Холостяк c тремя детьми

Евгений Стычкин: “Не хочу больше всей стране раковины чистить”

29 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 199

Наверное, сначала был “Апрель”. Во всяком случае, именно после главной роли в этой картине, роли киллера, о нем стали говорить как об открытии. Еще были “День полнолуния”, “Танго втроем”, “От 180 и выше”, “Слова и музыка”. И сериал “Холостяки”, после которого его нашла народная любовь. Про актера Евгения Стычкина говорят, что он всегда точно попадает в обрисованный режиссером образ. И еще — что с ним тяжело работать.

В том смысле, что сложно обуздать его энергию, потому как на площадке он постоянно придумывает что-то новое, постоянно улучшая и улучшая свою роль.


Я жду его на служебном входе Театра им. Вахтангова. Женя появляется с опозданием, в глазах — сплошные извинения. Перемещаемся в буфет. Передо мной Женя ставит стакан с чаем. А перед собой — сразу две чашки. И начинает проделывать с чашками ловкие манипуляции. В одну льет кипяток, дает чаю настояться, переливает в другую чашку. Наконец делает солидный глоток. Закрывает глаза от удовольствия...

“Сажаю то, что само растет”

— Женя, какой-нибудь необычный чай?

— Японский. Очень энергетический. Для хорошего настроения и сил, когда их почти не осталось. (Улыбается.)

— Куда же они деваются?

— В основном все уходит на суматоху. Не хватает какой-то банальной упорядоченности.

— Во сколько поднимаетесь по утрам?

— Съемку могут и на шесть утра назначить. Следовательно, подъем — в четыре. Но после тяжелого спектакля могу позволить себе часиков до десяти поваляться. Бывало, когда в одной картине я снимался ночью, в другой — днем. Спал два часа в сутки — час ночью и час утром.

— И как?

— Видите, пока ничего. Жив.

— Японский чай, видимо, спасает?

— Нет, чай я только пробую...

— А раньше чем спасались?

— Релаксирующими средствами, известными всему прогрессивному человечеству. Алкоголь, массаж, сад, сон.

— В каком смысле — сад?

— В смысле подышать свежим воздухом. Могу веточку на кустике отстричь. Сажаю только то, что само растет, не требуя особых забот.

“Я — добрый ангел”

— Я так понял, что вы только что с пробы грима. Роль-то интересную предлагают?

— Не хочу пока об этом. Не из-за суеверия, честное слово. Просто решение о моем участии в проекте до сих пор не принято. Продюсеры еще не сказали, что я лучшее, что они встречали в жизни. А я не понял, что именно на эту роль мне следует согласиться.

— Ага. То есть стоит вам услышать, что вы лучший...

— Совершенно не принципиальный момент. Конкретное вербальное выражение восторга не сильно волнует. Я в последнее время часто отказываюсь от ролей. Например, прошлым летом отклонил семь предложений, а согласился на одно. Отказываюсь по разным причинам. Они... актерские. Роль может быть неинтересной. Или не хочется нести в массы то, что противоречит жизненным позициям.

— Например?

— Фашизм. Демонизм.

— А нести, я так понимаю, хочется доброе и светлое?

— Главное, чтобы у картины был позитивный заряд, в то время как мой герой может оказаться и чудовищным ублюдком. Вот, я снялся в фильме “Греческие каникулы”. Играю молодого кинематографиста. Абсолютно самоуверенного режиссера, еще во времена учебы во ВГИКе снявшего короткометражный фильм, после чего уехавшего, как говорится, в “звездный городок”. Мой герой ездит по побережью Средиземного и других морей и показывает людям свой единственный гениальный фильм. Собственно, и живет он на эти показы, беря с человека за просмотр 1 евро. “Греческие каникулы” — картина про любовь. Мой герой не так много появляется на экране, но вовремя. Он такой... добрый ангел, что ли. Ничего не обещает, но вселяет в главную героиню уверенность, что все будет хорошо.

— В Греции впервые побывали?

— Нет, раз четвертый, наверное. У меня жена же почти грек. Гречанка... (Смеется.) Меня в Греции однажды чуть не посадили. Я туда летел с Берлинского кинофестиваля. И у меня, так получилось, был язык мобильного телефона переставлен на арабскую вязь. В то время, когда все в мире боялись террористов! Короче, таможенник обратил внимание на этот момент, меня задержали и очень долго пытали, так скажем...

