Возвращение в политику

Станислав ГОВОРУХИН: “В стране деньги есть. И могло бы быть в тысячу раз больше, если прекратить воровство и коррупцию”

8 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 141

Актер, кинорежиссер, общественный деятель... Станислава Говорухина, безусловно, можно отнести к тем людям, которые составляют российскую элиту — без кавычек. В последние два года Станислав Сергеевич сосредоточился на творческих проектах. Но теперь считает, что пришла пора вернуться в Государственную думу, где он многие годы был депутатом. Говорухин будет баллотироваться по Университетскому округу столицы. Он рассказал “МК” о мотивах своего решения...


— Станислав Сергеевич, скажите, почему вы на два года ушли из политики? И почему решили вернуться?

— Я посчитал, что те задачи, которые мне были по плечу, я выполнил и могу заняться только творчеством. А почему вернулся? Во время своего общения с гражданами Путин высказал идею, с которой я прошагал всю жизнь, — национальную идею. В начале 90-х, когда три человека решили судьбу страны в сауне в Беловежской Пуще, мы бросили 25 миллионов русскоязычного населения в лапы националистических правительств. А у нас сейчас так остро стоит проблема демографии. У нас, в необъятной Сибири, которая по территории трижды больше Китая, живут всего 18 млн. человек. У нас нет рабочих мест для своих граждан, а мы везем рабочих из Молдавии и с Кавказа. Давайте звать брошенных нами людей обратно. И не просто звать, а создавать им законодательные преференции, строить для них дома, устраивать их на работу. Вот это одна из моих идей.

Я занимался этими вопросами все время, что я в политике. И сейчас я получил подтверждение, что в стране готовы решать эту проблему, я понял, что время пришло и мне надо возвращаться в Думу. Сохранение российской цивилизации, забота о русских людях, создание предпосылок для их возвращения — это вопрос действительно государственный.

— Ваше стремление заниматься глобальными государственными проблемами понятно, но не пострадают ли от этого бытовые, кажущиеся мелкими на этом фоне проблемы ваших избирателей?

— У меня уже был округ и опыт работы с такими вопросами. Я до сих пор продолжаю работать над проблемами людей, которые там живут. Моими усилиями Железноводск выиграл всероссийский конкурс на самый благоустроенный город среди малых городов России. Мне не привыкать копаться в грязи и решать бытовые задачи. Приходилось заниматься и хозяйственными вопросами, расхлебывать последствия природных катастроф.

Уровень культуры, внутренняя духовная красота неразрывно связана с физической. Внутренняя чистоплотность непременно проявится и во внешней чистоплотности. А внутренняя чистоплотность достигается только одним — духовным воспитанием. И образованием. Я собираюсь заниматься законодательством по образованию, занимался им и раньше в Думе, занимался и те два года, которые я вне политики. Ведь политика не только в стенах Думы. Это и телевизионные выступления, и публикации в прессе, и встречи со зрителями и избирателями.

Я всегда говорил, что будущее России зависит от того, какими станут ее будущие граждане. Дети — вот наша главная проблема. Страна, где учитель нищенствует, не имеет будущего. Мы уже разрушили образовательные традиции, но именно сейчас, когда идет образовательная реформа, я хотел бы принять участие в законодательном решении этого вопроса. Надо взять все лучшее, что было в советской школе. Да, в той методике была масса недостатков, но была и масса хорошего. Наше образование никогда не было худшим. Оно сейчас становится худшим, люди оканчивают педагогические институты и идут куда угодно, только не преподавать. Эту ситуацию надо менять.

— У нас богатая страна, у нас теперь есть Стабилизационный фонд, мы удваиваем ВВП. В чем же тогда причина нищенства учителей и врачей, людей, ответственных за наше духовное и физическое здоровье?

— Для решения этого вопроса нужна воля государства, не более того. Воля государства, которое состоит из президента, правительства и парламента. Потому что деньги есть. И могло бы быть в тысячу раз больше, если прекратить воровство, коррупцию, если использовать дополнительные доходы не так, как их используют сегодня. Но самое главное — это даже не правильное распределение дополнительных доходов, а воровство. Сумасшедшее воровство — ежегодно из страны уплывает до 25 млрд. долларов. И так примерно в течение 15 лет. Это 325 млрд. долларов — несколько годовых бюджетов страны! Наши ресурсы — колоссальны! 50% мировых запасов алмазов, 30% газа, около 30% всемирных запасов нефти, 25% никеля. Какая страна богаче? И если у нас не хватает средств, значит, у нас много воруют. Чтобы средства были, нужно объявить не борьбу, а войну с преступностью, с коррупцией. Причем с преступностью — не только с высшей ее формой — терроризмом, а вообще с преступностью. Все начинается с малого.

