Что у фрейлин под корсетом?

Николая I похоронили в Музее Пушкина

3 марта 2006 в 00:00, просмотров: 176

Жанр “спектакль в интерьере” входит в театральную моду. Одну из первых постановок выпустил Музей А.С.Пушкина, что на Пречистенке. Называется “Жизнь с императором”. На сцене — популярная актриса, ведущая телепередачи “Сценограмма”, Агриппина Стеклова.


В основу спектакля (режиссер Андрей Беркутов) лег уникальный литературный документ — дневник фрейлины императорского двора Анны Федоровны Тютчевой. Старшая дочь поэта прослужила тринадцать лет при дворе, воспитывала младших детей Александра II и обладала прогрессивными взглядами. В дневниках она высказывает все, что думает, прямо и остроумно. Смерть Николая I для ее окружения — конец света. А жизнь, особенно в части морального облика статс-дам и императрицы, — свежий анекдот и комераж с бесконечными переодеваниями у шкафа.

— Вот мы опять выставляем напоказ наши плечи. Более или менее желтые или более-менее худые. Что может быть безобразнее женщины в бальном платье при дневном свете? — Крик светской души висит в воздухе совсем не театральной комнаты.

Трюмо, ломберный столик, диван и шкаф, впрочем, как и все декорации спектакля, включая канделябр, — XIX века, из собрания музея, помогают актрисе в предлагаемых обстоятельствах. А что же придворные туалеты? По ходу действия этикет соблюдается досконально: актриса сменяет аж четыре полноценных фрейлинских наряда. Платья реконструированы по старинным лекалам театральным художником, историком моды Александром Васильевым. Они великолепно сидят на Стекловой, для которой цитирование дневника фрейлины, по сути, превращается в яркий монолог с корсетом. Кстати, по словам ассистента художника, корсет затянули всего на десять сантиметров — для свободы передвижения.

— Когда меня впервые полностью загримировали и одели, я увидела отражение в зеркале и подумала: “Почему не родилась два века назад — ведь была бы ух!” Стараюсь миллиметровыми шагами следовать утраченным правилам хорошего тона и манерам...

— Вас лично корсет не доводил до обморока?

— Были проблемы в неловком ощущении себя посреди антикварной лавки, когда боишься двигаться. Репетиции проходили в старинных корсетах. А корсет, специально сшитый на меня, принесли за день до премьеры. Но узнав, что дамы утягивали свои талии до размера шеи своих любовников (среднестатистическая шея мужчины — 45 см), я вздохнула свободнее.




Партнеры