Эту “Песню” не задушишь, не убьешь…

Как Алла Пугачева осталась без розового пеньюара

20 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 260

“Ой, что это у меня?” — забеспокоилась Алла перед зеркалом в гримерке, когда отфанфарила финальный номер на “Песне года” в Кремле. Под глазом у нее прилипла жирная блестка, как будто слеза на лике Девы Марии. “Ну ты смотри, — обернулась она к Филиппу, который кротко присел возле бывшей жены, — сейчас же опять скажут, что Киркоров повздорил с Пугачевой за кулисами, и та ходила вся в слезах… Ха-ха-ха”.

Страна наконец дождалась. Алла Пугачева сама вышла перед народом и рассказала, как обещала, “всю правду” о своем последнем разводе. При этом, как показалось многим, она весело заигрывала с бывшим мужем Филиппом Киркоровым.


“Песню года”, возрождающуюся за 35 лет своей истории в третий раз, ждали ныне с особым трепетом душевным. Алла Пугачева, которую объявили “талисманом” телефестиваля, что вызвало бурю возмущения у завистливых коллег, публично пообещала рассказать именно на этом шоу в Кремле “всю правду” о своем разводе с Филиппом Киркоровым. Народ повалил табунами. Спустя час после начала концерта возле Троицких ворот все еще боролась с непогодой внушительная толпа безнадежно ищущих лишнего билетика.

А на сцене тем временем разворачивалась убийственная интрига. Киркоров не был официально заявлен в программе. Поэтому не сразу все и встрепенулись, когда Алла начала издалека: композитор, поэт, название песни, бла-бла-бла. Потом ближе: “Этому артисту сейчас очень нелегко, он испытывает на себе колоссальное давление, недавно я с ним развелась…”

Что тут началось! Зал словно пронзила молния, зал застонал, и невозможно было понять, что это за стон — восторга ли, радости, боли, обожания или изумления? Это был просто животный стон многотысячной глотки.

Алла выждала мгновение, дав публике искупаться в состоянии паники, и продолжила: “Поверьте, я Филиппа знаю так давно, что плохого ему никогда бы не сделала”. Из чего следовало, что развод для нее — жертва, а для Фила — благо. А ведь все думали наоборот! Это была первая ее правда.

Вторая — следом: “А если он себя будет плохо вести, я его усыновлю”. Народ посползал с кресел, и позже с нескрываемой тревогой всматривался в Кристину Орбакайте, единоутробную дочь Аллы Пугачевой, потому что из слов последней следовало, что быть ее ребенком — это страшное наказание.

Филипп выпорхнул галантнейшим рыцарем. Высокий, строгий, в блестящем черном кителе, похудевший на 20 кг. У них с Басковым одна целительница, какая-то тетя Дуся, которая подсадила их на хитрые диеты и прописала вдобавок “сральный чай”, который со свистом выводит шлаки из организма. Результаты у обоих — на лице.

Он подрулил к Алле страстным жиголо и нежно припал к ее руке. Люди не моргали, стараясь не пропустить малейшего движения в сенсационной рокировке. Она снисходительно позволила облобызать свою длань и призналась, что всегда любила, как он поет. Последовала трогательная “Обычная история”, и Киркорова завалили невиданной горой букетов. Овация не прекращалась. “Если вы меня поддержите, — обратился Филипп к зрителям, — я хочу попросить у Аллы одну вещь. Ты разрешишь мне спеть еще одну песню, совсем новую?”

“Вот теперь скажут: какие они хитрые, как пиарятся”, — парировала Алла, а 6 тысяч зрителей упивались тем, что стали свидетелями “разборки” экс-супругов. И махнула рукой: “Хочешь, пой, хочешь, не пой”. Выклянчив бонус, Филя затянул “Я Эту Жизнь Тебе Отдам” — и впрямь готовый хит. За кулисы экс-супруги ушли в обнимку, сверкая в лучах софитов венчальными кольцами с бриллиантами, которые, оказывается, они оба носят до сих пор. В этом, похоже, и есть самая главная правда — даже в разводе они остались близкими людьми… Ребус, да и только.

* * *

Еще один номер в шестичасовом марафоне снискал овацию, сравнимую с киркоровской, — сравнение здесь неловко, но таков факт. Бесподобный квартет в составе Нани Брегвадзе, Вахтанга Кикабидзе, Тамары Гвердцители и Валерия Меладзе блистательно разложил на легендарное классическое грузинское многоголосие знаменитую оду “Тбилисо”. Прикосновение к возвышенному и прекрасному не оставило равнодушным зрителей, которые, при всей любви к текущим скандалам и актуальным хитам, оказались вполне способными ценить прелесть вечного и наслаждаться им.

