Птичий грипп потомок “Испанки”?

В СССР еще в 1978 году была разработана инструкция по борьбе с этой болезнью

17 марта 2006 в 00:00, просмотров: 777
Новое — хорошо забытое старое. Эпидемия птичьего гриппа была зафиксирована еще в СССР двумя крупными вспышками. Даже Политбюро ЦК принимало на сей счет специнструкцию. А корни сегодняшней инфекции уходят к знаменитой “испанке”, которая сто лет назад унесла жизни 50 млн. человек. Не исключено, что разработкой вируса H5N1 занимались секретные лаборатории в военных целях. Об этом — в интервью с Евгением ВОРОНИНЫМ, ректором Московской ветеринарной академии.

Птичий грипп для России — такая же загадка, как погибшая некогда Атлантида. Одни будто бы признают его существование и готовятся к вакцинации. Другие уверены, что все эти страшилки — диверсия чистой воды, направленная против молодой неокрепшей России. Кто прав? Этот вопрос мы задали Евгению ВОРОНИНУ, ректору Московской ветеринарной академии, академику РАСХН, который в “прошлой” жизни был военным вирусологом (имеет звание генерал-майора армии).


— Евгений Сергеевич, почему так много шума вокруг птичьего гриппа вообще и Н5N1 в частности?

— Как считает Всемирная организация здравоохранения, штамм Н5N1 похож на вирус печально знаменитого гриппа, который в начале прошлого века пошел из Испании и получил название “испанки”. Тогда от него в Европе умерло около 50 млн. человек. Во все страны ВОЗ разослала предупреждения о возможной пандемии. Как говорится, обжегшись на молоке, на воду дуть будешь.

— Так, по вашему мнению, птичий грипп действительно существует?

— Этот вирус известен миру не одну сотню лет, для специалистов он не является terra inkognita. Крупные вспышки в СССР отмечались дважды — в 1964 г. и в 1972 г. А инструкция по борьбе с гриппом птиц в Советском Союзе была разработана и подписана еще в 1978 году! Кажется, членом Политбюро ЦК, тогдашним министром сельского хозяйства Полянским.

Как видите, ничто не ново под Луной. Кстати, выделяемые в то время на борьбу с вирусом средства жестко контролировались. Сегодня под эту программу тоже отписывают немалые финансы, но мы не знаем сколько. Главный санитарный врач России Онищенко на такие вопросы обычно отвечает: “Много!” В этом вопросе нет прозрачности, и это плохо.

— Военный человек любой вирус пытается поставить на службу армии. Вы занимались в том числе и созданием бактериологического оружия. Птичий грипп, или, как вы его называете, грипп птиц, изучался с этой точки зрения?

— Без комментариев

— Откуда нам ждать главного удара эпидемии? От перелетных птиц? Всех их уничтожить, как когда-то в Китае — воробьев?

— Перелетные птицы — многомиллионный насос, который перекачивает инфекции с одного континента на другой. Конечно, это создает определенную опасность. Однако призывать к поголовному уничтожению диких гусей и уток — просто глупость. Мы нанесем непоправимый урон экологии. Уничтожим птиц — исчезнут рыбы, вслед за ними — пиявки и т.д. и т.п.

На мой взгляд, основным источником инфекции нынешней весной будут крестьянские подворья. На крупных птицефабриках вспышек пока практически не было — там действуют система карантинного входа, санпропускники, обработка спецодежды, прочие меры предосторожности. А вот с частными подворьями сложнее. Зараженных кур в деревенских дворах уничтожают, а помет от них остается. А вирус в нем может жить около 300 дней, в каждом грамме помета — не меньше 10 млн. вирусных частиц.

Вот и смотрите: у бабушки в деревне забрали птицу, она через неделю купила на птицефабрике здоровых цыплят, но принесла их на старую подстилку — и опять болезнь! Заколдованный круг, из которого не так просто вырваться.

Вакцинация против птичьего гриппа должна в первую очередь идти на крестьянских подворьях. Причем — бесплатно. Ведь это федеральная программа, под нее выделены бюджетные, т.е. наши с вами деньги. Крестьяне вправе рассчитывать на бесплатную вакцинацию.

— А вакцина от птичьего гриппа существует или это пока только разговоры?

— Еще в советские времена мы получили вакцину, причем девяти видов — начиная от Н5N1 до Н5N9. Они были законсервированы до лучших, т.е. худших времен на Покровском биологическом заводе. В чем преимущества этой вакцины? Сегодня мы ждем Н5N1, а приходит, допустим, Н5N8. Мы быстро перестраиваем технологию и выпускаем тот препарат, который нужен в борьбе с этим вирусом.

Но боюсь, что не все в России знают о тех разработках — у нас короткая память. Разные регионы покупают разную вакцину в разных странах. Мне это непонятно. Кое-где появляются даже аферисты, которые под видом медикамента продают обычную воду! Нужно вложить федеральные деньги в отечественный биозавод и наладить выпуск своего препарата. Он проверен по всем параметрам, апробирован на ликвидациях конкретных вспышек гриппа птиц в Советском Союзе. Раньше это предприятие выпускало до 80 млн. доз в год.

— Н5N1 опасен для человека?

— Никто вам не скажет, что опасен, как никто не скажет, что не опасен. В данный момент Н5N1 безвреден. Но я не гарантирую, что путем мутации, особенно через свинью, вирус сохранит эти свойства. Он ежегодно меняет свое “лицо” — тем и опасен.

И другой момент: сегодня мы имеем, к примеру, Н5N1, а завтра “в клювике” птицы нам принесут Н5N3. Что получится в результате их скрещивания — неизвестно. Может появиться совсем другой вирус с другим строением. Мы в лаборатории несколько лет занимались птичьим гриппом. И пробирки по неосторожности бились, и колбы. Но никто из сотрудников не заболел и не умер. То же самое можно сказать и про другие научные лаборатории.

Важна профилактика. Следует организовать постоянный мониторинг мест отдыха на пути миграции перелетных птиц. В свое время у меня была группа специалистов, которая отслеживала эти вопросы. Они выезжали с оборудованием в места отдыха птиц, выборочно отстреливали и обследовали их на наличие опасных вирусов. Вся информация обобщалась и рассылалась в специализированные организации. Благодаря такому подходу нам и удалось подготовить вакцину широкого спектра — от Н5N1 до Н5N9. Мы были, так сказать, на страже.

Подобная экспедиционная работа в нашей стране не ведется с 1991 г. Хотя такие отряды сегодня нужны во всех регионах России — хотя бы один раз, нынешней весной. Мы получим достоверную информацию, которая может оказаться бесценной.

— Россия сможет противостоять птичьему гриппу?

— В принципе у нас все есть: и вакцина, и диагностические препараты. Главное — решить оргвопросы, восстановить ответственность.

При правительстве создан авторитетный штаб под председательством первого вице-премьера Дмитрия Медведева — это уже хорошо. Однако нужны мощные и конкретные действия. Я в первую очередь ратую за отечественное птицеводство. Оно выходит из кризиса, и нам нельзя его потерять — в “мясном” рационе питания россиян курятина занимает около 40%. Сейчас в стране около 1 млрд. кур — и только 10 млн. в частном секторе, все остальное — промышленное производство. Поэтому обязательной вакцинации нужно подвергнуть и племенное ядро.




Партнеры