Ломка лома

Люди гибнут за металл. Цветной и черный

15 марта 2006 в 00:00, просмотров: 779

Как заработать денег, не прилагая к этому больших усилий? Бьюсь об заклад, этот вопрос хоть раз в жизни задавал себе каждый. И вряд ли находил универсальный рецепт получения легкой наживы. Если не сечешь в играх на фондовой бирже и тебе не светит наследство от тетушки из Бразилии, остается рассчитывать только на то, что лежит на поверхности. Причем в буквальном смысле. Однажды корреспондент “МК” уже собирал бутылки по закоулкам подмосковного города и заработками, честно говоря, остался недоволен. В этот раз он отправился на сбор лома черных и цветных металлов.

Эх, тачанка-ростовчанка…

Задача усложнилась. Бутылку найти каждый дурак может, а вот детали из цветного металла попробуй различи среди железной рухляди, если даже гайку с болтом через раз путаешь. Мне ничего не оставалось, как действовать наугад. Откопав на балконе старую батарею, я решила честно заработать на ее сдаче в металлолом. Привязав чугунную “бабушку” к санкам, я поволокла ее в приемку. По дороге я утешала себя тем, что прикидывала в уме вес железяки и умножала его на рубли.

— Возьмем по 2,5 рубля за килограмм, — остудил мой алчный пыл приемщик. — Еще скинем на засор… — начал он щелкать по калькулятору, но, увидев мою раскисшую физиономию, запнулся. — Девушка, вам дороже выйдет ее просто продать. Может, кому на даче пригодится. Чугун к тому же магнитит, его не везде примут.

Он стрельнул глазами на весы, потом на калькулятор и убил меня окончательно: “Пятьдесят восемь рублей”. Больше всего мне захотелось пнуть эту дурацкую батарею, потому что, пока я везла ее под горку, она то же самое не раз сделала со мной. Но тут я увидела ранее не замеченную вывеску на дверях контейнера: “Кабель и урны не принимаем”.

— Знаете, мы в дачном товариществе провода меняли, — вкрадчиво начала я, — а старые медные в сарай сложили…

Приемщик оживился.

— Медь берем по 104 рубля за килограмм, — нарочито пренебрежительно отчеканил он. — Много у вас там проводов?

— Много, только у нас документов нет, что они неворованные. Не побрезгуете?

— Привозите, посмотрим, — осторожничал приемщик. — Вообще-то не положено… Но что-нибудь придумаем. К нам чего только не везут. На днях мужики три коробки лампочек приперли. Говорят, списанный товар. Ничего, приняли, там же алюминий в чистом виде.

— По-о-осторонись, — внезапно оборвал наш приватный разговор резкий окрик.

Обернувшись, я увидела двух мужичков в замызганных телогрейках с тележкой, груженной ржавыми железяками. Крупные клиенты стали выкладывать на весы трубки, диски, болванки.

— А где вы столько дверных ручек набрали? — не удержалась я.

— В контейнерах, — деликатно ответствовал старший “санитар природы”, представившийся Михаилом Кузьмичом. — Ремонты, понимаешь, делают, выкидывают хорошие латунные ручки. А их по 35 рублей за кило сдать можно.

— И часто вам так везет?

— Когда как. Иногда за час “тачанку” насобираешь, а порой и за день — с гулькин нос. Выручка еще от приемщиков зависит. В соседний пункт мы никогда не ходим. Там какая-то старая кляча работает. Все время обманывает, и весы у нее подкрученные. И вообще мухлюют они часто. Коэффициенты дают. Принесешь им дверь от машины, она у них “фанерой” называется, так за нее много не дадут — коэффициент всего 1,6. А вот простой цветной лом собирать хорошо. Алюминий первого сорта по 28 рублей за кило принимают, второго — по 25. Выгоднее всего, конечно, медь приносить, но ее труднее найти, разве что в проводах…

Из теплой беседы с Михаилом Кузьмичом и его напарником Костей удалось узнать, что на сдаче цветного лома можно неплохо погреть руки. Двадцать кило железяк около гаражей набрал, считай, в кармане как минимум рублей 400. Мои новые знакомые, например, не мелочатся, обычно принося в пункты по 60—70 килограммов. При мне они сдали гору металлолома, а потом, видимо, развоображавшись, поставили на весы и свою “тачанку”. Ребята получили наличными 730 рублей. Вот тебе и “металлический” заработок! Есть только одно “но”. В погоне за столь легкой прибылью слишком велик соблазн вступить на криминальный путь. Удержаться от него, к сожалению, не могут слишком многие.

Злоумышленник. Почти по Чехову…

Одни из тех, кто годами терпит убытки от регулярных набегов охотников за металлом, — железнодорожники.

