Как победить свастику?

“Общественный вакуум — единственный способ борьбы с экстремизмом”

17 марта 2006 в 00:00, просмотров: 273

В Москве прошел “круглый стол”, посвященный угрожающему распространению в обществе экстремизма, фашизма и ксенофобии. В нем участвовали представители крупнейших СМИ, ученые и члены Общественной палаты. События последнего времени — скандального ксенофобского “письма пятидесяти”, подписанного депутатами Госдумы от “Родины” и КПРФ, и националистического марша осенью прошлого года до нападения на синагогу в Москве и “карикатурного скандала”, который называют “конфликтом цивилизаций”, — заставили собравшихся обратиться к проблеме освещения межнациональных отношений в СМИ.


Глава комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков заявил о том, что в российской прессе неадекватно отражают национальный вопрос: “В постсоветский период в СМИ пришли новые люди. Часто их позиции были и остаются обусловлены неблагоприятными обстоятельствами, которые переживала и отчасти переживает до сих пор наша страна в переходную эпоху. Некоторые издания и журналисты просто самоутверждаются на острых для общества темах. Многие репортажи вместо рассказа “я о конфликте” превращаются в повествование “я и конфликт”. “Существует миф, что якобы есть радикальные различия между народами, населяющими Российскую Федерацию. Другой миф состоит в том, что утверждение национальной идентичности возможно только через противопоставление — мы против них”.

А вот известный публицист Леонид Радзиховский считает, что ксенофобские настроения растут в обществе независимо от освещения этой темы в прессе — хотя от журналистов, конечно, ситуация тоже зависит.

Более подробно уже после завершения “круглого стола” мы побеседовали о националистах и национализме с вице-президентом “Медиасоюза”, заместителем председателя Комитета Общественной палаты по коммуникациям, информполитике и свободе слова в СМИ Еленой Зелинской.

— В начале года члены Общественной палаты приняли заявление, в котором призвали общество поставить заслон всем проявлениям ксенофобии, фашизма и национализма в нашем обществе. Есть эффект?

— Не думаю, что в обществе уже произошли какие-то радикальные изменения. Два месяца — не тот срок. К тому же мы, граждане России, так до конца и не разобрались в терминах, не решили окончательно, что мы подразумеваем под такими словами, как “фашизм” или “национализм”. Ведь когда мы говорим “фашизм”, каждый русский человек, естественно, сразу представляет гитлеровские войска, которые переходят границу с Советским Союзом. Но не думаю, что политики, которые подписывали Антифашистский пакт, имели в виду то же самое. Ясно, что фашизма в том виде, какой он существовал во времена Третьего рейха, сегодня не существует. Однако есть его ростки, маленькие, но от этого не менее опасные.

Если журналистам и политическим деятелям удастся отыскать для ксенофобии верное определение, мы сможем развернуть общественное мнение в нужном направлении, показать всю опасность национализма.

— То есть само общество так до конца проблемы не осознало?

— Напротив, общественное мнение уже созрело для противодействия национализму. В трудных случаях оно вообще всегда дает очень точную оценку политическим и социальным явлениям. Помните, карикатурный скандал в Волгограде, после которого власти закрыли местную газету. ВЦИОМ провел исследование, и выяснилось, что большинство респондентов не поддержало публикацию карикатур, но посчитало репрессивные меры против СМИ излишними. И медийное сообщество, и религиозные организации высказались подобным же образом. То есть налицо зрелость общества. В вопросе отношения к национализму в том числе.

— А вы, как член этого общества, с национализмом как-нибудь боретесь?

— А что я в данный момент делаю?! Я именно борюсь. Тем, что разъясняю вам мою позицию. Личным общением мне это делать сложно: к счастью, в моем ближайшем окружении людей с ксенофобскими взглядами нет. Я бы просто не смогла с ними общаться.

Не стану спорить, человеческой натуре могут быть присущи различные негативные качества: жадность, злоба, зависть. Однако ведь никто ими не гордится, никто их не афиширует. Так же должно быть и с националистическими взглядами. Если ты не любишь людей другой национальности, сиди и не люби их молча. Но не кричи об этом во все горло, не провоцируй очередной резни в очередной синагоге.

— А если все же кричит?

— Эффективно бороться с национализмом можно только моральным авторитетом. С помощью закона делать это сложно: проблема ксенофобии лежит скорее не в сфере уголовного права, а в области морали и этики. В приличном обществе таким людям не должны подавать руки, вокруг них должен создаться общественный вакуум, чтобы подобные взгляды стоили карьеры националистам и тем, кто их поддерживает.

— Вы случайно не партии, саботировавшие подписание Антифашистского пакта, имеете в виду?

— Чтобы нетерпимо относиться к фашизму, совершенно необязательно присоединяться к пакту. И осуждать только за это не стоит. Но вот сотрудничество с националистическими организациями и пропаганда соответствующих воззрений — дело другое.

Взять хотя бы случай с позорным антисемитским письмом, в котором содержался призыв запретить деятельность еврейских организаций. Подписавшие его депутаты из некоторых оппозиционных фракций до сих пор уютно чувствуют себя в Государственной думе. Мало того, никто из них даже не извинился.

За это действительно не лишают ни свободы, ни депутатского статуса. Но вокруг политиков, заигрывающих с национализмом, должна быть создана моральная атмосфера вакуума. Другого наказания для них пока не придумаешь. Бойкот — единственный способ борьбы с ними. Эти люди должны чувствовать, что их взгляды неприемлемы, что общество их не поддерживает. И никогда не поддержит...

Как стало известно “МК”, участники “круглого стола” будут собираться и в дальнейшем — в рамках сотрудничества с рабочей группой Общественной палаты, которая разрабатывает программу противодействия ксенофобии и экстремизму. Эту программу палата обсудит на своем заседании 14 апреля.


ЧТО ГОВОРЯТ СОЦИОЛОГИ?

Опросы Центра Юрия Левады.

• Чувствуют к себе враждебность со стороны представителей других национальностей “очень часто и довольно часто”

2002 г. — 9%

2004 г. — 14%

2005 г. — 12%

• Сами чувствуют враждебность к людям других национальностей

2002 г. — 13%

2004 г. — 17%

2005 г. — 13%

• Чувствуют враждебность к себе представителей других национальностей “редко, практически никогда и никогда”

2002 г. — 89%

2004 г. — 85%

2005 г. — 86%

• Доля согласных и несогласных с тем, что национальные меньшинства “имеют слишком много власти в нашей стране”

2004 г. — согласны — 47%,

не согласны — 45%

2005 г. — согласны — 45%,

не согласны — 46%

• Считают необходимым ограничить проживание в России всех наций, кроме русской

2004 г. — 14%

2005 г. — 11%





Партнеры