Девушка за бортом

Чемпионка мира Анна Мажирина: “Мечтаю о “золоте” Олимпиады!”

15 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 234

—Ух ты! — только и успевали приговаривать коллеги по “МК”, разглядывая фотографии нашей гостьи. — Познакомите?

Стоит оговориться, правда, что наша красавица не студентка, а уже аспирантка, а вот насчет спортсменки — в самую точку. Анна Мажирина к своим 22 годам дважды стала сильнейшей бильярдисткой Европы, а недавно привезла из Алма-Аты титул первой в истории чемпионки мира на русском столе. Но, признаться, начать наше общение с методов исполнения удара как-то не получилось...


— Анна, с мужчинами все ясно: строгий стиль, жилетка, брюки. А у тебя не возникает желания выйти на игру в юбке?

— Во время игры за столом возникают ситуации, когда надо дотянуться до шара, и для этого необходимо приподнять ногу. Юбка ну никак не подходит! Хотя... Был забавный случай на моем первом чемпионате Москвы. Тогда регламентом не было предусмотрено, в чем мы должны играть — как хочешь, так и одевайся. И вот одна девушка пришла в длинной узкой юбке. И сразу возникла ситуация, когда ей нужно дотянуться до шара, а форма одежды-то как раз и не позволяет. Но, видимо, барышня попалась не самых строгих правил: оп! — задирает подол сильно выше колен и залезает на стол. Я (да и не только я) в шоке. Впоследствии эту даму на соревнованиях не видела.

— Зато это может привлечь зрителей...

— Несомненно! (Смеется.) Но в бильярде есть другие интересные и красивые вещи, с помощью которых можно создать шоу. Например, фокусы или трюки.

— Аня, как такая эффектная девушка, как ты, оказалась в бильярде?

— Все благодаря папе. Я с самого детства занималась спортом: и плавание, и теннис большой и маленький перепробовала, танцы. Больших успехов нигде не добилась, потому как нигде не задерживалась подолгу, но спорт был интересен весь в целом. А цель — стать чемпионкой. В каком виде — тогда не волновало. Где-то внутри меня сидело. А бильярд... У нашего соседа по даче стоял стол. Маленький, пуловский. Шары тоже от пула, но лузы были узкими — вроде как русский бильярд. И я, 12-летняя, с папой там шары до поздней ночи гоняла. Мама домой чуть ли не силой нас оттуда вытаскивала, а мы не могли оторваться.

Потихоньку (да как потихоньку — довольно быстро) папу начала обыгрывать. Потом и всех соседей по участку. А когда вернулись в Москву, отец записал меня в бильярдную школу. “Попробуешь?” — спрашивает. А почему бы и нет? Приехали, я сделала один удар, и тренер сразу сказал: берем. С тех пор бильярд и стал неотъемлемой частью моей жизни. Видимо, тренер сразу увидел задатки. Стойку мне, конечно, правили.

Это была школа олимпийского резерва. А потом мой тренер перешел в закрытый клуб, куда и меня с собой забрал. Времена были... Короче, произошла крайне неприятная история: убили директора этого клуба. Причем прямо на рабочем месте. Я прихожу на тренировку, а там лужи крови... Клуб закрыли, а с тренером произошел конфликт... И я решила пойти в ЦСКА, в “Русскую пирамиду”, к Георгию Митасову. С тех пор и тренируюсь у него.

— Высот в бильярде путем постоянных тренировок может добиться каждый или талант есть талант?

— Необходимы какие-то способности. Я очень часто наблюдала, как человек подходит к столу и просто не понимает, что делать. Сколько ни тренируйся — бесполезно. А если есть врожденный талант, то такие люди и становятся чемпионами. (Застенчиво улыбается.) Правда, талантом нужно еще правильно распорядиться, он, как драгоценный камень, требует очень хорошей огранки. Может, это будет звучать нескромно, но, думаю, у меня есть тот самый талант. Все очень быстро начало получаться — я занималась всего-то три месяца, когда стала седьмой в России. Дальше — только победы.

— В чем, на твой взгляд, изюминка женского бильярда?

— Когда женщина за бильярдным столом — это уже привлекает. Когда она сама красива, фигуриста, когда она встает в стойку и после этого не просто бьет по шарам, но умно и грамотно разбирается с позицией на столе — это не может оставить равнодушным никого! Да и тот факт, что женщина занимается исконно мужским делом (чемпионат мира, который выиграла Анна, был первым официальным соревнованием такого уровня среди женщин. — Авт.), да еще и успешно, говорит о многом.

“Машины за столом не выигрывала”

— Были времена, когда бильярд вообще был запрещенным видом. В подполье уходил. Считался не спортом, а азартной игрой. А тебе приходилось на деньги играть?

— Бывало и такое. И на спор играли, и на деньги. Но для меня бильярд в первую очередь спорт. Мне важна сама победа, а не ее денежный эквивалент. Когда я играю на турнире, никогда не думаю о том, какой призовой фонд. Получаю удовольствие от самого факта выигрыша, от того, что я первая, лучшая. Да, не скрою, на деньги играла и выигрывала приличные суммы. Конечно, машину на них нельзя было купить, но деньги серьезные. За пару партий несколько тысяч долларов можно получить. Ну а с постоянными партнерами играем на “детские” ставки — прокукарекать или под стол залезть.

