстрота исполнения, никого не кидаем”. Увы, я не поддерживаю его энтузиазма. Я хочу спросить министра образования: а нужны ли дипломные работы, если они... никому, кроме фирмачей, не нужны?


“Пользовались ли вы или ваши друзья покупными рефератами, курсовыми и т.д. и какую оценку получили?” — спросили мы студентов.

Татьяна, выпускница факультета международных экономических отношений МГИМО:

— Да, пользовалась. Не на защите диплома. А когда дело касалось, например, реферата по философии про эмпириокритицизм Авенариуса. Зачем мне тратить время на этот “эмпириокретинизм”? Разумеется, все преподы стращали: “Читаем работы от корки до корки!” Однако мы быстро выяснили: кто строгий, а кто — только пугает. Некоторые однокурсники из Интернета скатывали, некоторые у знакомых брали работы. У кого есть деньги — покупали. Прокатывало. Думаете, преподавателям охота читать всю нашу туфту болотную? У них ведь не один курс.


Мария, 5-й курс, Российская правовая академия Минюста РФ:

— В вузе с этим борются: висела реклама в туалете — ее сразу сорвали. Сама работы не покупала. Но в принципе ребята без проблем берут курсовики у знакомых из других вузов. Недавно казус вышел: преподу сдали три абсолютно одинаковых курсовых, и он ничего не просек. Просто не читал их наверняка.


Сергей, магистратура, Московский педгосуниверситет:

— У моего приятеля было полно хвостов, и он решил купить курсовик. Отдал 60 долларов, принес работу, а ее забраковали: тема не раскрыта. На фирме курсовик переделали. А препод снова забраковал. Это был один из поводов, по которому приятеля отчислили. Другой случай: научрук одобрил заказной диплом за 300 долларов. Но когда на защите комиссия диплом завалила, препод открестился: “Этот студент ко мне ни разу не подходил, пока работу писал!”


Ольга, 4-й курс, МГУ:

— Я сама пишу на заказ рефераты, работы по философии, политологии для студентов младших курсов. Просто я уже знаю, чего хотят конкретные преподаватели, так как раньше сама у них училась. Пока клиентов хватает: одним лень писать, другие — ни в зуб ногой. Я беру за работу от 200 до 3000 рублей, в зависимости от сложности.


“Знаете ли вы о тенденции среди студентов покупать научные работы? Легко ли вам вычислить подлог?” — вопрос преподавателям...

Преподаватель истфака МГУ, кандидат исторических наук Ольга Дмитриева:

— Каждый год возникают сомнения насчет авторства некоторых работ. Но в основном это на уровне докладов, рефератов у студентов младших курсов. Иногда назревают конфликтные ситуации, но доказать, что человек купил работу, очень сложно. А вот курсовые и тем более дипломы ребята вряд ли могут заказать. Каждому учащемуся определяют глубоко индивидуальную тему, при которой придется работать со многими первоисточниками. Крайне маловероятно, чтобы те, кто пишет работы на заказ, стали дни и ночи кропотливо трудиться в библиотеке. А формальные, поверхностные работы мы легко вычислим.


Методист кафедры частного права юрфака РГГУ Алла Лопатинская:

— У нас в вузе повсюду расклеивают объявления, где предлагают курсовые, дипломы на заказ. Даже на расписания занятий ставят рекламные печати. Ведем борьбу, как можем. Я сама звонила по указанным в объявлениях телефонам с угрозой, что привлеку к административной ответственности за незаконную рекламу. Кто-то трубку бросал, некоторые извинялись. В этом году объявления еще не встречала. Наверное, ближе к сессии появятся. Преподаватели чаще выявляют работы, скачанные из Интернета. Когда на курсе 120 человек, кто-нибудь одинаковые работы обязательно скопирует.




Партнеры