Сказка “Двенадцать месяцев”

Армейская реформа куется в секрете. Но “МК” его узнал

30 марта 2006 в 00:00, просмотров: 300

В армии грядет очередная реформа — переход с 2007 года на полтора, а с 2008-го — на один год службы по призыву. Законы на сей счет сейчас рассматривает правительство. Но при этом концепция перехода... пока еще не готова. Ее в Минобороны только разрабатывают. Как всегда, в строжайшем секрете.


И все же “МК” выяснил подробности проекта. Судя по всему, солдаты, которым выпадет служить год вместо двух, смогут выполнять в армии только “черновую” работу: нового срока службы недостаточно, чтобы подготовить хороших спецов. Но так ли это плохо для армии?


Сегодня на заседании правительства будет рассматриваться пакет законов, подготовленных Министерством обороны, — в том числе об отмене девяти отсрочек от призыва на военную службу и сокращении военных кафедр в вузах. Эти законы должны обеспечить переход на однолетний срок службы по призыву.


Отказ от части отсрочек и сокращение военных кафедр — малая часть того, что должно быть сделано. Ведь сократить срок службы вдвое — это не то же самое, что постричь волосы покороче. Одним механическим движением такие вещи не делаются. Фактически должна быть проведена реформа срочной службы. У всякой реформы должна быть концепция, в которой до мельчайших подробностей будет продуман и расписан комплекс соответствующих пошаговых мероприятий.

Такая концепция сейчас разрабатывается в Министерстве обороны. Предполагается, что она будет готова к концу апреля. Тогда ее и обнародуют.

Однако некоторые высказывания военачальников, сделанные в последние полтора-два года, позволяют уже сейчас назвать ее основные моменты.

Прежде всего традиционный призывной контингент постараются разбавить нормальными образованными ребятами, которые сейчас не идут в армию, поступая сразу после школы в вузы. Им перекроют лазейку через военные кафедры, дававшие свободу от армии после окончания университета, и постараются устроить так, чтоб, сдав вступительные экзамены, они сначала уходили на год в армию, а уже вернувшись, принимались за учебу.

В идеале разработчикам концепции хотелось бы, чтоб те, кто не отслужил, всю жизнь носили “черную метку”. Чтоб их, например, не брали на работу в структуры госвласти. Тогда они будут думать, что лучше уж год отмучиться, чем потом всю жизнь считаться “вторым сортом”.

За полгода солдата не обучишь

Сокращение срока службы идет параллельно с переводом ряда частей и соединений на профессиональную основу — это взаимосвязанные процессы. Соответственно, срочники будут рассматриваться как сырьевая база пополнения воинских рядов контрактниками.

Через полгода службы всем будет предложено подписать с Минобороны контракт — минимум на три года.

Срочники, которые не захотят его подписывать, полгода до дембеля будут выполнять незамысловатые работы подсобного характера типа обслуживания и обеспечения воинских подразделений, караула, ремонта, уборки территории, таскания тяжестей и т.п.

Разработчики концепции исходят из того, что обучить солдата за полгода так, чтоб ему можно было доверить что-то серьезное, — невозможно. Взять экипаж танка — если он будет меняться каждые полгода, от танка очень скоро останутся одни рожки да ножки. Поэтому, как объясняют источники в Минобороны, командиром танка будет контрактник — его постоянный хозяин. А наводчик и механик, прикрепленные к танку на полгода, будут по команде хозяина просто изучать рычаги и ухаживать за танком.

Днем — сержант, ночью — никого

Что касается дедовщины, то она не видится большой проблемой. Всплеск, который возникнет при столкновении “длинных” и “коротких” призывов, планируется минимизировать, разведя солдат по разным частям и казармам. В целом же борьба с дедовщиной ляжет на плечи сержантов.

Будет создан институт младших командиров. Сержантами смогут стать только те, кто отслужил по призыву и подписал контракт на 3 года (сейчас ими становятся те, кто первые полгода срочной службы обучался в школе сержантов).