“Готов пойти на компромисс”

— Если за крохотный эпизод в картине, где и светиться-то не стоит, предложат сумасшедший гонорар, согласитесь?

— Не в деньгах дело. Мне на пропитание хватает. Много работы и в кино, и в театре. Хотя в определенной ситуации готов пойти на некий компромисс с самим собой.

— На заре своей карьеры артист Стычкин мелькал в рекламных роликах...

— Я не считал и не считаю, что в этом есть что-то плохое. Но я фраернулся только однажды. Снялся в рекламе чистящего средства, и этой рекламы оказалось слишком много. И реклама стала негативно влиять на мою карьеру. Уважаемые люди говорили: “Женя? Нет, его нельзя снимать. Он же сейчас всей стране раковины чистит”. Прекрасно этих людей понимаю.

— Так увлеченно говорите о нюансах актерской профессии. Не доводилось проводить мастер-классы?

— В свое время Сергей Проханов мне предложил поставить со студентами его курса несколько отрывков. У меня были определенные режиссерские амбиции, и я согласился. Поначалу все было здорово. Но в конечном результате выходила полная, извините, фигня. Я думал, могу чему-то научить. Оказалось, я абсолютно тупой в этом плане. Я способен только развить чужой материал и в него что-то свое внести...

— Вы же ВГИК закончили. Говорят, с таким дипломом в театры не пробиться.

— К сожалению, да. Поэтому испытываю огромное уважение с примесью благодарности к театру им. Моссовета и к театру им. Вахтангова, в которых сейчас играю. Куда вообще берут только выпускников своего училища. А я-то из ВГИКа пришел. Это для них как если бы я закончил слесарный техникум или скорняжный институт.

— Тогда почему именно ВГИК?

— Будучи абсолютным разгильдяем, я поступил, совершенно не готовясь к экзаменам.

— В каком, интересно, состоянии?

— Ох... Ну а вы в каком думаете? В каком состоянии может находиться десятиклассник, только закончивший школу? Разве первые два-три месяца он может быть трезвым? (Смеется.)

— Вы это серьезно?

— Нет, конечно, шучу. Думаете, я пьяный приполз в аудиторию с целью опохмелиться? Просто было хорошее настроение, я сидел рядом со вгиковской аудиторией. Вышла девочка, спросила: “Мальчик, а ты что здесь сидишь? Давай заходи. Одного человека не хватает”. Вот и все. Просто случай. Я зашел, прочитал стихотворение Пушкина. Ну и так далее. Шаг за шагом. Помню, плохо написал сочинение и уехал в Ялту на соревнования по таэквондо. Именно там узнал, что зачислен на коммерческий курс.

“Не успеваю за своими детьми”

— А таэквондо откуда появилось?

— Ну, я занимался разными боевыми искусствами. Насколько профессионально? Не знаю... Но много лет, имею несколько травм.

— Сейчас со спортом распрощались?

— Если дней пять не позанимаюсь, у меня просто переломится спина или еще что-нибудь произойдет. Поэтому постоянно нужно держать себя в форме. Ой, да что я, как старый дед, о своих травмах рассказываю?! Достаточно того, что они есть и их много. Основные — со спорта. Остальные — заработал на сцене. Поломанные кости, порванные сухожилия.

— Знаете, Женя, я когда вам по поводу интервью звонил, показалось, что не готовы вы к беседе. Побаиваетесь, что ли...

— Ну, есть немного... У меня устойчивая паранойя, что со мной хотят разговаривать исключительно о светской хронике. Можно долго объяснять человеку, что не хочешь рассказывать, как ты познакомился с женой, потому что делал это 814 раз, и все равно беседа сводится к каким-то бытовым вещам...

— И все-таки расскажите о своих детях. У вас же их аж трое...

— У меня невероятно хорошие дети. Которые растут с поразительной скоростью. Я все меньше за ними успеваю. И надо сказать, глядя на детей, не понимаю, за что мне такое везение. Видимо, надо его еще отрабатывать и отрабатывать. Одна из моих главных задач — успеть сделаться достаточно мудрым, чтобы как-то вырастить из них хороших людей.




Партнеры