— Бильярдисты своей игрой хорошо зарабатывают?

— На официальных турнирах призовые у женщин не очень большие: на чемпионате мира победитель получал $3000. А вот на коммерческих соревнованиях можно заработать побольше. В последнее время таких турниров появилось довольно много, так что без средств к существованию не останемся.

Исполнение как наказание

— Ты крутишься пусть и в бильярдном, но все же женском коллективе. Имеют ли место какие-нибудь интриги, сплетни?

— Меня интересует только спорт, только результат. От всего остального я стараюсь держаться подальше. Конечно, кто-то говорит: мол, Мажирина там или Кислова такая-сякая. Мало волнует.

— А с подлостью в бильярде приходится сталкиваться?

— Ничего подобного не могу припомнить. Гадостей никто никому не делает. Правда, вот был случай, когда девочка, играя со мной, каждому моему промаху аплодировала. Но это скорее вопрос этики, причем вопрос личный. Я к ней тогда подошла, говорю: “Тань, некрасиво ты поступаешь”. Может, она и неосознанно это делала. Потом подошла, извинилась. Так вот это самая “ужасная” вещь, которую я могу вспомнить.

— Раз уж об этом заговорили... А есть какой-то способ выводить соперника из себя?

— Конечно, есть. У нас это даже называется по-особому — “исполнение”. Есть люди, которые специально могут кашлянуть в самый ответственный момент, помаячить у того шара, который ты бьешь, мел с грохотом на борт стола поставить или сказать что-нибудь. Отвлекать, одним словом. Но это единичные случаи. Тогда я вежливо прошу прекратить.

Коньяк под запретом

— Бильярдист, видимо, должен обладать просто стальными нервами?

— Это особая тема. Бильярд и психология — две неразделимые вещи. Как ты играешь, зависит от твоего внутреннего состояния. Если у тебя неспокойно на душе, все это сразу же отражается на игре. И рука может дрогнуть. Со мной такое случилось, когда я на чемпионате мира играла в четвертьфинале. Нервничала (трехчасовая разница во времени), не выспалась.

— И что делать?

— Хорошо. Нервничаешь — нервничай. Пройдет. Бывает необходимо, чтобы кто-то просто сказал добрые слова. К Юре Пащинскому я подошла на чемпионате мира, попросила поддержать. Он мне в ответ: “Мажирина, ты лучшая, самая сильная. Давай всех чеши”. И это взбодрило, придало сил.

— В бильярде есть допинг?

— В настоящее время у нас допинг запрещен, как и в других видах спорта. Хотя до недавнего времени этого не было. Иные любили 50 граммов коньяка принять — успокоиться, чтобы руки не дрожали. Теперь алкоголь под запретом. Мы же обычные спортсмены! За день столько километров вокруг стола намотаешь... Ноги потом гудят ужасно. Хорошо, мне ванночку для ног подарили.

“Любите дураков!”

— Тренировки, талант — с этим все ясно. А насколько важен в бильярде фактор удачи?

— Очень важен. Особенно сейчас, когда мы играем по правилам, в которых считаются “дураки” (не заказанные, случайные шары. — Авт.). Так что удача — одна из неотъемлемых составляющих. Не поверите, но есть люди настолько фартовые! У них “дураки” падают один за другим, практически через удар. Бывает, что это выбивает из колеи...

— А радоваться таким шарам не считается ли проявлением дурного тона?

— Мы с Юрой Пащинским совсем недавно это обсуждали. И он все удивлялся тому, что люди после “дурака” извиняются. “Ну упал у тебя шальной шар — радуйся. Зачем извиняться-то? Это элемент удачи, твое желание и энергия помогли ему в лузу закатиться”. Он не извиняется, я тоже.

— Перед финалом чемпионата мира сильно нервничала?

— Нет. Была уверена, что выиграю. Не сочтите за самоуверенность, но было такое ощущение. Не хочу обидеть соперницу: украинская девушка — очень серьезный игрок. Отличная кладка, талант, но я вот знала, что смогу ее переиграть.

— Финал стал самой сложной игрой на чемпионате?

— Нет. Тяжелее пришлось в полуфинале, где я и чувствовала себя не очень хорошо. Победа далась с превеликим трудом — только в контровой (решающей) партии удалось собраться и склонить чашу весов на свою сторону. Каким-то чудом сконцентрировалась, положила 7 шаров с кия (подряд). Причем в самый нужный момент упал тот самый “дурак”.

“НЕ уверен— НЕ БЕЙ!”

— Раз удача так важна в бильярде, хотелось бы узнать, есть ли у тебя какие-то приметы, которые соблюдаешь неукоснительно?

— Есть. Но она настолько личная, что не хотелось бы рассказывать. Но вообще поняла, что отчасти это глупости.

— Может быть, не глупость, а некая программа, которую мы сами себе задаем?