Сержантам будет обеспечена возможность приобретения жилья, чтобы они могли жить вне казармы. Правда, солдаты тогда в неслужебное время будут оставаться в казарме одни, хотя именно в это время и случаются все безобразия. Какой тогда смысл в сержантах? Еще один открытый вопрос.

Утром стулья, вечером деньги

Случилось то, о чем давно “говорили большевики”: срок службы наконец будет сокращен.

Возможно, что его с тем же успехом можно было сократить не до двенадцати месяцев, а, скажем, до десяти. Но один год — это столько, сколько постановила высшая власть государства.

Сокращение срока службы обусловлено не задачами модернизации Вооруженных сил, а политическими соображениями. Идя навстречу пожеланиям граждан, власть укорачивает непопулярную повинность и забивает таким образом предвыборный колышек на избирательном поле.

В результате оказывается нарушен разумный, естественный порядок вещей. Ведь когда сокращается срок призывной службы, сначала разрабатывается концепция этого мероприятия, а уж потом рассматривается и принимается закон. У нас наоборот — сначала принимается закон, потом разрабатывается концепция.

Имена разработчиков держатся в секрете. Все делается тайно, даже Комитет по обороне Госдумы не в курсе предстоящих перемен. Минобороны реформирует само себя — келейно и анонимно.

Справедливости ради надо признать, что те идеи разработчиков концепции, о которых сейчас известно, выглядят логично. Но есть изъян.

Нельзя знать заранее, сколько срочников захочет заключить контракт с Минобороны. А если их будет больше, чем требуется армии? Или, наоборот, меньше? Как быть тогда?

“Возвращаем два года”

В самом начале правления министра обороны Сергея Иванова правительством была принята Федеральная целевая программа “Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей”, рассчитанная на 2004—2007 годы.

“Ее итогом должно стать укомплектование более половины всех воинских должностей сержантов и солдат военнослужащими-контрактниками. Всего в ВС к 2008 году планируется перевести на контрактную основу 72 соединения и воинские части, отобрав для службы по контракту 133 тысячи 400 человек”, — говорится в документах военного ведомства.

Министр обороны Иванов считает, что к 2008 году российская армия на 70% будет укомплектована контрактниками. Однако, по нашим данным, выполнить в срок Федеральную программу не удается. Минобороны будет обращаться в правительство с просьбой продлить срок ее действия и выделить дополнительные деньги.

Как объясняют командиры, отвечающие за комплектование своих частей контрактниками, те люди, кто желает служить профессиональным солдатом, приходят, купившись на рекламу. Вскоре они видят, что условия службы далеки от обещанных, расторгают контракт и увольняются. Задерживаются маргиналы, алкоголики, неприкаянные бродяги, скрывающиеся от личных врагов. А настоящих, полноценных контрактников — зрелых толковых мужиков, умеющих и любящих воевать, остается очень мало.

Такая же тенденция наверняка сохранится и среди “годовалых” призывников, которым после учебки предложат подписывать контракт. Подпишут, а через полгода разорвут. Потому что зарплата маленькая, жилья нет, и служба никакого удовлетворения не приносит.

И не исключено, что через несколько лет какой-нибудь новый министр обороны объявит: переход на год службы себя не оправдал, армия оголена, солдат не хватает, поэтому возвращаем два года.

Вполне возможный вариант. Так уже делали. В 93-м сократили срок службы с двух лет до полутора, а в 95-м вернули два года. Никто не помешает “послепутинской” команде пойти тем же путем.

Министерство обороны, переходя на один год срочной службы, исходит из того, что призывников надо загонять в армию насильно, запугивая и создавая безвыходные условия.

Это устарелый, бесперспективный подход. Призывники XXI века пойдут служить, если будут понимать, зачем это надо.

Если их там действительно будут учить военной специальности, а не унижать, заставляя делать ненужную, бессмысленную работу.

Если к ним будут относиться с уважением, а не как к грязи.

Если они будут чувствовать, что нужны своей стране — что без них не обойтись.



