Корт с отравленной начинкой

Ради успехов своих детей родители могут пойти на преступление

23 марта 2006 в 00:00, просмотров: 320

На днях во Франции осудили теннисного папу Кристофа Фовье. Его приговорили к 8 годам лишения свободы за непреднамеренное убийство 25-летнего соперника его сына. Как оказалось, добрый папенька так переживал за своих детей, что с 2000 по 2003 год подсыпал снотворное в напитки их конкурентов. За это время Фовье “усыпил” 21 девушку, 9 из которых были несовершеннолетними, и 6 молодых людей. Oдин из них — Александр Лагардер — в итоге заснул за рулем и разбился насмерть…


Наш именитый теннисист Андрей Чесноков, который уже много лет живет в Париже, рассказал подробности корреспонденту “МК”:

— Это был обычный турнир, не из серии ATP. Тогда сыну этого Фовье было лет 16, а играл он против взрослого соперника. Вот папа и решил помочь. Когда этот бедный парень попросил попить, он пошел куда-то за водой и всыпал туда такую лошадиную дозу снотворного, что слона можно было усыпить. Это обнаружилось уже после вскрытия. Сначала вообще никто не мог понять, зачем человек перед матчем пил снотворное. Но потом соотнесли это с прежними фактами, когда соперники детей Фовье чуть не засыпали на корте, и все раскрылось. Я считаю, мало этому негодяю дали — всего 8 лет! Надо было намного больше!

Едва эта новость облетела мир, любители тенниса пришли в ужас: “Оказывается, мы видим по телевизору только глянец. А за кулисами-то настоящий террариум...”

Нет, конечно, среди теннисных родителей много достойных и интеллигентных людей — таких как Рауза Исланова и Михаил Сафин, Галина и Андрей Мыскины, Галина Царева и Александр Кузнецов. Но есть и другие примеры. Так, в августе 2005-го прошли сообщения, что Семен Линецкий избил свою дочь Женечку. Та попала в больницу с порезами и синяками на лице. Врачам даже пришлось наложить несколько швов. Официальная версия: папа поссорился с дочкой из-за того, что она захотела взять его машину, не имея водительских прав. Конечно, Женя в той ситуации была сама, мягко говоря, не очень права (говорят, она и по состоянию здоровья тогда не могла вести автомобиль), но зачем же реагировать так жестоко?

Рейтинг: гонка за очками

— Самое интересное, что изначально почти все родители — нормальные, спокойные люди, — рассказывает теннисная мама Ольга Б. — Приводят своих детишек в теннисный центр просто позаниматься для здоровья. Но постепенно их охватывает азарт — если видят, что ребенок начинает выигрывать. Сразу мысли: а вдруг он талант, сможет пробиться в звезды? Включается тщеславие... И вот так многие родители, как только их дети начинают играть в рейтинговых турнирах, превращаются в маньяков, теряют голову. Во время матчей громко советуют ребенку, сбивают его. Потом ругают. И дети начинают из-за проигрышей биться в истерике. Многие вообще ломаются — потому что родители давят на них: “Ты должен выигрывать, ты должен выигрывать!”

— Ой, сколько уже ребят на гонке за очками сломали… — рассказывает другая мама, Мария Н., ее сыну 11 лет. — Ведь часто возникает замкнутый круг. Если у детей мало очков, они не попадают на лучшие турниры. А если не попадают на турниры — не набирают рейтинговых очков. Значит, выход один: покупать для ребенка “уайлд кард”. Стоит она 100 долларов. Не у всех такие деньги есть.

— А ради чего так биться за эти очки? Гонорары ведь дети не зарабатывают?

— Зато они поднимаются в рейтинге и получают шанс сделать профессиональную карьеру. Но знаете, почему в Америке до 16 лет детям не разрешают играть в рейтинговых турнирах? Потому что это опасно. Во-первых, развитие у ребят слишком разное. Одни крупные, другие — совсем маленькие. Малыши боятся играть с крупными, потому что они подают очень мощно: маленькие соперники просто не могут брать такие мячи. А вот когда становятся постарше, возможности примерно уравниваются. Официально первая возрастная категория, где разыгрываются рейтинговые очки в России, — до 12 лет. Но некоторые родители умудряются и 9-летних малышей туда засовывать. Представляете, что происходит с психикой ребенка! А самое интересное, что звезды вырастают гораздо чаще из ребят, на которых не давят, кому дают нормально развиваться... Яркие примеры — и Мыскина, и Дементьева. А также Моника Селеш, родители которой всегда очень спокойно относились к ее карьере. У нас тоже есть разумные родители — я, например, знаю одну девочку, ей 13 лет, она прекрасно играет, но отец пока на турниры ее не пускает. Бережет — хочет, чтобы сначала морально и физически окрепла.

Судите сами?

У организаторов детских турниров, как правило, нет денег на судей. Поэтому один взрослый арбитр одновременно несколько кортов контролирует. И маленькие участники сами судят свою игру.