— Самая сложная обстановка у нас в Тульской области, — говорит директор ведомственной охраны филиала ФГП ВО МПС России на Московской железной дороге Владимир Степанов. — На днях на перегоне между станциями Оболенское и Узловое-2 похитили 9 тонн чугуна. И это не предел. Бывали случаи, когда злоумышленники сбрасывали с платформы по 60 тонн. Они действуют по точно составленному плану: ночью подсаживают на платформы подростков, а те в местах притормаживания поезда сбрасывают вдоль дороги металлические заготовки. Затем подъезжают машины, все это дело грузится и увозится на пункты приема чермета.

Неутомимыми стараниями расхитителей в Тульской губернии не только вода, но и металл подчинен круговому движению. Сначала он проходит путь от тульского завода до железной дороги, там его перехватывают, сдают на пункты, переплавляют на чушки, а потом в виде вторсырья снова возвращают в цеха. Анекдот, да и только. Однако железнодорожникам в этой ситуации отнюдь не до смеха.

— “Металлисты” воруют все подряд, чаще всего детали верхнего строения путей, — продолжает Владимир Николаевич. — Нередко проникают в места отстоя грузовых вагонов запаса МПС, там снимают с вагонов крышки и воздухопроводы, содержащие цветные металлы. Ну а раз появилась замороженная ветка, жди, что протопчут туда дорожку. Развинчивают и тащат рельсы прямо средь бела дня. Недавно в Смоленске мы за этим делом задержали шесть человек. У них уже и машина наготове стояла.

В Подмосковье случаев хищения на железной дороге значительно меньше, но все равно без них не обходится. Интересная закономерность. В отдаленных районах области пункты приема металлолома, как правило, расположены аккурат вдоль железнодорожной линии. Их украшают зовущие вывески типа “Принимаем лом. Дорого” или “Цветной лом в любом виде. Деньги сразу”. Заманчиво? Особенно, если в кошельке ни копейки и на всю округу не сыщешь нормальной работы.

— Например, только на воскресенском участке порядка 14 приемных пунктов. Естественно, туда несут все что могут. — Владимиру Старых, который возглавляет стрелковую команду станции “Воскресенск”, приходится использовать нетрадиционные методы работы. Он ставит своих стрелков около пунктов, и те ловят воров прямо на месте. — Конечно, хозяева жалуются, что им мешают работать, сбивают клиентуру. Но мы-то лучше них знаем, что это за клиенты.

Если грузовые составы стараются беречь от расхитителей, то с электричками — беда. Вандалы не брезгуют ничем: откручивают полки, выламывают двери, ручки. В 2006 году пригородные электропоезда решено отдать под охрану, но кто будет этим заниматься — пока не определено.

Чуть больше на фоне этой вакханалии повезло всем четырнадцати скоростным электропоездам “Спутник”, которые охраняла ведомственная охрана. В 2005 году она не допустила ни одного случая хищения. Но этот пример, к сожалению, не для всех показателен. Сейчас некоторые руководители начали приглашать для охраны железнодорожных объектов частные охранные предприятия. Хотя ведомственная охрана обладает лучшей подготовкой, хорошо вооружена, имеет свои учебные центры. Даже по подготовке служебных собак. Более того - это противоречит постановлению правительства РФ №58 от 6 февраля 2004 года. Последствия не заставили себя ждать. Недавно ведомственные стрелки поймали горе-охранника ЧОПа, который вывозил на машине… 6 тонн металла. В другом локомотивном депо сотрудники частного охранного предприятия, вместо того чтобы защищать объект, нагрузили машину новейшими шпалами и попытались их вывезти. Хорошо, рядом была ведомственная оперативная группа, злоумышленников задержали и сдали в милицию.

— Не знаю, что покажут весна и лето, но в последнее время количество хищений металла снижается, — признает Степанов. — Раньше с железной дороги еще больше тащили. Но в любом случае надо что-то делать. Пора все пункты сделать государственными и запретить прием лома от частных лиц. Иначе воровство не прекратится.


СПРАВКА МК:

За 2005 год ведомственной охраной МЖД раскрыто 272 случая хищения цветного металла на сумму 2 млн. 370 тыс. 500 рублей. По сравнению с 2004 годом их количество увеличилось почти в два раза. Тогда было зафиксировано 130 краж на сумму 1 млн. 631 тыс. рублей. Ежегодно за счет выявления и предотвращения хищения черного и цветного металла только московский филиал ведомственной охраны помогает сэкономить железной дороге около 11—12 млн. рублей.

На вышку по нужде

Больше всех страдают от добытчиков цветных металлов поставщики электроэнергии. В Московской областной электросетевой компании без тяжелого вздоха не могут говорить о потерях, которые приносят расхитители. Полбеды, если крадут отдельные маргиналы, но нередко в Подмосковье орудуют целые банды. Ради проводов они готовы на все.

— У них хорошие средства связи, разведка, — рассказывает главный специалист подразделения режимного обеспечения МОЭСК Игорь Богомазов. — Не так давно нам удалось нейтрализовать в Сергиевом Посаде преступную группу, которая в течение двух лет постоянными кражами терроризировала всю округу. Провода они воровали километрами. Выяснилось, что действуют бывший работник милиции и три его сына. Мы неоднократно делали засады, но операция все время срывалась. Главарь, приезжая на место, отпускал своего ротвейлера, и тот, чуя людей, начинал лаять. Банда тут же уносилась на “Урале”. Ребята были очень хорошо подготовлены: при задержании у них изъяли обрезы.

