Кому грозят драгановские законы?

Председатель Комитета Госдумы по экономической политике Валерий Драганов: Обещаю покончить с “однорукими бандитами”!

8 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 173

—Сделайте что-нибудь! Мужиков невозможно в магазин за хлебом отправить — все деньги в ближайших игровых “мешках” оставляют, — плакались в трубку председателю Комитета Госдумы по экономполитике Валерию Драганову читатели “МК”. — Лучше бы уж пили, как раньше…

На момент проведения прямой линии к рассмотрению готовились несколько законопроектов, ограничивающих и даже запрещающих игорный бизнес. Наш гость был настроен решительно: пора применять самые кардинальные меры, чтобы избавить население от этой напасти.


Похоже, его услышали. Буквально вчера Совет Госдумы принял решение рассматривать законопроекты по игорному бизнесу пакетно, т.е. все вместе. В тот же день комитет Драганова провел внеочередное заседание — уже по обновленному варианту базового закона по игре.

“Либо наведем порядок, либо запретим”

— Здравствуйте, Валерий Гаврилович. Это звонит из Москвы бабушка Наталья. Я хочу вам сказать, что около метро “Щелковская”, наверное, 10 игровых залов. Сколько же можно? Лучше бы столько было общественных туалетов... Вы человек энергичный, сделайте что-нибудь.

— Обещаю вам в течение полугода вместе с коллегами-депутатами принять закон, который не просто ограничит, а ликвидирует мелкие, разрозненные, находящиеся в антисанитарном состоянии подобные заведения.

— Будьте здоровы, всего хорошего.


— Ваша инициатива — вывести казино и игровые автоматы из Москвы, Питера и курортных городов. А куда их вывести? И осуществимо ли это на практике?

— Вывести хотят мои коллеги, депутаты Лебедев и Самошин. Я предлагаю сделать еще хуже.

— Что может быть хуже?

— Вы совсем расстроитесь, потому что я хочу постепенно запретить игорный бизнес совсем. Вынужден это сделать, потому как умный законопроект, предлагающий новые правила регулирования, в результате применения которых “игорное дно” должно исчезнуть, а крупные заведения — остаться, не получает пока положительного отзыва правительства. И несмотря на то что у нас с правительством хорошие отношения по другим законам, здесь мы пока никак не можем договориться. Мое терпение, терпение моих коллег-депутатов кончилось — и нам ничего не остается, как предложить законопроект о запрете. Либо порядок (для установления которого нужен конструктивный диалог ветвей власти) — либо запрет!


— Денис из Москвы. Всем известно, что казино и игровые автоматы — это две большие разницы. То есть в казино, как правило, осознанно приходят взрослые люди, которые хотят поиграть, а в залы с автоматами — подростки, которые просто время и деньги убивают. Вы предлагаете закрыть в Москве подчистую все игорные заведения. Может, под одну гребенку-то всех не стоит?

— Денис, обратите внимание на другую мою инициативу, не менее важную и полезную. Есть законопроект, где я являюсь соавтором, который устанавливает новые правила игры, в результате чего крупные заведения остаются, а мелкие ликвидируются. Если правительство даст на него отзыв, он может победить в конкуренции с радикальным запретным законом. Но пока я сказать ничего не могу. Терпеть эскалацию преступности вокруг игорного бизнеса и внутри него и не принимать каких-либо мер я не намерен. Нужно устанавливать цивилизованные, честные правила игры. Пора услышать людей!

— Как вы будете определять: где честные, а где нечестные?

— Я не прокурор и даже не моралист-нравоучитель, я обычный человек с присущими нам грехами. Задача закона совсем в другом. Вот вам простой пример. Мы установим правило: если нет собственных 150 миллионов и банковской гарантии еще на 300 — заниматься игорным бизнесом не сможешь. Да, это нарушает конкуренцию, но мы имеем дело со специфическим бизнесом. Он влияет на все сферы жизни — не только на экономику, бюджет, но и на воспитание, культуру. Создает невыносимые условия для многих граждан. Этим законом мы ликвидируем игорные забегаловки в гастрономах, булочных, библиотеках, кинотеатрах, кафе и т.д. Так что я считаю, что это хорошая версия законопроекта. Но если его не поддержат мои депутаты-коллеги, буду настаивать на радикальном законе. Лучше игрового бизнеса не будет вообще, чем такой беспредельный, как сейчас.

