Рабы всегда под Лукой

Вожди меняются, а мы — нет

18 марта 2006 в 00:00, просмотров: 182

Трудно предсказывать погоду. Трудно предсказать, кто станет чемпионом мира по футболу. Исход выборов в Белоруссии предсказать легко. Фамилия победителя — Лукашенко.


Удивительное дело: в сытых благополучных странах исход выборов непредсказуем. Буш или Гор? Шредер или Меркель? — разница иногда составляет доли процента, бюллетени пересчитывают вручную.

А чем страна несчастнее, чем сильнее задавлен народ — тем лучше результат победителя. Туркменбаши получает 99 процентов, Ким Чен Ир — 99,99 процента, а в Чечне недавно за победителя проголосовало 110 процентов.

Такие потрясающие результаты вроде бы говорят, что людям хорошо живется под Лукашенко, под Кадыровым (а раньше немцам хорошо жилось под Гитлером, а нам — под Сталиным).

Странно, что никто никогда не употреблял такие слова по отношению к англичанам, американцам. Никто не говорил, что англичанам хорошо под Черчиллем, американцам — под Кеннеди или Рейганом.

Вот это “под” — такой предлог, означающий, что люди со-

гласны считать себя рабами.

…Бумагу делают из опилок. Опилки — из ёлок. Нормальному человеку стоит жалеть лишь русские леса, которые превращаются в газетную бумагу ради того, чтобы без конца мусолить чьи-то выборы, чьи-то похороны.

Если уж тратить родные леса, то не на то, чтобы обсуждать белорусов, сербо-хорватов, урано-иранцев и др. и пр., а на то, чтобы на себя оборотиться.

Вчерашний опрос слушателей “Эха Москвы” показал, что большинство — за Лукашенко. Справедливо считается, что аудитория “Эха” — культурная, политически грамотная, свободомыслящая.

Что же случилось? Заболели? Сменили взгляды? Полюбили диктатуру? Поверили, что под Лукой хорошо живется народу?

Или — постепенно сменилась аудитория? Быть может, активно привлекая новых читателей и слушателей (чужих), мы неизбежно теряем своих?

…Лукашенко пришел к власти летом 1994 года. Смешной, неуклюжий, рукастый крикун с блестящими от возбуждения глазами. Он вскочил на трон, обещая торжество законности, уничтожение коррупции, всеобщее благосостояние (все, что положено обещать). Когда он говорил о своей любви к народу, у него даже слезы текли — так он верил сам себе.

Он пришел на четыре года. Прошло двенадцать. А сколько пройдет еще? — легче предсказать чемпиона мира по футболу.




    Партнеры