А “вечному” на “Песне года” вопреки ожиданиям были отданы и впрямь заслуженные почести. “Вопреки” — потому что перед праздником нас напугали тем, что Пугачева вымарала из “Песни года” “самых заслуженных и именитых исполнителей” и учинила в Кремле “семейный междусобойчик”.

Кем тогда надо было считать тех же мэтров, подаривших залу “Тбилисо”, или Муслима Магомаева, Александра Розенбаума, Софию Ротару, Вячеслава Добрынина, Олега Газманова, Игоря Николаева, Валерия Леонтьева, Лайму Вайкуле, Владимира Кузьмина, ансамбль “Сябры”, фольклорную диву Людмилу Николаеву? Откуда там оказались именитые композиторы, поэты, режиссеры — Оскар Фельцман, Владимир Шаинский, Александр Зацепин, Илья Резник, Симон Осиашвили, Александр Барыкин, Анатолий Поперечный, Лариса Рубальская, Алла Сурикова? Зачем прислали свои поздравления Раймонд Паулс, Паллад Бюль-Бюль Оглы, Анне Вески, Николай Гнатюк, Михаил Боярский?

Марк Твен изящно шутил в свое время: “Слухи о моей смерти сильно преувеличены”…

На самом деле Алла Пугачева и композитор Игорь Крутой вернули погибшую было традицию, к которой за 30 с лишним лет привыкла страна и чего могла легко лишиться из-за войн и разделов сфер влияния, которые сотрясают ныне шоу-бизнес. Вернули героически, ибо их норовили топить. Можно бы и спасибо сказать…

n n n

Независимо от того, кто пришел или не пришел, на экране прокрутили порядка 50 самых известных хитов уходящего года — от Земфиры до “Корней”, от Uma2rman до Лолиты, от “Зверей” до Валерии, от “Братьев Гримм” до Баскова, в общем, от и до... Победителями вышли “А-Студио” с “Улетаю”, песней, заслужившей самые лестные оценки и зрителей, и профессионалов, и критики.

Алла на правах “Талисмана фестиваля” вручила свою именную премию “Алла” с золотой звездой и чеком в 50 тысяч USD композитору Константину Меладзе под одобрительную овацию зала. За братьев Меладзе очень радовались, но и переживали, волнуясь, сколько из этих денег уйдет на налоги?..

* * *

Пугачева, без сомнения, оставалась в тот вечер центром песенной Вселенной. Кому-то — кость в горле. А для публики — праздник. Живая Легенда, Воплощение Эпохи — и весь вечер на манеже, как цирковая черепаха! Еще не приходилось видеть сборной солянки, даже самой расфуфыренной, откуда бы народ не начинал валить пачками с середины многочасового утомительного шоу. Шесть часов воскресным вечером в Кремле публика как приклеенная сидела в креслах и внимала происходящему. Трио ведущих в составе живых легенд “Песни года” Ангелины Вовк, Евгения Меньшова и просто Живой Легенды Аллы Пугачевой не оставляло людям выбора: уйти — значило пропустить что-то главное.

Поначалу Алле прописали щадящий режим. Основную ношу на себя должны были взвалить Вовк с Меньшовым. Но они втроем так “спелись” с самого начала, что Алле не хватило даже времени похвастаться на сцене всеми припасенными нарядами. Она успела переодеться только один раз, не желая оставить без своего анонса ни одного из гостей и участников фестиваля. Из-за этой щепетильности воздушный сексапильный кружевной розовый пеньюар (!) с серебряными босоножками так и остался в гардеробе гримерной. Такая красота пропала!

Нежданные паузы между номерами Пугачева заполняла, на радость публике, своими песнями. К известному репертуару добавила премьеры. Песню-подарок от Макса Фадеева “Спасибо, Любовь” вряд ли станут раскручивать в хиты, но Алла здесь, как в золотую свою пору, показала высочайший вокальный мастер-класс, за неспособность к чему ее так часто корили в последнее время. Мол, получи, фашист, гранату…

Зато однозначным хитом скорее всего станет “Гадалка”, исполненная с цыганской группой “Штар”. В ранней юности, году в 1965-м (!), Алла как раз начинала с того, что каталась по стране с цыганами. Навеяло вот…

И очень хорошо, что “Любовь Как Состояние”, из-за того, что Галкин подозрительно смылся, она исполнила сольно. Никто не портил живенький шлягерок скрипучим голосом, как хотели сперва…




    Партнеры