Любовь на “Участке”

Вчера на Первом канале стартовал “Заколдованный участок” — продолжение популярного сериала “Участок”.

30 марта 2006 в 00:00, просмотров: 870

Теперь по будням после программы “Время” зрители смогут наблюдать за приключениями уже полюбившихся жителей деревни Анисовка. Там, где раньше со своей собакой разгуливал участковый милиционер Павел Кравцов в исполнении Сергея Безрукова, теперь главным героем станет заезжий экстрасенс Александр Нестеров в исполнении Леонида Ярмольника.


Деревенское начальство вызывает знахаря, чтобы бороться с пьянством и разгильдяйством. Но древняя вера местных жителей в колдунов настолько велика, что совсем скоро народ потянется к нему, чтобы решать свои личные проблемы. Вот и Сущева в исполнении Татьяны Догилевой , которую зрители помнят еще по первой части, идет к Леониду, чтобы вернуть загулявшего в городе мужа. В актерской среде Татьяна слывет великолепной рассказчицей, что она и доказала в разговоре с корр. “МК”, рассказывая о своих впечатлениях со съемочной площадки “Заколдованного участка”.

— Татьяна, а первый “Участок” вам самой понравился?

— Посмотрела весь — по утрам по телевизору, днями-вечерами была на съемках. Сценарий “Участка” написал крепкий профессионал и талантливый человек — известный писатель Алексей Слаповский. Когда мы получили первый сценарий, я позвонила Нине Руслановой, и мы сошлись во мнении, что очень хорошо написано: есть и речевая характеристика, и действие, и крутые сюжетные повороты. Причем нас еще приятно удивила необычность места действия — о деревне тогда никто не снимал. И еще нас подкупило, что роли написаны для артистов старшего поколения. Правда, после первых серий коллеги говорили, что сериал — полная ерунда. Я немножечко расстроилась, но решила досмотреть, и мне очень понравилось. Причем могу сказать это объективно, потому что в начале не было моей сюжетной линии. Знаете, когда смотришь собственную работу, все равно относишься предвзято. А тут я оказалась солидарна со зрителями, потому что рейтинги были очень высокими. И нам, артистам, захотелось продолжения. Мы стали приставать с этим к Слаповскому, и через год, к нашему удовольствию, он написал “Заколдованный участок”.

— Как вы думаете, почему зрителей заинтересовала деревенская история?

— Поскольку я причисляю себя к зрителям, то отвечу: для меня было важно в первую очередь, что она про хороших людей. Может, они чудные, с недостатками, но это наши простые люди. Плюс к тому в проекте слились все составляющие качественного продукта: хороший драматург, хороший режиссер, хорошие артисты. Очень много привнес Сережа Безруков. Мы его все полюбили. Он мне представлялся зазнавшимся молодым успешным артистом, а оказался просто чудесным, коммуникабельным, веселым, легким и очень творческим человеком. Он с большим энтузиазмом подошел к своей роли и много для нее придумал.

— А какое впечатление произвел ваш нынешний киномуж Игорь Бочкин?

— До “Заколдованного участка” мы даже не были знакомы. Я с большим уважением относилась к его работам, но в моем представлении это был такой брутальный мужчина, который играл либо в драмах, либо в трагедиях. Но в первой же сцене он так смешно сыграл, что я начала “колоться” — еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

— Как он вас “колол”?

— Не хочу раскрывать сюжетные ходы, а то будет неинтересно смотреть... Я ему потом сказала: “Игорь, я не знала, что ты такой смешной артист”. Мы подружились, и я получала огромное удовольствие от работы с ним. Очень смешная была ситуация, когда я первый раз приехала на съемки и переодевалась в вагончике. А рядом сидела незнакомая мне артистка. И вдруг я увидела из окна Бочкина и говорю: “Ой, мой приехал!” А она возмутилась: “Здрасьте! Как же твой? Это мой!”

— Это была Анна Легчилова?!

— Да, его настоящая, по паспорту, жена. Мы там все были одной большой семьей. (Смеется.)

— И как эту семью принимали жители деревни Похвиснево, которая в сериале называется Анисовкой?

— Проблемы были. Например, в первом “Участке”, когда мы с Руслановой мерились палисадниками, то вытоптали почти все хозяйкины цветы. Причем не только мы, там участвовали еще и козы, которые, как терминаторы, с невероятной скоростью пожирали бабушкины георгины. Дирекция еле договорилась, чтобы она нас пустила на съемки “Заколдованного участка”. В результате мы прониклись друг к другу большим уважением, причем не только к жителям Похвиснева.

