У милиции забот полон МРОТ

Мошенники легко платят штрафы — лишь бы заправки не закрывали

27 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 207

Бензиновый бизнес — сверхприбыльный, а поддельное топливо неистребимо — считают милиционеры из отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Мы попросили прокомментировать ситуацию оперативника УБЭП Московской области Владимира Нилова.


— Сколько процентов рынка занимает “левое” топливо?

— Точно сказать нельзя. Если б мы это знали, работать было бы куда проще.

— Если вы обнаруживаете “левую” нефтебазу, вы можете ее сразу закрыть?

— А за что ее закрывать?

— За то, что торгует фальшивым топливом.

— Так, может, она в аренду сдается? Приезжаешь на нефтебазу, предъявляешь претензии, а тебе говорят: я хозяин нефтебазы, но сейчас сдаю ее в аренду. Там много схем. Говорить о них мы не будем — зачем помогать мошенникам?

— Да они эти схемы и так знают.

— Ну так они еще новые придумают. У них большие возможности, и финансовые, и экономические, и юридические. При любой маломальской проверке сразу отзванивают или шлют сообщения своим юристам-адвокатам.

— Я слышала, что чем дальше от МКАД, тем хуже топливо.

— В Москве “левых” заправок тоже хватает. Заправился я недавно на МКАД и не смог доехать даже до следующей заправки. Вообще для халтурщиков расстояние не так важно, здесь много других критериев. Вот, грубо говоря, идет Дмитровское шоссе и Волоколамка. И между ними, где-нибудь на окраине области, есть соединительная дорога, где стоит заправка. Вот в таком захолустье у нечестных бизнесменов большое поле для деятельности. Причем подкопаться к ним трудно: на заправках используются компьютерные чипы, подключенные к аппарату, на котором набивается литраж. Их вставляют, и вместо 10 литров наливают 9, хотя счетчик показывает 10. Так что на АЗС преступления за редким исключением не обнаруживаются, в основном на нефтебазах. Основная масса преступлений — хищение топлива (недолив, разбавление топлива в бензовозе водой).

— Бывает ли так, что хозяин АЗС покупает у посредника плохое топливо, но не подозревает, что оно плохое?

— Нет, вряд ли. Обычно бывает так. Люди ездят по АЗС, предлагают прайс-лист и прямо спрашивают: не хотите ли купить бензин подешевле?

— Что грозит хозяину АЗС, если ревизоры обнаружат “левый” бензин?

— Новый Административный кодекс очень лояльный, и даже злостные нарушители отделываются крошечным штрафом — в несколько МРОТ. Причем в качестве МРОТ берется не размер минималки как таковой, а сто рублей. “Заправщики” готовы, чтобы проверяющие приходили к ним каждый день и штрафовали, лишь бы не закрывали АЗС. За время простоя они понесут убытки, не сравнимые с мизерными штрафами.

— Можно ли испортить бензин чем-то еще, кроме разбавления присадками или водой?

— Да хоть неправильным хранением. По техническим условиям есть остаточный уровень, с которого нельзя брать топливо. Резервуар должен зачищаться от остатков. Но так как вывоз и утилизация нефтепродуктов — мероприятия дорогостоящие, руководители нефтебаз и АЗС этим пренебрегают.

— Часто ли закрываются заправки? Вообще, насколько они рентабельны?

— Я знаю людей, которые раньше работали бухгалтерами. А после того как они стали операторами АЗС, стали говорить: чем мы раньше занимались? Я не знаю случаев, чтобы кто-то уходил с работы на АЗС по своей воле. Заправки практически никогда не закрываются, у них может хозяин поменяться.

Нерентабельность может возникнуть только по одной причине: если нефтебаза откажется отпускать бензин маленькой одиночной АЗС. Дело в том, что серьезным нефтебазам выгодно работать с крупными постоянными клиентами. А с заправками, которые берут по чуть-чуть, они и связываться не хотят. И в этом случае заправку скорее всего перепродадут.




Партнеры