Взятки не гладки

Наталья Сосновик: “К сожалению, очередь на работу в милицию пока не стоит”

25 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 337

Такой загадочной прямой линии у нас еще не было. И этому есть объяснение. Ведь в “МК” пришла руководительница самой, пожалуй, “закрытой” милицейской службы — начальник Управления собственной безопасности ГУВД Москвы, полковник милиции Наталья СОСНОВИК.

Понятно, что каждая история, рассказанная нашими читателями (а претензий к милиции накопилось предостаточно), требует серьезной проверки. Иначе легко опозорить на всю страну невиновного… Да и спугнуть виноватого тоже. Вот почему отвечала Наталья Федоровна очень сдержанно: проверим, разберемся.

Когда все проверки закончатся, мы напишем о тех “оборотнях”, которых помогли разоблачить читатели “МК”.


— Здравствуйте. Меня ограбили милиционеры!

— Какие милиционеры? Где ограбили?

— Подделали документы и забрали у меня пиломатериал.

— Вы этих людей знаете?

— Конечно.

— Я вот что вам посоветую. Напишите заявление…

— Я заявления писал — они тоже все исчезают.

— А вы прямо к нам придите, в УСБ. У нас ничего не исчезнет.

— А где это находится?

— На Баррикадной улице.

— А вы можете по звонку принять какие-то меры?

— По звонку я не могу. Вы же говорите, что сотрудники милиции нарушают закон — правильно? Но чтобы людей привлечь к ответственности — возможно, даже к уголовной, — мне необходимо ваше письменное заявление.

— Добрый день. Юрий Владимирович Москвитин из Москвы. Считаете ли вы справедливым существующий уровень ответственности за правонарушения для должностных лиц?

— Все должностные лица у нас государством наделены определенными полномочиями, иногда очень большими. Соответственно, когда должностное лицо совершает какое-то правонарушение, его нужно судить строже, чем обыкновенного гражданина.

— Может, прописать для них в законе более строгие наказания?

— Я думаю, то, что сейчас прописано в законе, нормально для наших современных условий. Другой вопрос, когда имеющиеся санкции не используют в полном объеме. Но тут уже нужно разбираться, почему такое решение суд принял по каждому конкретному случаю.


— Я от инициативной группы нашего ЖСК. Мы обратились в прокуратуру с просьбой проверить финансово-хозяйственную деятельность председателя ЖСК. У нас есть некоторые факты и подозрения. Прокуратура передала заявление в ОБЭП, сотруднику М. Он приехал, зашел к нашему председателю и заявил: все в порядке, все прекрасно. И все последующие так же.

— Вам присылали какой-то ответ на ваше заявление?

— Это ответы “первоклассников”. Неужели в такой важной структуре, как ОБЭП, нет отбора людей по профессиональным и личностным качествам?

— Я могу высказать только свое личное мнение. К сожалению, очередь из желающих работать в милиции не стоит. Конкурса у нас тоже нет. Мы берем всех, кто изъявляет желание прийти и еще ко всему прочему сумеет пройти комиссию.

— Мне кажется, он и по многим показаниям не проходит. Я ему: “Что же вы делаете?” А он: гы-гы-гы…

— Вы хотите сказать: он себя так ведет, что дает понять — он материально заинтересован.

— Да, конечно! Он берет, брал и будет брать.

— Чтобы мы могли хотя бы разобраться, напишите заявление на мое имя и привезите его мне. Ладно?


— У меня вопрос насчет наших любимых гаишников. Вы их вообще хоть как-то контролируете? Поставили бы человека в гражданском на улице, пусть посмотрит...

— Мы контролируем их! Мы их задерживаем, суд потом их арестовывает, их осуждают. Но я вполне понимаю ваше возмущение, ведь это те сотрудники, с которыми вы общаетесь чаще других.

— Да их можно через одного арестовывать!

— У меня возможностей таких нет, чтобы возле каждого гаишника поставить своего человека. Единственное, что могу сказать, — мы с их взяточничеством боремся.

— Что нужно, чтобы их наконец победить?

— Совсем немного. Нужно, чтобы был конкурс в милицию. Чтобы мы могли отобрать нормальных, грамотных, порядочных людей, а не тех, кто сейчас к нам идет. Умоляем, чтобы пришли к нам работать! Зарплата в милиции не привлекает вообще никого… Вы прекрасно знаете, что милиция у нас нищая.

— Нищая? Вот у меня есть друг-дагестанец, он владеет табачным киоском. Милиционеры взяли за практику брать с него взятки сигаретами. Подойдут и по два-три блока заберут...

— Так пусть ваш друг пожалуется нам.

— Жаловаться бесполезно!

— Если он все-таки захочет изменить ситуацию, пусть приходит, поможем.


— 25 мая к нам в фирму пришли 30 молодых людей спортивной внешности, которые представились новой администрацией. Мы позвонили по “02”, и нас связали с нашим участковым, его фамилия Еломист Сергей Владимирович. Он вмешался — в итоге их увезли в ОВД для выяснения личностей. А потом мы узнали, что нашему участковому объявлен строгий выговор.

— За что?

— Вот и мы не знаем. Нам кажется, что он по закону поступил. Поэтому я к вам и обращаюсь.

— Очень интересно, за что его там наказали… Мы обязательно разберемся.


— Хотелось бы узнать, как вы работаете. Вы сначала материалы какие-то получаете, а потом их проверяете?

— Во-первых, мы информацию получаем из заявлений граждан, которые к нам поступают в очень большом количестве. Во-вторых, к нам приходит так называемая оперативная информация. По ней тоже работаем.

— А потом вы какие-то заключения выдаете?

— Да, вполне конкретные: или уволить, или наказать — строгий выговор, другое дисциплинарное взыскание.

— И это обязательно к исполнению?

— Конечно. Решение принимается не только нами — оно со всеми обговаривается и согласовывается. Мы рекомендуем окружному руководству… Но я ни разу не видела, чтобы наши рекомендации не выполнялись.

— А по возбуждению уголовных дел?

— Вот при возбуждении уголовного дела ни о каких рекомендациях не может быть и речи. Мы передаем материалы проверки в прокуратуру, которая возбуждает дело.


— Когда Ромодановский возглавлял подобную службу в МВД, она очень гремела: громкие дела, задержание “оборотней”… А сейчас про вас совсем не слышно. Изменилось что-то?

— Ничего не изменилось, все остается по-прежнему. Единственное, сейчас решается вопрос о назначении руководителя Департамента собственной безопасности МВД РФ.

— Долго что-то...

— Кандидатура подбирается достойная, как я понимаю. Но мы как работали, так и продолжаем в том же духе. Никто свои обороты, так сказать, не сбавлял.

Связь предоставлена компанией “Аэроком”.


Заявления в УСБ ГУВД Москвы можно отправить по адресу: ул. Баррикадная, д. 8, стр. “Г”. Телефон дежурного 255-96-57 (круглосуточно).

Наталья Сосновик ведет личный прием граждан в приемной ГУВД Москвы по адресу: Петровка, 38. Предварительная запись по телефону 200-93-88.



Партнеры