В Серпухове, в красивом и ухоженном дворе, мы снимали сцену моего приезда к мужу, который уехал в город на заработки. Я была поражена, что никто из жителей не проявлял к нам особого интереса. Только спрашивали, куда и когда можно пройти, чтобы не попасть в кадр. Потом выяснилось, что этот двор снимали все на свете — и “Бумер”, и “Дальнобойщики”…

— Ваша героиня в “Заколдованном участке” идет к психотерапевту, чтобы вернуть мужа. И он советует избитый способ: заставить мужа ревновать самого. Вам этим способом приходилось когда-нибудь пользоваться?

— Никогда. Я считаю, если мужчина проявляет внимание к другой женщине, значит, он меня недостоин. Да и самой мне абсолютно незнакомо чувство ревности.

— Но вообще к экстрасенсам вы обращались?

— Не скрою, одно время я была очень сильно увлечена экстрасенсами и гадалками. Был тяжелый период, и мне казалось, что ситуация тупиковая. Это было связано и со здоровьем, и с личными проблемами. Женщин же в принципе тянет в мистику…

— До сих пор в это верите?

— Нет. Я сделала для себя выводы и пошла в церковь. Батюшка сказал, что ни в коем случае нельзя ходить ни к гадалкам, ни к экстрасенсам. Это очень вредно — как только вступаешь в этот круг, он тебя затягивает. Больше я не обращалась, хотя бывают искушения узнать, что ожидает в будущем, поскольку видела экстрасенсов, которые что-то умеют. Но я вспоминаю батюшку и говорю себе “стоп”.

— А с деревенской жизнью сталкивались?

— Я из простой семьи. Мои родители приехали в Москву из деревни. Так что мое детство прошло в деревнях у бабушек-дедушек. А уже в зрелом возрасте я снималась в деревнях. Поэтому знаю, что такое деревня.

— Кроме Игоря Бочкина с кем еще подружились?

— С моей экранной соседкой Ниной Руслановой мы вообще давно знакомы, и я всегда ею восхищалась, она — выдающаяся актриса. С другими артистами я виделась не так часто, потому что в “Заколдованном участке” у меня не очень большая роль. Но когда мы снимали “звездную массовку” в клубе, где вся деревня пришла на сеанс к заезжему экстрасенсу, то хохотали как ненормальные и никак не могли успокоиться. Особенно нас веселил Станислав Любшин и его трогательные взаимоотношения с оператором, которым был его сын Юра.


А ЕЩЕ ЗА КАДРОМ


ЛЕОНИД ЯРМОЛЬНИК, АКТЕР (АЛЕКСАНДР НЕСТЕРОВ):

— Мой герой, экстрасенс, — человек новый, с его появлением завязываются все истории. “Участок” один из немногих фильмов, где нет “грязи”, войны, убийств. Мы смотрим на нашу жизнь через призму юмора, самоиронии. Злых карикатур здесь нет, наше кино необидное — про нас, про разгильдяев, про людей верящих и верующих. Я сам оптимист, да и нашему народу оптимизма не занимать. Ну а если говорить пафосно, чем мне симпатичен мой герой Нестеров? Вся соль в том, что не столько он сельчан подлечил, сколько они ему дали шанс поверить: жизнь — хорошая штука. И вообще, любить людей было и будет модным, это спасает человеческую душу. Но все это показывается на простых и понятных вещах, без мудрствований.


АЛЕКСАНДР БАРАНОВ — РЕЖИССЕР:

— В продолжении “Участка” еще больше юмора. Некоторые сцены рождались на ходу. Например, персонаж Ярмольника должен был медитировать. Где бы он мог этим заняться? В огороде дома, где шли съемки, мы увидели ванну. Наполнили ее водой, туда Ярмольник и погрузился. А Владимир Меньшов (он играет местного олигарха Шарова), сидя на бортике, должен был дать ему отмашку “всплыть”. Скомандовали “мотор”, а Меньшов все не стучит. Я заволновался, не задохнулся бы там Ярмольник. Наконец вредный Меньшов дал сигнал. Леня выскочил как ошпаренный, хватая ртом воздух! Так они все время друг друга и подкалывали.





Партнеры