Учить в сортире!

Московские школьники не могут терпеть “нужду”

3 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 1113

Школьный туалет — абсолютный лидер среди экзотических мест для секса в эротических рассказах и порнофильмах. Но фантазии — они и есть фантазии. В туалете средней московской школы не то что сексом заняться — невозможно справить нужду и вымыть руки с мылом.

Санитарные нормы предполагают наличие: туалетной бумаги, мыла, бумажных полотенец или сушилки. Пластмассового или деревянного сиденья на унитазе, закрытой (!) кабинки с перегородками не ниже 1,8 метра. А среднестатистический школьный туалет выглядит так: низкие унитазы без сидений и крышек, с подтеками ржавчины. Кабинки не запираются. На батарее сохнет замызганная половая тряпка. Из крана течет только холодная вода. Вместо нормального мыла — обмылки хозяйственного (в лучшем случае). Чаще его нет. Сушилка если висит на стене, то сломанная.

Туалетная бумага, как выяснилось, не внесена в реестр школьных расходов. Какие-то деньги выделяются на “прочие расходы”, но на какие — не оговорено. Не оговорено — значит, о целевом расходовании речь не идет. Собираясь в современную школу, нужно вместе с учебниками и тетрадями не забыть положить в сумку туалетную бумагу. Дефицит бумаги в российских школах никто из существующих специалистов прокомментировать не смог. Производители интимного товара в скором времени обещают порадовать бумагой с нарисованным алфавитом. То есть в России туалетная бумага есть. И разная. А в школе нет — особая зона дефицита в отдельно взятой стране. Как мне объяснила завхоз одной из московских школ, “если мы купим на “хозяйственные” деньги туалетную бумагу, бумажные полотенца и освежитель воздуха, то нам эти чеки просто не подпишут”. Бумагу и полотенца покупают на родительские деньги. В младших классах дети на продленку приносят полотенца из дома, а бумагу им кладут учителя — жалко же малышей.

Психолог Никита Штыков утверждает, что состояние туалетов в российских школах, далее в вузах — этнокультурная проблема, вернее, проблема отсутствия культуры. Бескультурье нам исподволь внушается с первого по выпускной класс.

— Вы идите, я вас покараулю, — пожалела меня ученица школы, где я была на интервью. И приперла дверь спиной. Я спряталась в дальний отсек у окна — в стекло тут же ударил снежок: у младших школьников — прогулка. Чтобы не подглядывали с улицы, администрация школы заколачивает окна пластиком. На пластике здорово писать маркером матерные слова…

Кстати, в младшей школе в туалете часто нет даже перегородок между унитазами. Так бедолаги и приноравливаются всем классом в рядок. А общие туалеты для малышей и старшеклассников — гроза первоклашек. Они боятся туда идти.

Школьники, которые живут неподалеку, бегают по нужде домой. Иногда целыми компаниями. Правда, в последнее время смыться из школы без официального разрешения директора или завуча нельзя — остановит охранник. Детей в целях их же безопасности на время уроков запирают в школе на ключ. Остается один выход — уйти в туалет с урока, пока там никого нет. Или как в анекдоте: “Есть способ три дня не ходить в туалет. — Какой? — Терпеть!”

Врач-уролог Григорий Ованов:

— Ребенок должен мочиться, когда у него возникает позыв. Если моча застаивается, то на стенках мочевого пузыря оседают бактерии, которые могут вызвать цистит. Если к тому же ослаблен иммунитет, то опасность инфекции возрастает.

Мамы жалуются, что 9—10-летние дети приходят домой в буквальном смысле с полными штанами. Лучше так, чем на виду у всех. Российские психологи говорят, что у каждого свой порог стеснительности. И проблемы особой нет — потому что большинство россиян не стесняются справлять нужду на людях. Это у нас в крови, что ли... Некоторые страдают от неконтролируемого спазма, когда в помещении присутствует еще кто-то. Но опять-таки специалисты эту особенность за рамки нормы не выводят.

В типовых школах советской постройки кабинки не запирались по той же причине, что и в психушках, и в казармах. Чтобы дети всегда были на глазах у педагогов. За закрытой кабинкой они тут же начнут курить, колоться и избивать одноклассников. Впрочем на этаже, где занимаются 11-классники, в женском туалете через минуту после звонка на урок спокойно дотлевают окурки, хотя дверок тоже нет. Да и входная до конца не закрывается. Курить в школе зимой можно на задворках: учительница в “сменке” за тобой по снегу все равно не побежит. Значит, дело не в курении за закрытыми дверями...

А многие директора до сих пор против закрывающихся кабинок. Только самые передовые — школа вообще очень консервативная организация — со скрипом соглашаются на полудвери, чтобы были видны ноги и голова. “Если у ребенка расстройство желудка, то ему хочется уединиться”, — вздыхают они. Денег-то на улучшение все равно нет. Опять с родителей драть. Поэтому, когда санитарные правила начали диктовать наличие дверей у кабинок, директора нашли дешевый выход: запирается одна кабинка из шести. Норма выполнена. Дети — в очередь.

По словам пресс-секретаря Департамента образования Москвы Александра Гаврилова, новые санитарные нормы введены не так давно, и переоборудовать туалеты 4 тысяч учебных заведений столицы одномоментно не представляется возможным.

— В нашей школе нет ни закрывающихся кабинок, ни бумаги. В соседней школе вообще смешные синие толчки, вделанные в пол, — рассказывает 10-классница из Северо-Западного округа, — зато в учительском — евроремонт, освежитель воздуха, чистое полотенце и даже контейнер с жидким мылом (это роскошество вызывает у девушки особенно бурную реакцию). Но нас туда не пускают. Этот туалет запирается от учеников на замок.

В школах Москвы уже десять лет пытаются обнаружить правовое пространство. На этой неблагодатной ниве пашут омбудсмены — уполномоченные по правам ребенка. По воспеваемой идее равенства все участники учебного процесса должны взаимодействовать и находиться в тесном контакте. На деле получается: дружба дружбой, а табачок — врозь. Учителя в один голос утверждают, что VIP-туалеты полностью оборудованы на их деньги. Мыло, освежитель и полотенце принесены из дома. Всю школу на свою зарплату обеспечить этими предметами не могут.

В туалете для старшеклассниц одна директор, наверное, хорошая женщина, установила зеркала. Родительский комитет притащил в школу б/у. “Пусть девочки смотрятся, им нравится, ну и нам нравится”, — говорит она. Предлагаю Департаменту образования ввести новый критерий оценки качества школы: осмотр туалетов. И все сразу станет ясно. У нормального директора в туалетах для детей будут и зеркала, и бумага, и освежитель воздуха. А у плохого — сорванные с петель дверки кабинок, мат на стене и половая тряпка на батарее.




Партнеры