— Вот именно. Удачное слово — программа. Мысль материальна: как подумаешь, так и будет.

— До удара не бывает “видений”, будто шар уже там, в лузе? Или, наоборот, он обречен на неудачу?

— И то, и другое. Бывает, шар кажется нереальным. Но ты встаешь и настолько уверен, что его забьешь. Откуда это берется? А бывает, уже руку отводишь, чтобы нанести удар, потом последний раз смотришь на шар и понимаешь, что не упадет он! Я успеваю “затормозить”, встану, отойду, помелю кий... Потом можно работать и с этим шаром, просто на неуверенной мысли бить нельзя...

— Помнишь первый турнир?

— Прекрасно помню. Чемпионат Москвы 1997 года среди девушек до 18 лет. Там было около 10 человек, и я выиграла. Даже удивилась: как же все легко оказалось!

— Награда за то первое место сохранилась?

— А как же? Папа мне стеллаж смастерил, так этот приз одно из центральных мест занимает. Вообще, там скоро кубки ставить некуда будет. Особенно трофей с чемпионата мира. Он такой огромный! Пора еще одну полку делать.

— Всем бы твои проблемы! Хуже, если бы нечего поставить было... А вообще, самый памятный твой успех — это...

— Ну, конечно, мировой чемпионат. Это же главная цель. Но на самом деле запомнился еще один турнир, на котором перед началом ведущий с микрофоном ходил и спрашивал у участниц: на что, мол, рассчитываете? А я ему: как на что? На первое место, конечно! Он растерялся и говорит: так в себе уверены? И я в ответ: да на сто процентов! Турнир еще и не начинался, а я про себя думала: фу как некрасиво. Выглядело так, как будто я соперниц ни во что не ставлю. А это не так, просто я знаю себя. Вот меня многие и не любят, наверное, за самоуверенность. Кстати, тот турнир я выиграла. (Смеется.) И дополнительный приз за первую партию с кия достался тоже мне.

Русский бильярд и быстрая езда

— Ты вроде институт недавно окончила?

— Юрфак торгово-экономического университета. Диплом защитила по теории государства и права, после чего меня пригласили в аспирантуру. Теперь там и учусь. Вся кафедра за меня болеет, звонили на чемпионат мира, спрашивали, как я там, отмечать уже или еще рано? Обязательно мою победу вместе отметим.

— У такой молодой девушки, как ты, кроме бильярда должна быть масса увлечений...

— Автомобили люблю. Сейчас у меня спортивная Mitsubishi Eclipse. Нравится погонять, и вообще экстрим — это мое. Но в разумных пределах.

— Сильно разгоняешься?

— Не больше 180 км/ч. Ограничитель стоит, который я собираюсь снять, потому что 180 мне иногда не хватает.

— А как расслабляешься?

— По-разному. Люблю поплавать в бассейне, сходить в кино, театр, поиграть в боулинг, покататься на лошадях. А вот ночных клубов не понимаю и не люблю. Максимум выдержать могу час или два, быстро надоедает, и кажется, что время идет бесполезно. Недавно на параплане вместе с Ольгой Прохоровой и Натальей Трофименко (наша женская сборная Москвы) полетали, когда проходил командный Кубок России в Сочи. Теперь мое желание — прыгнуть с парашютом. Ну и вообще в местах, вроде парка Горького или Евродиснейленда, чувствую себя уютно.

— А как на личном фронте?

— Я сторонница того, что личные отношения — сугубо мое дело. Отвечу только, что для меня это очень серьезно. Я не ветреная девушка. Выходя замуж, искренне буду верить, что это на всю жизнь, понимаете? По крайней мере хочу, чтоб именно так получилось.

“Сыграю на любом столе”

— Как относишься к другим бильярдным играм? К пулу, например...

— Последнее время хорошо. Это раньше воспринимала американскую разновидность как-то по-детски. Думала, большие лузы и маленькие шарики — значит, легко. На самом деле не так. Пул — игра, где надо обладать большими умственными способностями — расписывать всю партию в голове, все эти “выходы”. Недавно участвовала в пуловском турнире и заняла 7-е место. Как и в чемпионате по русскому бильярду когда-то.

— Это намек на то, что скоро станешь чемпионкой и там?

— Может быть, и займусь пулом посерьезнее.

— Нет опасений, что одно другому помешает? Это же абсолютно разные игры.

— Помешает на какое-то время. Зато потом понимание игры только вырастет. Лучшие приемы из пула переложу на русский.

— Аня, ты так молода, а все титулы уже собраны. Не обидно, что все цели достигнуты?

— Я и когда в чемпионате России впервые победила — грустила, потому как ни первенства мира, ни Европы еще не проводили. Теперь понимаю, что предела нет. Могу заняться пулом, снукером. Ездить на соревнования во многие страны, ведь я по натуре путешественница. Могу сразиться с великими бильярдистами, которых знает весь мир. Так что останавливаться не буду.

— А там, глядишь, бильярд станет олимпийским!

— Вот-вот! Чем не цель — “золото” Олимпиады? Какой бы вид бильярда в программу ни включили, я буду играть на любом столе!




    Партнеры