— Дети играют на доверии. Но у нас есть девочка, которая патологически жульничает, — рассказывает Ольга С. — К примеру, летит мяч соперницы в корт, она прекрасно это видит, но кричит: “Аут!” Хотя ей все время объясняют, что никакого толку это вранье ей не принесет. Ведь другие дети тоже будут к ней соответственно относиться...

Заклятые подруги

— А есть понятие дружбы в теннисе? Или игроки кроссовки друг у друга перед игрой воровать готовы?

— И кроссовки могут украсть, и форму испортить. А что касается дружбы, то у многих это до первой серьезной конкуренции, — рассказывает Владимир Е. — Сколько было случаев, когда девочки-подружки, которые вместе на тренировки ходили, вместе завтракали, ужинали — то у одной дома, то у другой, — как только начали всерьез за лидерство соперничать, ссорились вдрызг. Такие гадости начали друг про друга говорить, аж страшно.

...Тут только одно можно сказать: какое все-таки удивительное исключение — Лена Дементьева и Настя Мыскина! Они даже после финала турнира “Большого шлема” во Франции, где неизбежно одна должна была выиграть, а другая — проиграть, вместе все отмечали. Если честно, этому весь мир до сих пор удивляется. И когда я задала Винус Уильямс вопрос на Уимблдоне-2005, который она выиграла: “Будет ли Линдси Дэвенпорт отмечать вашу победу вместе с вами, как наши Лена с Настей?” — американка аж дар речи потеряла. “Ну едва ли...” — только и промолвила она.

Мат не по-матерински

— “Ах ты, дрянь, да куда ты бьешь, с..ка?! Идиотка, да ты ...!” — кричит папа собственной дочке. И это еще цветочки, — откровенничает Светлана Е. — Потом идет откровенный мат, представляете? А народу — полный зал. Публика все это слушает. Пока судья не предупредит: “Если вы не прекратите, ребенок будет дисквалифицирован...” Причем происходит все во время юниорского турнира в ЦСКА. Девочке, на которую отец орал, было лет 14. Он вопил: “Не выиграешь — убью!” Ну и, надо сказать, дочка все-таки выиграла тот матч. Уж не знаю — то ли из страха, то ли с девочками вообще такая тактика лучше действует. Но только кричат в основном на дочек. С мальчиками все спокойней...

И вправду — во вред или на пользу такое поведение родителей? Вот у нашей восходящей звезды, 14-летней Анастасии Павлюченковой из Самары — победительницы чемпионата Австралии среди юниоров, — папа тоже грозный. Однако она ему только благодарна за это, как сама признается. Как и Мария Шарапова, чей отец Юрий на весь мир жестким нравом прославился. Но многие сейчас признают, что, вероятно, будь он другим, никогда бы из Маши такой суперзвезды не получилось.

Но я не случайно опрашивала самых обычных теннисных родителей, дети которых, может, никогда не станут чемпионами. И в лоб спросила Татьяну Р., у которой сыну 10 лет:

— Не страшно вам в такой мир погружаться? Где родители чужих детей травить готовы ради побед своих чад?

А она так спокойно отвечает:

— Не страшно. Я знаю, на что иду. Не раз видела, как родители вцеплялись друг другу в лицо, дрались во время детских турниров. Так вульгарно выясняли отношения. Но я никогда в такую потасовку не ввяжусь. Никогда не буду влезать в игру, кричать, советовать что-то сыну. И ребенку своему я сразу внушила, что никогда, ни при каких обстоятельствах в его отношения с соперниками вмешиваться не стану. Пусть знает, что разбираться во всем должен арбитр.

— А как же родительская поддержка?

— Конечно, он всегда и во всем может на нее рассчитывать. Только не на корте.


ЗВЕЗДНЫЕ РОДИТЕЛИ

Андрей МЫСКИН, папа Насти Мыскиной: “Я всегда очень уважал свою дочь и верил в нее. Ради нее я ушел с работы, потому что надо было выбирать: либо своя жизнь, либо дочкина карьера... Конечно, разные бывают ситуации, эмоции сдерживать удается не всегда, когда столько душевных сил вкладываешь в ребенка. Но каких-то границ переходить нельзя никогда”.

Галина ЦАРЕВА, мама Светы Кузнецовой: “Света в детстве была замкнутой девочкой, со своим внутренним миром. Тренерам не всегда это нравилось, они пытались ее растормошить, но мало кто пытался понять. Ей приходилось нелегко, но я всегда была рядом. Следила за ее тренировками, режимом, питанием. Считала, что вправе делать это — как бывшая спортсменка знаю тренировочный процесс от и до. Да, это тренерам не нравилось. Но мне это было неважно, важна была только Светка, чтобы у нее все было хорошо...”

Рауза ИСЛАНОВА, мама Марата и Динары Сафиных: “Я переживала, когда пришлось в 14 лет отправить Марата в Испанию одного. Тяжело ему было без мамы, знаю. Но на тот момент у нас с мужем просто не было другого выхода: если бы сын остался в России, где не было условий для тренировок, он никогда бы не заиграл”.




Партнеры