Барыкин гонит?

Известный музыкант не верит, что является отцом ребенка Раисы Саед-Шах

28 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 6329

Два месяца назад на страницах нашей газеты было опубликовано интервью с популярным певцом и композитором Александром Барыкиным. Материал был сделан практически сразу после очередной женитьбы Александра на молоденькой девушке. В беседе с журналистом Барыкин обронил фразу:

— Мы с Нелли (нынешней супругой. — И.Б.) все друг про друга поняли. За год, пока мы встречались, я ей все про себя рассказал. Чтобы потом не было всяких… Написали, как много лет назад я встречался с Саед-Шах, про то, что суд был, и про ребенка… Но суд же доказал, что, когда Раиса начала со мной встречаться, у нее уже было три месяца беременности! Ну что еще надо?

Через некоторое время в редакцию позвонила женщина:

— Меня зовут Саед-Шах, я являлась непосредственной участницей всей этой сомнительной истории. Позвольте мне рассказать, как все происходило.


Передо мной сидит элегантная дама с озорными кудряшками. Пухлые губы, большие выразительные глаза. Закуривает тонкую сигарету и демонстрирует искреннюю роскошную улыбку. Много лет назад мне приходилось наблюдать молодую певицу Раю Саед-Шах в программе “Утренняя почта”. Казалось, время обошло ее стороной — на лице не вычертило ни одной морщинки, сохранило и детский блеск в глазах, и непосредственность в разговоре.

— Господи, как давно это было, как будто в другой жизни. Сейчас мне трудно поверить, что произошло тогда. Честно говоря, я даже не понимаю, что это было. Наваждение, глупость, фантом? — начала Раиса Саед-Шах. — Я уже давно забыла эту историю и простила Барыкину. Многие мои знакомые даже не знали про мой роман с Александром... Пока недавно он не открыл рот...

Этой истории уже девятнадцать лет. По словам моей собеседницы, она ни за что не стала бы рассказывать о своих ошибках всему свету, если бы сам Барыкин не подтолкнул ее к этому.

“До последнего момента я ждала его в роддоме”

...1985 год. Именно тогда произошла первая встреча Александра Барыкина с Раисой Саед-Шах. Увидев начинающую молоденькую певицу, знаменитый композитор влюбился как мальчишка. К тому времени он уже был женат, у него подрастал сын.

— На тот момент мне было всего восемнадцать лет. Я солировала в группе Владимира Мигули “Монитор”. С Барыкиным мы столкнулись на гастролях, — вспоминает Рая. — Он был намного старше меня, популярнее... Сейчас Барыкин утверждает, что познакомился со мной, когда я была на третьем месяце беременности. Это невозможно! Ведь именно он стал моим первым мужчиной. Я безумно влюбилась в этого человека. И когда забеременела, то твердо решила рожать.

Александр, по ее словам, одобрил решение возлюбленной. Более того, он решил во всем признаться законной супруге Галине. И признался. После чего Барыкин с увесистым чемоданом перебрался в квартиру Раисы.

— Вскоре мой будущий зять познакомил мою дочь со своим отцом, — вспоминает мать Раисы, известная поэтесса, автор стихов ко многим шлягерам Анна Саед-Шах. — Он ютился в убогой комнатушке. После той встречи моя дочь пребывала в недоумении. Она рассказывала, что застала отца Барыкина на замызганной кровати, рядом с которой на табуретке стояла миска с обглоданной костью. Мы тогда еще не знали, что отец известного музыканта тяжело болен.

Раиса поразилась отношению сына к родителям, но вида не подала. Через несколько месяцев Барыкину сообщили о кончине отца. Однако Александр не нашел возможности присутствовать на похоронах. Тем временем отношения между Барыкиным и его новой семьей складывались не лучшим образом.

— Чем больше становился живот моей дочери, тем чаще я стала замечать страх и тоску в барыкинских глазах, — вспоминает Анна Саед-Шах. — Я чувствовала, что он скучает по своей бывшей жене Гале. И однажды, когда Рая уехала в преддекретные гастроли, я рискнула предложить Барыкину вернуться в прежнюю семью. Похоже, я угадала его желание — он тоже этого хотел.

Через несколько дней Барыкин собрал чемодан и уехал. На прощание оставил Рае письмо с мольбой о прощении и обещаниями любить будущего ребенка и помогать ему по мере возможностей. Как выяснилось позже, помогать сыну Барыкин не собирался — законная супруга Галина, приняв блудного мужа, выдвинула строгое условие: отказаться от малыша, который должен был скоро родиться.

Встречать Раису из роддома Барыкин не приехал.

— Я до последнего момента надеялась, ждала его, думала, придет, когда нас выпишут из роддома, — рассказывает Раиса. — Я не могла поверить, что мужчина может поступить иначе. Меня воспитывали в тепличных условиях, и я не подозревала, что существует другая, более жестокая сторона жизни.

