От Минобороны космонавтам нет спасения

Спецслужба, которая искала еще самого Гагарина, расформирована

18 марта 2006 в 00:00, просмотров: 576

В субботу на Байконур отправляется 13-я космическая экспедиция в составе россиянина Павла Виноградова, американца Джеффри Уильямса и бразильца Маркусу Понтеса. 30 марта намечен ее старт на МКС. Однако несчастливое число 13, похоже, дает о себе знать. За несколько дней до старта экипаж был неприятно удивлен, узнав, что службу, которая со времен Гагарина отвечала за поиск и спасение на земле всех наших космических экспедиций, расформирована.



Федеральное управление авиационно-космического поиска и спасания (ФПСУ) все 40 лет подчинялось Минобороны. При старте спасатели дежурили и на земле, и в воздухе, а при возвращении космонавтов на землю первыми должны были обнаружить спускаемый аппарат и эвакуировать экипаж. В таких операциях одновременно участвовало более 20 самолетов и вертолетов.

Военные координировали действия гражданских коллег. У них для этого имелись штат офицеров, командный пункт, спасательные службы в армиях, дивизиях, полках всех видов Вооруженных сил. Военные спасатели круглосуточно дежурили на аэродромах — кроме поиска космонавтов сотрудники ФПСУ оперативно вылетали на все авиакатастрофы.

Директивой министра обороны №Д-5 Федеральное управление авиационно-космического поиска и спасания 1 марта 2006 года было расформировано. Причина вроде бы такая: армия сокращается, лишние структуры убираются. Кто же теперь будет отвечать за спасение космонавтов?

По плану реформаторов функции ФПСУ передаются гражданской структуре — Федеральной аэронавигационной службе. Однако она существует пока только на бумаге: нет штатов, техники, людей… Даже положения об этой службе еще не существует.Пока Роскосмос и Минобороны договорились, что старт 13-й экспедиции на МКС и возвращение 12-й, запланированное на апрель, “лишние” военные спасатели, выведенные за штат, отработают по старой схеме. Но что будет в сентябре, когда к МКС отправится 14–я экспедиция, этого не знает никто. Вряд ли такая неопределенность устроит иностранных партнеров. Они ведь платят нам деньги. К примеру, за обеспечение старта 13-й и приземление 12-й экспедиции Роскосмос заплатил военным спасателям порядка 30 млн. рублей.

В новой структуре схема финансирования станет более сложной и гораздо менее прозрачной. Планируется, что Роскосмос будет теперь перечислять деньги новой структуре, та, в свою очередь, — Минобороны, у которого ему придется арендовать поисково-спасательные самолеты и вертолеты (технику же отдавать “гражданским” военные не собираются). Затем деньги пойдут в главкомат ВВС, а уж что останется после “откусываний” на каждом счете, капнет непосредственно спасателям.

Иностранцы удивляются: наша военная спасательная служба всегда считалась лучшей в мире. У нас учились. В Канаде, например, поиском и спасанием занимаются только военные. В США — система смешанная, но приоритет и руководство также отданы военным. Англичане несколько лет назад попытались переподчинить эту службу гражданским структурам. Эксперимент оказался неудачным. Они планируют вернуть все обратно.

Похоже, мы движемся по пути англичан. Только кто от этого выиграет? Вероятно, тот, кто будет управлять финансовыми потоками, направляемыми сначала на расформирование спасательной службы, а затем — на создание новой. И кто в результате проиграет? Хорошо, если это будем не мы, авиапассажиры, и не отважные покорители космоса…




    Партнеры