Ура! И увы!

Михаил Задорнов: “Спортсмены у нас оживают, чиновники — наживают”

3 марта 2006 в 00:00, просмотров: 277

16 дней мы следили за Белой олимпиадой. Радовались, огорчались. А теперь бог знает еще сколько времени будем ее обсуждать. Кто виноват и что делать? До следующей, уже летней, Олимпиады времени ответить на традиционные российские вопросы предостаточно. Сегодня своим, как всегда, особым мнением делится Михаил Задорнов. Уже сейчас популярный сатирик готов расставить все точки над “i”. Вернее, над “ё”.


-Михаил Николаевич, вы были на Олимпиаде?

— Нет. Но впервые за шесть месяцев я так много смотрел телевизор.

— И на какие мысли навело?

— Первое — низкий поклон нашим спортсменам. Действительно, я восхищаюсь людьми, у которых нет условий для тренировок, а они так замечательно выступают. И, конечно, как и большая часть нашего российского народонаселения, в основном я смотрел фигурное катание и хоккей.

— Испытали, наверное, полную гамму чувств?

— Я скажу так. Впервые за время демократических реформ мы снова почувствовали ту гордость, которую когда-то ощущали за наших хоккеистов. Но с хоккеем ситуация, на мой взгляд, вот какая. Нельзя перечеркивать прошлого. У нас были очень хорошие тренеры: Тарасов и Чернышов. Они развивали хоккей, в отличие от канадцев, которые работали только за деньги. И нам не было равных, когда мы играли в наш коллективный хоккей, за страну. Сегодня наши хоккеисты играют в канадский хоккей. Они, как наши реформаторы, отбросили все лучшее, что было в Советском Союзе, и стали гнаться за западной системой. Нашим это не годится. Как только они стали играть в наш советский хоккей против американцев и канадцев, так с ними ни те, ни другие ничего не смогли сделать. Но против канадцев и американцев наши собрались — те считают себя главными в мире, и нашим хотелось доказать, что тоже щи лаптем не хлебают. Но поскольку наши хоккеисты предпочитают Запад, им понятнее будет — “консоме кроссовкой”. У них просто пружинка сработала, они зажигалками стали. И начали играть за нас, за страну. А в принципе они не могут играть за страну, потому что предали наш спорт российский. Они давно уже не чувствуют нашей страны. Представьте себе, что из диссидентов-писателей набрать сборную литературы России. Ничего не получится. Пока они жили здесь, они были замечательными. А как только писатели уезжают из России, они теряют энергетику. То же самое происходит с нашими спортсменами.

— Но сейчас границы размыты, и человек живет и работает там, где ему лучше.

— Я с этой точкой зрения категорически не согласен. Пока меня не выдворят из России, я не уеду. Слово “Родина” в русском языке, в отличие от английского, произошло от слова “родная”, и это заменить невозможно. И крик “ура!” не существует в английском языке. Потому что крик “ура!” на древнеславянском языке — это “у бога солнца Ра”.

Конечно, если бы я был на месте спортивных чиновников, я бы сделал так, чтобы все наши лучшие хоккеисты играли, как раньше, — скажем, в двух-трех российских клубах самых сильных…

— Это уже тоталитаризм, Михаил Николаевич.

— Нет, я не согласен с вами. Если придерживаться таких взглядов, мы размоем не только наш хоккей, но и вообще все, что было у нас хорошего. Я считаю, что люди, не замечающие хорошего в своем прошлом, не имеют будущего. Главный минус России — мы перечеркнули все то хорошее, что было в советское время. А мы должны были взять это хорошее с собой.

— Но фигуристы-то вам подняли настроение?

— Вот от фигуристов у меня впечатление светлейшее. Именно так оживет Россия, как сегодня оживает наше фигурное катание.

— А вы думаете, оно оживает? Есть Плющенко, а кто еще? Тотьмянина и Маринин, а дальше? Слуцкая, а вслед за ней? Так на следующей Олимпиаде медали возьмут одни китайцы да американцы.

— Я согласен с вами. И хочу развить вашу мысль. Вот именно фигурное катание показывает, что я прав, когда рассуждаю о хоккеистах. Потому что фигурное катание у нас сохранило все лучшее, что было в советское время. Вот я как-то опоздал к началу трансляции. Включил телевизор и безошибочно определил, что танцуют наши. Потому что наши танцуют так, как будто они на сцене. Они артистичны, они с чувством танцуют. И при этом умеют выполнять спортивные элементы… Когда-то я был в Африке, в ресторане, и там играл очень интересный тапер. Я подозвал официанта, спросил у него: “Русский играет?” Он говорит: “Русский. Откуда вы знаете?” Я даже таперов наших узнаю, они играют с чувством необыкновенным. И точно так же я узнаю фигуристов. Более того, когда каталась американка, я сказал: нет, не может быть, чтобы это была американка…

— Это вы про Сашу Коэн?

— Да, я сказал: это наша. На следующий день проверил: да, наша — внучка наших эмигрантов.

— А вы знаете, что половину всех фигуристов на Олимпиаде готовят наши тренеры?

— Конечно. И вот этот процесс мне очень нравится. Что мы распространяем, делимся хорошим с другими. Вот это — не тоталитаризм, извините. Я не тоталитарного мышления. Делиться надо. Но делиться надо не спортсменами, а школой своей, чтобы в мире это развивалось. А зачем же продавать своих спортсменов? Какая же это демократия, если коммерсанты от спорта наживаются на наших спортсменах?.. Фигурное катание доказало, что у нас сумасшедший потенциал. Ведь многие болельщики со слезами на глазах смотрели на наших фигуристов. Мол, есть у нас еще что-то, кроме ветеранов войны. Ведь стране нечем гордиться. Ведь торговцы стали определяющими в развитии страны. А должны быть не торговцы, должны быть творцы: спортсмены, писатели, артисты. И, посмотрев Олимпиаду, я понимаю, что Россия может ожить. Но для этого надо ценить творцов, а не торговцев. А посмотрите, как унижают чиновники наш спорт. В аэропорту они даже не провели спортсменов через VIP — только тех, кто завоевал медали. Разве можно так с творцами? И если спортсменам можно сказать “ура!”, то чиновникам — увы! А знаете, что такое “увы”? Если Ра — это бог света, то Вы — это бог тьмы. И если спортсмены у нас оживают, то чиновники — наживают. Но Россия должна ожить. Несмотря ни на какую власть. Власть пускай сама по себе живет, наживает. А мы будем оживать!




Партнеры