ОТСРОЧКИ, ПОДЛЕЖАЩИЕ ЛИКВИДАЦИИ (с 1 января 2007 года)

1. Лицам, занятым постоянным уходом за близкими родственниками, являющимися инвалидами первой или второй группы, а также гражданами пожилого возраста (женщины старше 55 лет, мужчины старше 60 лет).

2. Лицам, имеющим ребенка до трех лет.

3. Лицам, поступившим на работу по специальности после окончания образовательных учреждений высшего профессионального образования в государственные организации, перечень которых определяется Правительством РФ.

4. Лицам, обучающимся в образовательных учреждениях Государственной противопожарной службы, органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, а также таможенных органов РФ.

5. Лицам, имеющим жену, срок беременности которой составляет не менее 26 недель.

6. Лицам, обучающимся в образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования.

7. Лицам, имеющим высшее педагогическое образование и постоянно работающим на педагогических должностях в государственных, муниципальных или имеющих госаккредитацию негосударственных сельских образовательных учреждениях.

8. Постоянно работающим врачам в сельской местности.

9. Тем, кому это право дано на основании указов Президента РФ.



Генерал-полковник Леонид ИВАШОВ, вице-президент Академии геополитических проблем:

— Подобные революционные намерения всегда появляются в преддверии выборов. Вот и сейчас: грядут выборы, звучат красивые декларации, так как кандидатом №1 от партии власти будет, видимо, министр обороны Иванов. Он уже начал избирательную кампанию.

То, что каждые 2—3 года появляются лозунговые намерения то об альтернативной службе, то о переходе на контракт, то еще что-то, — это говорит о том, что нет концепций военной реформы и нет стратегии строительства новой армии.

Облик армии и ее предназначение выстраивается от угроз. Их перечень составляется, исходя из национальных интересов России. Сначала на политическом уровне определяется, что такую-то группу угроз мы будем парировать политико-дипломатическими средствами: отзывать послов, заявлять протесты и т.д. Эту группу интересов будем отстаивать экономически: ограничим торговлю, перекроем газовую трубу, не дадим нефти... И, наконец, выделяется группа жизненно важных интересов, за которые мы будем воевать. После этого уже говорим: чтобы воевать, нам нужны вот такие вооруженные силы.

Тогда армия рисует свой облик, необходимые системы вооружения, кадровый и личный состав — кому и сколько служить, по контракту или призыву. Затем рассчитывается, во что это обойдется государству: за 10 лет, ежегодно...

Военная организация должна опираться на реальную основу: на политическую цель и материальную базу. Сегодня мы не знаем, чего же хотим от армии. К примеру, как-то, выступая в Совбезе, я задал вопрос: “Если, допустим, американцы заблокируют Малакский пролив, мы будем за него воевать или станем драться лишь на дипломатическом фронте?” Никто на этот вопрос ответить мне так и не смог.


Генерал-полковник Александр СКОРОДУМОВ, в 2001—2005 гг. начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных сил РФ:

— Сегодня все уставы и планы боевой подготовки в армии рассчитаны таким образом, что боец год интенсивно учится, а в следующем году своей службой отдает знания. При сокращении срока службы планы, конечно, придется переделывать. Причем сначала — на полтора года, а потом — на год. Такая работа, как я знаю, в армии даже не начиналась.

Но главное, за единственный год службы те деньги, которые потратило государство на обучение бойца, он “отработать” не успеет.

Сейчас происходит так: первые 6 месяцев из призывника в учебке готовят военного специалиста: снайпера, механика БМП, пулеметчика... Затем он приходит в боевую часть, где еще минимум полгода с ним занимаются так называемым слаживанием. Сначала — отделения, экипажа, взвода. На это уходит месяца три, по истечении которых проходят боевые стрельбы взводов. Затем — слаживание роты, еще минимум месяц, в финале — ротные учения. Дальше — батальон, основная тактическая единица, это — еще порядка трех месяцев.

Теперь как раз к этому времени солдат должен сказать: “Все, извините, я пошел домой”. Вместо него опять приходит новобранец. Это — армия начальной военной подготовки: неуч учит неуча. Зачем тогда вообще нужен призыв?