Говорят, голь на выдумки хитра. Про расхитителей кабельной продукции можно сказать то же самое. На памяти Богомазова был случай, когда воры не поленились отправиться на охраняемую подстанцию за мотком кабеля. На суде товарищ с шестью судимостями и его сообщник божились, что пошли на режимный объект чисто по нужде. Видать, крепко приспичило, раз не лень было средь чистого поля в час ночи и при 25° мороза лезть через двухметровый забор…

Когда горят торфяники, для воров наступает сущее раздолье. Энергетики вынуждены отключать электричество над дымящими болотами, а жулики этим пользуются. Причем в такой глуши обычно провода старые, медные. Стоят они на порядок больше алюминиевых. Знающие люди утверждают, что на них за один раз можно заработать до 5 тысяч долларов. Особенно если не полениться свалить опоры.

— У крупных злоумышленников, как правило, четкая схема действий. Недавно в Дмитровском районе они подогнали технику, свалили 36 опор и похитили провода на сумму 47 тысяч рублей. Но так как нам придется заново монтировать опоры, в целом сумма ущерба составила 140 тысяч рублей.

Промышляют на воровстве проводов не только опытные правонарушители, но и подрастающее поколение. Не далее как 8 марта этого года в 16.10 на подстанцию в Купавне проникли трое подростков. Разбили окна и двери, похитили переносные заземления и другие детали — всего около 16 кг. Оказалось, ребята, старшему из которых 17 лет, давно занимаются “цветным” бизнесом — дома у них обнаружили целый склад готовых к сдаче проводов.

— Этим пацанам крупно повезло, — говорит помощник гендиректора по информационной политике Александр Шапочкин. — Отделались легким испугом. На моей памяти точно так же трое подростков залезли на подстанцию. Одного ударило током напряжением в 10 тысяч вольт. Мальчишка потерял сознание, а двое его друзей убежали. Хорошо, аварийка была рядом, оказали первую помощь. Парень выжил, но рука и нога навсегда остались обездвижены.

Кстати, смертельные случаи при похищении проводов не такая уж редкость. К кабелю под напряжением 10,35 или 110 тысяч вольт порой прикосновения не надо. Достаточно возникновения дуги — и рука превращается в пепел. Недавно, совершая обход, охрана обнаружила под опорами трупы двух родных братьев. Как потом выяснилось, один залез с кусачками наверх, но через считанные секунды повис на опоре из-за смертельного удара током. Второй полез спасать брата, но смертельной дозы напряжения хватило и на его долю.

Однако сбыть краденый кабель стоит не меньшего труда, чем своровать его. Похитители режут его на куски, плавят обмотку и только потом тащат добычу в приемные пункты. А там им только рады, хотя по закону кабель принимать не имеют права.

— При проверках на каждом приемном пункте мы встречаем либо обрезки проводов, либо оборудование для их переплавки. На прошлой неделе совместно с представителями ГУВД Московской области и Комитета потребительского рынка мы проводили спецоперацию. В городе Железнодорожном обнаружили два пункта приема цветного металла, которые целый год работали нелегально. И лицензия, и другие документы у них были поддельными. Жаль, опоздали мы немного. Намедни из пунктов вывезли целую машину кабеля и другого лома. Зато повезло нам с неожиданной стороны.

Во время осмотра к гаражу, в котором располагался нелегальный пункт, подъехала машина. “Можно вам товар сдать?” — спросил у сотрудников охраны ничего не подозревающий мужик. “Можно, конечно”. — “Только у меня много, поедемте, покажу”. В общем, представителя местного ОБЭПа бедолага привез прямо к своему гаражу, который был завален ворованным кабелем… Другие товарищи во время работы комиссии приволокли к пункту два мешка нарубленных проводов.

— Иной раз при проверке пунктов приемки бывает обидно до слез. Стоит, допустим, почти новая кастрюля, а на ней надпись: “Детский сад №8”. У детей ведь воруют! Краденую дачную утварь тоже легко распознать: сковородки, подстаканники, ложки. А приемщикам все равно, что брать, лишь бы денег наварить. Плохо то, что наше законодательство слишком мягко относится к подобным преступлениям. Подростки, а порой и взрослые воры получают только условные сроки. Организаторы этого черного бизнеса остаются за их спиной, и мы получаем новый порочный круг.


СПРАВКА МК:

За прошедший год на территории филиалов МОЭСК имело место 24 факта кражи электрооборудования, проводов и другого имущества. По ним было возбуждено 22 уголовных дела. Ущерб, причиненный в результате этих противоправных действий, составил 1 млн. 400 тыс. рублей. В течение 2004 года был совершен 71 случай хищения электропроводов и оборудования, содержащих цветные металлы. Сумма ущерба составила 3 млн. рублей.



Партнеры