В силу своего юного возраста Рая долго не могла смириться с мыслью, что любимый человек по собственной воле может отказаться от ребенка. И только на суде девушка убедилась в этом.

— На суде Барыкин отрекся от сына. Хотя первый суд признал отцовство, — добавляет Анна Саед-Шах. — Тогда Александр потребовал заменить судью. Но и на этот раз правда оказалась на нашей стороне. Позже он нашел юриста, с помощью которого составил протест и добился переноса дела в другой, близкий ему суд, чтобы отменить прежнее решение. Барыкин потратил кучу времени, сил и денег ради одной цели — оставить прочерк в метрике ребенка.

Когда дело дошло до Мосгорсуда, Рая заявила: “Я больше не хочу принимать участие в этих дрязгах”.

— Эти бесконечные суды, которые длились несколько лет, окончательно вымотали меня. Тогда еще не проводили генетических экспертиз, а брали у нас пробу слюны. После проведенных проб судья вынес решение: отцовство не исключено, — утверждает Рая. — Барыкин не согласился с выдвинутыми в его адрес обвинениями, он продолжал придумывать невероятные истории и убеждал судью в своей правоте. Он уверял, что практически не знаком со мной. И в какой-то момент я решила поставить точку.

“У нас с Барыкиным никогда не сложилась бы семейная жизнь”

С тех пор прошло около двадцати лет. В этом году Тимур отметил свое совершеннолетие. С пяти лет мальчишка занимался музыкой, позже стал сниматься в “Ералаше”, работал над озвучанием фильма Спилберга “Искусственный разум”. В прошлом году закончил школу и поступил в театральный вуз на режиссерский факультет. Его мама, Раиса Саед-Шах, сегодня преподает вокал в академии Гнесиных. За все эти годы Барыкин так ни разу и не появился в семье Саед-Шах. Более того, он всеми возможными способами старался избегать общения со своей несостоявшейся супругой.

— Мы неоднократно сталкивались с Барыкиным на различных мероприятиях. Заметив меня, он всегда отводил глаза, никогда не здоровался, — удивляется Рая. — Мы проходили мимо друг друга, как незнакомые люди. С одной стороны, я его понимаю — о чем нам сегодня разговаривать? По большому счету мой повзрослевший сын не имеет к нему никакого отношения.

В детстве Тимур неоднократно допытывался у матери: “Почему папа не приходит ко мне?”. В ответ Рая придумывала разные небылицы, успокаивая ребенка тем, что отец помнит о нем и ежемесячно высылает денежное пособие. Тимур радовался хоть такому знаку внимания. Раз высылает, значит, действительно помнит. Мальчику и в голову не могло прийти, что мама сама перечисляет на сберкнижку ребенка определенную сумму.

Два года назад уже повзрослевший Тимур решил наконец познакомиться с отцом. После концерта, где выступал Барыкин, юноша подошел к Александру и протянул ему диск.

— Пацан, скажи имя, кому подписать? — улыбнулся певец.

— Тимуру...

Барыкин молча оставил автограф и отвернулся.

— Мой ребенок полагал, что его узнают. А его не узнали. Барыкин даже ничего не прочувствовал, не понял, — сокрушается Раиса. — На самом деле, я думаю, это к лучшему.

Я задаю вопрос Рае о ее семейном положении.

— Замуж я не вышла, так и осталась матерью-одиночкой, — вздыхает моя собеседница. — Хотя, признаюсь, очень хочу замуж. Но мне нужна настоящая любовь. Без этого чувства я не смогу строить отношения с мужчиной. Я пробовала. Не получилось. Сейчас у меня самый цветущий возраст, который начинается после тридцати. И я бы ни за что не хотела вернуть свои девятнадцать, когда, кроме абсолютной глупости и наивности, ничего не было. Это и сгубило меня. Вообще иногда я задумываюсь, как бы сложились наши отношения с Барыкиным, если бы мы тогда не разбежались? Вряд ли у нас что-нибудь получилось бы. Это нереально. У нас слишком разные взгляды на жизнь, разные ценности, объединяла нас только музыка...


P.S. Перед тем как публиковать данный материал, мы связались с Александром Барыкиным.

— Все это полная ерунда! Ведь тогда состоялось не одно судебное заседание. Три года длился этот ад. В итоге Мосгорсуд постановил, что это не мой ребенок. Еще раз повторю: Рая была беременна до встречи со мной. Зачем заново ворошить то, что не доказано? Есть официальное постановление суда. Всем известно, что в то время я не мог подкупить советский суд. Поэтому все разговоры о том, что я как-то манипулировал судьями, неправда. Что этим людям нужно было от меня? Вероятно, они ждали алиментов. Но в итоге поняли, что бороться со мной бессмысленно, и отступили.

Мы не берем на себя право судить, на чьей стороне правда. Чтобы поставить окончательную точку во всей этой истории, Раиса Саед-Шах и ее сын Тимур согласны пойти на генетическую экспертизу, результатом которой и будет ответ на многолетний вопрос.



Партнеры