Чтобы подготовить профессионала, надо, чтобы человек служил долго, подписывая, к примеру, контракт на 3 года. Только условия контракта должны быть привлекательными, а не такими, как сейчас.


Валентина МЕЛЬНИКОВА, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России:

— Мы всегда подчеркивали: не важно, на сколько времени человек призван, срок службы ничего не меняет в системе порочных и преступных взаимоотношений. Об этом много могут рассказать призывники с высшим образованием, которые и сейчас служат год. За год можно семь раз и самому умереть, и убить кого-то.

Ситуация, когда в одно и то же время служат ребята, призванные на разные сроки, была в 1995 году. Тогда людей призвали на полтора года, а служить заставили два. Это был кошмар! Они злые были и на офицеров, и на следующий призыв — тех-то не обманули.

Теперь получится, что весной 2008 года служить вместе будут те, кто призывался в 2006-м на два года, в 2007-м на полтора и в 2008-м на год. Первые, кто начал по этому поводу бить тревогу, это — офицеры. Многие за голову хватаются: “Что они там удумали! Мордобой же будет жуткий. А поскольку смысл службы — это создание боеспособных подразделений, прошедших боевое слаживание, то у нас нет возможности разделить призывников так, чтобы каждый призыв служил только сам с собою”.

Думаю, что о грядущих конфликтах те, кто сидит в Генштабе, всерьез пока не задумывались.


Генерал-полковник Эдуард Воробьев, в 1995 году ушел с должности первого замглавкома Сухопутных войск из-за несогласия с методами ведения боевых действий в Чечне:

— Предстоящее сокращение срока службы по призыву — это положительный момент, шаг к переходу армии на контрактную основу. Эта мера повлечет за собой одновременное сокращение альтернативной гражданской службы. Ранее она была 42 месяца для людей без высшего образования, и 21 — с высшим. Сейчас этот срок уменьшится вполовину.

У такого перехода есть и минусы. Самый большой: отмена ряда отсрочек, чтобы увеличить число призывников. Эта проблема будет стоять остро, так как начиная с 2007 года, особенно в 2009-м, мы попадаем в “демографическую яму”. Выходом мог бы стать переход на контрактный принцип комплектования. Так как мы вступаем в новый этап войн, где будет применяться высокоточное оружие, электронная техника. Это требует профессионалов. Только они смогут выжать из техники все, что в нее заложили конструкторы. Люди по призыву не смогут, у них не та мотивация. Они служат, мягко говоря, не добровольно. Это именно к ним относится пословица: солдат спит — служба идет.


Полковник Виталий ШЛЫКОВ, бывший сотрудник ГРУ, член Совета по внешней и оборонной политике:

— Чрезмерный акцент на том, сколько служить и как — по контракту или призыву, — загоняет другие, более важные проблемы армии в тупик. Например, страна уже не может производить современного вооружения. Зачем же нам тогда безоружная армия? Ее боеготовность состоит из десятков компонентов. Все они заброшены.

Понимаю, что вопрос о том, сколько времени служить, больше всего волнует общество последние 15 лет. Руководство армии к нему привыкло, и аргументы давно наготове: на случай войны народ должен быть вооружен и т.д. Однако опыт многих стран показывает, что офицерский костяк — вот ключ к любой профессиональной армии. Высококлассный офицерский корпус — это то, что совершенно выпадает из внимания общества и руководства, которое живет по инерции и просто не имеет сил провести реформу, даже если бы и знало, как это делать. А оно ведь еще и не знает, и стойко обороняет свои позиции.

Однако, пока у нас остается призывная армия, сокращение сроков службы — дело хорошее. Все равно полноценной боевой подготовки солдат не получает: нет подготовленных офицеров, обученных сержантов, материальных ресурсов… А если сократят срок службы, так хотя бы люди вернут себе полгода или год нормальной жизни. 12 месяцев службы — это европейский стандарт. Нигде, кроме нас, больше уже не служат. Так что сколько служить: 24 или 12 месяцев — состояния боеспособности армии не изменит. Можно послужить и 8 месяцев — еще лучше.






Партнеры