Фемида затушила спичку

Конституционный суд наконец разрешил вопрос, который в ушедшем году будоражил весь Северный Кавказ

19 января 2006 в 00:00, просмотров: 173

Остается ли у репрессированных Сталиным народов право на территориальную реабилитацию? Попросту говоря — на возвращение земель, где они жили до 1944 года.

Вердикт: право остается. Аналитики восприняли исход дела с облегчением: иначе в и без того “горячем” регионе мог появиться еще один пороховой фитиль — с зажженной спичкой.


Напомним, что в КС обратился с запросом парламент Северной Осетии — тамошние депутаты посчитали, что закон “О реабилитации репрессированных народов”, принятый в начале правления Ельцина, противоречит Конституции. Речь шла о статьях, в которых признавалось право репрессированных народов восстановить прежние национально-территориальные границы.

Для ингушей и осетинов “земельный” вопрос — самый острый. После того как в 1944 году Сталин выслал чеченцев и ингушей, их земли “поделили” между Грузией, Дагестаном, Ставропольем и Северной Осетией. Через три года после смерти “вождя народов” русские, дагестанцы, грузины и другие вернули “земельный подарок” восстановленной Чечено-Ингушской АССР. Кроме Северной Осетии при ней остался, в частности, Пригородный район, где исторически жили ингуши. Что было дальше — мы знаем. В 1992 году в грандиозной резне погибли 407 ингушей и 105 осетинов, около 70000 лиц ингушской национальности были изгнаны. До сих пор эти люди живут в “резервации” — в деревянных вагончиках. Всего в десяти километрах от своих домов, куда у них нет возможности вернуться, несмотря на два указа еще ельцинских времен о необходимости возвращения беженцев в места исторического проживания и поручение Путина на эту же тему.

Под юрисдикций Республики Ингушетия находится 3,6 тысячи кв. км территории. Плотность населения — самая высокая в России (130 чел. на кв. км). Площадь бывших ингушских земель в составе Северной Осетии — 1 тыс. кв. км. Сейчас в Осетии проживают более 12000 ингушей, вернувшихся после конфликта 1992 года.

Идея о том, что бывшие ингушские территории не должны, даже гипотетически, быть предметом реабилитации, после событий в Беслане была поднята североосетинскими политиками в качестве одного из главных лозунгов. При этом в республике “забыли”, что в списке репрессированных народов и чеченцы, и балкарцы, и карачаевцы, и калмыки, и казаки... Лишение всех пострадавших при Сталине народностей их прав — пусть даже лишь прописанных на бумаге — могло стать более чем взрывоопасным.

Но, слава богу, судьи КС оставили закон без изменений. Объяснили они свою позицию тем, что по Конституции границы между субъектами РФ могут быть “изменены с их взаимного согласия” (например, на референдуме) и утверждены Советом Федерации. Так что никаких противоречий с Основным законом нет. Запрос парламента Северной Осетии дальнейшему рассмотрению не подлежит.

МНЕНИЕ ПОЛИТОЛОГА.

Алексей МАЛАШЕНКО, председатель ученого совета Центра Карнеги: “Конституционный суд вынес абсолютно верный вердикт. Решать затяжной этнический конфликт в пользу одной из сторон без учета мнения другой вообще опасно. А игры с историей на Северном Кавказе подобны попытке закурить, сидя на бочке с порохом... У конфликтов, подобных осетино-ингушскому, нет и не может быть простых решений. Увы, как бы многим ни хотелось обратного, единственное, что сейчас можно предложить, — это не решать ничего. Пусть страсти поулягутся. И вот когда и с осетинской, и с ингушской стороны поубавится тех, кто готов видеть друг в друге только врага, тогда можно говорить о приемлемом, устраивающем обе стороны пути разрешения территориальных и других споров. А пока пусть все остается как есть”.




Партнеры