— Спасибо.


— Добрый день, Валерий Гаврилович. Это вас беспокоит юрист коммерческой фирмы Анна Бадина. Я хотела спросить: вы предлагали убрать из столицы игорные заведения. Но ведь ни для кого не секрет, что это большие налоги в бюджет города. Как собираетесь компенсировать (не вы лично, конечно) эти недопоступления?

— Не сочтите мой ответ за пафос, но жизнь людей дороже любых налогов. Присмотритесь к другому моему законопроекту, который устанавливает разумные, компромиссные, выгодные для бюджета города, для экономики и потребителей правила. Он прозрачный, с серьезными ограничениями, в результате введения которых останется только цивилизованный игорный бизнес, а безобразия, которые творятся на каждом углу, будут устранены.

— А лично ваше отношение, если можно?

— Мое отношение к происходящему — нужно принять закон, позволяющий нормальному бизнесу работать, а тем, кто может себе позволить, — играть. Но этот бизнес должен содействовать поддержанию нормальной социальной атмосферы в обществе, а не усугублять и без того тяжелое положение малоимущих и незащищенных.

“А водка не подорожает?”

— Меня зовут Ольга. Я слышала, что в этом году обещают сильное подорожание водки.

— Водка подорожает максимум на 4—5 рублей. Больше мне сказать нечего. Если вас это заботит — я вам сочувствую.

— По всей России?

— По всей России. Не знаю, устроит вас это или нет, но почти исчезнет самая дешевая и опасная для здоровья водка. Потому что по новому закону, который мы приняли, допустимы всего лишь 4 вещества, которые добавляются в спиртосодержащую продукцию (которая зачастую и есть основа приготовления “левой” водки) и делают невозможным ее потребление внутрь: бензин, керосин, битрекс, кротоновый альдегид. Вот мне бы хотелось знать, вы за такие ужесточения или против?

— Конечно, за.

— То есть мы с вами союзники, да?

— А какая водка подорожает — нашего производства или нет? Или это касается всей водки?

— Всей. Потому что речь идет о подорожании в связи с индексацией акцизов на уровень инфляции, не более того. А вот на крепленые вина, кстати, мы сделали тарифы 19%, потому что считаем, что потребление крепленых вин поощрять не стоит. Натуральные же вина вовсе освободили от индексации, и это тоже считаем верным.

— Спасибо большое.


— Я тут в газетах видел сообщения о том, что у нас в стране стоят водочные заводы из-за какой-то там чепухи с акцизными марками. Вы не подскажете, в чем дело?

— Заводы, может, и стоят, но склады их забиты. Хотя бы по той причине, что каждый год они где-то с октября-ноября увеличивают объемы своих поставок и с запасом выходят в новый год, потому что обычно у них два ожидания — это индексация акцизов и распределение квот (раньше мы это делали в феврале). Поэтому они, как хорошие хозяева, запасались. Да, правительство затянуло с изданием нормативной базы, есть примеры волокиты на местах, в первую очередь — по линии налоговиков. Но я думаю, что некоторые заводы, не согласные с новым законом, решили поиграть на нервах и у потребителей, и у власти. В любом случае в течение ближайших дней все постановления выйдут и все заработает на полную мощность. Проблем же с алкоголем в магазинах, как вы знаете, нет никаких!

— Ну, сняли тяжесть с души.


— Здравствуйте. Дима из Йошкар-Олы. Как вы считаете, нужна ли России госмонополия на спирт?

— Я еще не знаю. Мы же люди взрослые, взвешенные. Сначала президент указал на актуальность данной проблемы. Затем мне, как председателю Комитета по экономической политике, было дано поручение летом—осенью разобраться в этом вопросе. Мы проанализировали опыт 15—17 стран и пришли к удивительному выводу, что наше понимание государственной монополии и понимание остального мира — разные. Монополия по-нашему — все “заграбастать” в руки государства, а у них монополия — это усиление госрегулирования. И меня последнее очень устраивает, потому что я не являюсь горячим сторонником монополии в жестком, я бы сказал, посткоммунистическом понимании.