— Вот Ходорковского посадили. Это и есть борьба с преступностью?

— Ну если он преступник, то это, безусловно, борьба с преступностью. Если он совершил преступление, которое в той же Америке, с которой мы берем пример, считается самым страшным, да еще в таких грандиозных масштабах, то он, конечно, преступник. А почему он первый — тоже можно догадаться, логику нашей власти можно понять. Не оправдать, а понять. Ну, во-первых, потому что нахапал больше всех. Во-вторых, потому что — и это уже высшая наглость — решил, что на украденные у бюджета и у акционеров деньги можно купить себе шапку Мономаха. Это, знаете, наглость непростительная. То есть понять, почему начали с него, можно. Но вот понять, почему не занимаются остальными людьми, совершившими, может, чуть только меньшие преступления, невозможно. По крайней мере, я не понимаю.

— Некоторые придерживаются мнения, что политик должен быть профессионалом. Например, юристом. Вы поддерживаете это мнение?

— Это философия Жириновского, что в Думе должны быть одни политики и юристы. Вот он, сын юриста, считает, что и все остальные должны быть юристами. Это совершенно неправильно, ведь наш парламент занимается в основном не политикой, а лоббированием интересов. Большинство депутатов лоббируют свои собственные интересы, но есть и честные люди, которые лоббируют интересы своих избирателей. Или своей отрасли. Например, авиапромышленности. Или науки, образования. Я, например, отстаивал интересы своих избирателей и близкой мне отрасли — культуры, искусства, кинематографа. И отстаивал очень успешно. Еще Шарль де Голль говорил: “Политика — настолько серьезное дело, что ее нельзя доверять политикам”. “Один конгрессмен с портфелем может украсть больше, чем сотня вооруженных гангстеров”, — сказал как-то американский президент Джефферсон.

— За время работы в парламенте вы много занимались проблемами кинематографа. Сейчас он отвечает вашим ожиданиям?

— В целом — да. Киноиндустрия не только восстановлена в полном объеме, но и значительно превзошла доперестроечный уровень. Осталось только дождаться того закономерного процесса, когда количество переходит в качество. Но это не за горами. Этот процесс заметен уже сейчас, в год выходит две-три качественные высоконравственные картины. Однажды все-таки произойдет всеобщий взрыв возмущения обилием стрелялок, киллеров и убийств, и режиссеры вернутся к сюжетам человеческим.

Но есть и тревожные моменты. За время моего отсутствия в Думе финансирование культуры и кинематографа стало резко падать. Значит, там нужны бойцы, которые бы отстаивали, лоббировали интересы этой отрасли.

— Вы, принципиальный политик, с собственным мнением, став членом партии, будете придерживаться общего курса?

— Конечно, я буду придерживаться курса. Но я всегда отличался тем, что не подчинялся решению большинства, если придерживался иного мнения, если сердцем я был против такого решения. Жалко, что у нас мало таких депутатов, которые могут сказать: “Как вы можете? Как вы можете принять такой закон?”

Я никогда не был ни в какой партии. Даже когда я был руководителем фракции Демократической партии России в Госдуме, я не был членом этой партии. Но в 99-м году я пришел в парламент с людьми, которых я глубоко уважаю, которые во многом оказали на меня влияние, — это Лужков и Примаков. Потом, если помните, произошло объединение “Единства” и образование “Единой России”, и я оказался в партии. Когда я ушел из Думы, понаблюдал за происходящим со стороны, я понял, что мне нет никакого смысла выходить из этой партии, потому что медленно, но верно партийная политика разворачивается именно в сторону тех идей, которые я продвигаю.


Оплачено из избирательного фонда кандидата в депутаты Государственной думы по 201-му Университетскому округу г. Москвы Станислава Сергеевича Говорухина.




Партнеры