Сергей Шахрай: “Бадминтон не хуже тенниса”

Автор российской Конституции стал спортивным чиновником

12 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 392

— Я был очень горд, когда Федерация бадминтона России, созданная еще в 1999 году, пригласила меня стать ее президентом. Я ведь скоро уже 30 лет как занимаюсь этим видом спорта.

Он поздоровался очень тихо. И так пристально посмотрел в глаза, что даже обожгло немного — изнутри. Почему-то не верилось, что это “человек, написавший Конституцию РФ”, ныне руководитель аппарата Счетной палаты и действительный государственный советник 1-го класса. Однако корреспондента “МК” он ждал в неожиданном качестве. Недавно Сергей Шахрай стал президентом национальной федерации бадминтона.

— Да вот, показалось, что в спортивном плане я стал отставать от коллег. Помощник Президента России Сергей Ястржембский возглавляет федерацию художественной гимнастики, министр сельского хозяйства Гордеев — федерацию дзюдо, директор ФСБ Николай Патрушев — федерацию волейбола.

— Почему выбрали такой нераскрученный вид спорта?

— Он меня зацепил тем, что очень азартный. Думаю, не хуже тенниса. А для меня так даже лучше. И многие известные люди, кстати, очень его любят. Потанин, например, играет просто замечательно.

Я начал заниматься бадминтоном еще в конце 70-х. И в бытность вице-премьером, и на Старой площади тоже походы в спортзал не пропускал. Бадминтон ведь только кажется несерьезным занятием. На самом деле — огромная нагрузка. Плюс нужно очень быстро просчитывать ситуации.

— У вас так много дел в Счетной палате, не боялись взваливать на себя новую ношу?

— Ну в федерации я же не один — есть хорошие помощники. К тому же спорт всегда выручал меня в трудных ситуациях. Я ведь вырос в казачьей станице. Нас было семеро друзей, и мы ходили во все секции, что тогда в станице были: футбол, баскетбол, волейбол. Из остальных сверстников практически никого уже не осталось — кто погиб, кто давно спился... И мы семеро буквально “за уши” втащили себя в нормальную жизнь.

— А как попали в бадминтон?

— Когда был аспирантом и работал в МГУ, в команде нашего юридического факультета не хватило игрока, пригласили меня. Я согласился. Мы потом все гуманитарные факультеты обыгрывали.

— Если бы сейчас у вас появилась возможность прожить жизнь заново, в каком качестве хотели бы больше войти в историю — человека, написавшего Конституцию, или олимпийского чемпиона?

— Думаю, олимпийского чемпиона.

— Сколько вы сейчас тренируетесь, если не секрет?

— Как минимум два часа в неделю.

— Проводите парные матчи?

— Отнюдь, играю только один на один. Принципиально. В этом же весь смысл.

— А где вы играете? В каком-нибудь пафосном закрытом клубе?

— Напротив, в скромном спортзале обычного института. А пафосных бадминтонных клубов в России в принципе не существует. Как и кортов теннисных 20 лет назад. Поэтому одна из наших главных задач — построить бадминтонный центр. Проекты уже есть, а кроме того — принципиальная поддержка международной федерации, которая очень заинтересована, чтобы в такой огромной стране, как наша, развивался бадминтон. Так что наш центр может стать одним из четырех крупнейших в мире. И появится реальный шанс проводить там чемпионаты Европы и мира.

— Азиаты традиционно сильны в бадминтоне. За счет чего?

— Они давно досконально просчитали площадку, все движения, силу ударов по волану. Довели мастерство до автоматизма за счет своих физических данных, невероятной моторики. У меня была возможность в этом лично убедиться, поскольку часто езжу в Китай как профессор совместной кафедры МГИМО и Шанхайского университета. Думаю, нам очень помогли бы китайские тренеры.

— С вашим приходом наша сборная сможет составить конкуренцию китайцам?

— Думаю, в Пекине-2008 еще будет рановато. Слишком мало времени остается. Но все-таки надеюсь: успехи будут. Тем более осенью наша юношеская сборная взяла “серебро” на чемпионате Европы в Праге. А Станислав Пухов выиграл Открытый чемпионат Франции. В любом случае, я уверен, что к следующим летним Играм мы станем чемпионами.



Партнеры