Поэтому в октябре мы провели парламентские слушания, сейчас регулярно проводим заседания специально созданной по этому вопросу рабочей группы, где слушаем как власть, так и бизнес. И может так случиться, что мы придем и к выводу: необходима монополия на оборот алкогольного сырья — спирта, например. Посредством усиления госконтроля либо создания специального госоргана, своеобразного контрольно-клирингового центра, но без национализации и противоестественного передела рынка “сверху”. Ведь для принятия еще более радикальных решений сначала нужно разобраться, что произойдет с собственностью, насколько государство способно этой собственностью управлять, насколько эффективна будет эта мера. И самое важное: я и мои коллеги хотели бы посмотреть, как себя поведет рынок, объем бюджетных поступлений, и, главное, увидим ли мы отрицательную динамику отравлений и смертей в условиях принятия нового закона.

— Понятно, спасибо.

“А сами-то играете?”

— Здравствуйте. Артемий из Саратова, студент. Вы хотите всякие автоматы запретить, казино. А сами играете?

— Я не играю. Вы знаете, мне хватает того (только не подумайте, что я ухожу от ответа), что я играю в футбол. И я счастлив, что у меня есть небольшой оркестр, в котором я, выражаясь на сленге молодежи, отрываюсь. Я игрок в политике. Плюс вся наша жизнь — это игра. А если, играя по-честному в обычной жизни, я зайду в автомат в подворотне, то должен перейти на их правила. Это не по мне. Идти же даже в приличное заведение нет ни времени ни желания. Лучше посвятить это время семье. Плюс ко всему я не имею сегодня возможности выделить деньги из своего бюджета на игру.


— Добрый день, меня зовут Алексей.

Я футбольный болельщик, болельщик ЦСКА, и вопросы будут, разумеется, на тему футбола. Кто будет главным тренером сборной, по вашему мнению?

— Назвать фамилию? Меня же разорвут на части потом…

— Хотя бы скажите, он “Реал” тренировал?

— Нет.

— Понятно. И второй вопрос такой: когда официально будет назначение?

— А вы, конечно, намекали на Ван Галя?

— Я намекал не на Ван Галя. А на тренера, который был в “Барселоне” и в “Аяксе”, — Франка Райкаарда.

— А что? У него же все так благополучно с “Барселоной”.

— Надеюсь, что будет Карвалью. Примет российское гражданство, и сборная выиграет чемпионат мира.

— Давайте подготовим пару доморощенных, русских “карвалью”…

— С удовольствием. Например, Ивана Таранова из ЦСКА.

— Кстати говоря, Карвалью, конечно, мечтает попасть в Германию, но там жуткая конкуренция.

— Сегодня передали, что его взяли.

— А какой прогноз на чемпионат России?

— ЦСКА — первый, второй — “Спартак”, третий — “Луч-Энергия”.

— Наберитесь смелости и скажите: что вы думаете о моем “Динамо”?

— “Динамо” выиграет Кубок.

— Все-таки мы кое-что сделаем?!

— Да! О’кей, спасибо, до свидания.


Связь предоставлена компанией “Роснет”.

P.S. На момент подписания этого номера депутаты комитета одобрили базовый законопроект, который был перевнесен в Госдуму после получения долгожданного отзыва правительства. Документ, в частности, устанавливает требования к объему собственных средств игорного заведения — минимум 150 млн. рублей. А также банковскую гарантию для обеспечения финансовой ответственности игровых залов и казино — 300 млн. руб. Законопроект должен быть рассмотрен в первом чтении в эту пятницу и, как ожидается, будет одобрен парламентариями. Вот что сказал об этом “МК” Валерий Драганов:

— После слов президента о поддержке совместных усилий депутатов и правительства по подготовке закона, устанавливающего жесткий госконтроль на этом рынке, полагаю, что ситуация сдвинулась с мертвой точки. И я, как соавтор еще одного, более радикального законопроекта, запрещающего деятельность игорного бизнеса в городах федерального значения и городах-курортах, намерен его отозвать. Надеюсь, что коллеги меня поддержат.



Партнеры