Прорыв на Андреевском фланге

Андрей Аршавин: “Я считаю, со мной и Хагеном такая же вероятность выиграть, как и без нас”

6 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 492

Мало того что в сегодняшнем ответном матче 1/4 финала Кубка УЕФА с испанской “Севильей” (прямая трансляция — на канале “Спорт” в 20.00) питерскому “Зениту” надо отыгрывать три мяча, так еще придется это делать без лидеров — Эрика Хагена и Андрея Аршавина, схлопотавших в Испании по красной карточке. С последним накануне матча обстоятельно побеседовал корреспондент “МК”. Итак, Андрей Аршавин — о себе, “Севилье” и не только…

“Штрафовать у нас не принято”

— Вот про Аршавина говорят — “отыграл матч и забыл”. После “Севильи” так же было?

— “Севилья” как раз-таки исключением стала. Достаточно долго и тяжело я этот разгром переживал...

— Хаген в прошлом году двери на “Петровском” ломал после игры с “Гимарайншем”. У тебя такого желания после “Севильи” не было?

— А какой смысл в этих эмоциях? И перед кем их демонстрировать? Это ведь больше показуха. Ну сломаю я дверь — кому-то от этого легче станет? Матч ведь уже не переиграть.

— Сам как считаешь — сильно подвел команду?

— Как сказать… Если бы меня удалили при счете 0:0, а потом бы мы проиграли 1:4, тогда — да. А так...

— И все-таки… Без тебя “Зенит” как раз и пропустил тот самый четвертый гол, который явно снизил шансы команды на продолжение еврокубковой борьбы.

— Это понятно — между 1:3 и 1:4 есть разница. Но только ведь и со мной “Зенит” мог этот четвертый гол пропустить. Даже если бы я был на поле, я ведь за Славу Малафеева не смог бы мяч отбить, верно? При этом я с себя вины не снимаю. Конечно, можно было сдержаться. И нужно. Но…

— Штраф какой-то платил за удаление?

— Нет, у нас в команде это не принято.

— Сейчас мнение ходит: мол, у нас в России к лояльным судьям привыкли, вот в Европе игроки карточки и хватают…

— Я с этим не согласен. Просто в Европе понятное судейство, а у нас, увы, не всегда. У наших рефери зачастую нет последовательности в принятии решений. В Европе такое, конечно, тоже бывает, но гораздо реже.

— А как же липовое удаление Хагена?

— Да, непосредственно в нашем матче с “Севильей” это спорное удаление резко изменило ход игры. Только в действиях “Зенита” уверенность появилось, и тут — на тебе! В целом, конечно, испанцы нас переигрывали, но при этом мы были не настолько хуже “Севильи”, чтобы уступать с крупным счетом. Если бы не удаление Эрика, думаю, мы бы вряд ли проиграли больше, чем 1:2. К сожалению, все это уже в прошлом, и нет никакого смысла кулаками после драки махать.

“Какая Европа? Даже не думай!”

— Кстати, о драке… Ты видел, как питерские болельщики с севильской полицией сцепились?

— Да, все еще на разминке началось. Дубинки, навал какой-то… После игры узнал, что многих болельщиков “Зенита” в полицию забрали. Но, насколько мне известно, наш президент Сергей Фурсенко постарался загладить инцидент.

— Шансы “Зенита” на ответную игру?

— Мы должны думать о том, чтобы победить, а там уж как пойдет. Если будет удачный расклад, то и результат 3:0 возможен.

— И это без Аршавина и Хагена?!

— Я считаю, что с нами была бы такая же вероятность выиграть этот матч, как и без нас... Да, испанцы не лыком шиты, но если мы им раньше забивали на “Петровском” и гол, и два, то почему бы сейчас не забить три? Безусловно, нам ни в коем случае нельзя пропускать. В таком случае для “Зенита” все закончится. А вообще оптимальный вариант — мы забиваем ранний гол, потом судья назначает пенальти в ворота испанцев, и счет уже 2:0… (Улыбается.)

— Где сам-то матч смотреть будешь?

— Еще не решил. Если будет очень холодно, то на стадион я вряд ли пойду.

— Выход в четвертьфинал Кубка УЕФА — достижение?

— Скажем так: для того состава, что у нас сейчас имеется, это хороший результат.

— Ты ведь не скрывал, что твой отъезд за рубеж во многом зависит от того, как ты проявишь себя в этом Кубке УЕФА. И как считаешь — проявил?

— Думаю, да, выглядел неплохо. Опять-таки важные мячи забивал.

— Тема отъезда за границу по-прежнему актуальна?

— Если честно, для меня лично она никогда не была актуальной. Я же ни разу не говорил о том, что куда-то уезжаю или хочу уехать. Да, разговоры всякие ходили, но я никакие варианты не рассматривал... На данный момент меня и здесь все устраивает.

— Между тем говорят, что в минувшее межсезонье ты мог в “Динамо” перейти?

— Повторюсь: ко мне никто с конкретными предложениями не обращался. Ну а что будет дальше — только жизнь покажет.

— Нет такого ощущения, что пора все-таки уезжать в сильный чемпионат? Типа “или сейчас — или никогда”?

— Честно говоря, после некоторых игр складывается такое мнение, что в России мне уже неинтересно играть. А потом уступишь где-нибудь в Перми или Томске — и уже другие мысли в голову лезут: “Какая тебе Европа?! Даже не думай!”

— Вообще, играя только в России, реально стать настоящей европейской звездой?

— Думаю, что нет. Хотя… При условии, что твоя команда будет каждый год выигрывать еврокубок, это вполне возможно.

“Рука Москвы душит Питер”

— Меняем тему. Многие специалисты считают, что у ЦСКА в борьбе за “золото” чемпионата России-2006 нет конкурентов. Хотелось бы услышать твое мнение на этот счет.

— Надеюсь все-таки, что легкой жизни у ЦСКА не будет, что найдется парочка команд, способных составить армейцам конкуренцию. Хотелось, чтобы и “Зенит” был в их числе.

— Когда говорят: “Карвалью — гений!” — как реагируешь?

— Карвалью — хороший игрок, и такое утверждение недалеко от истины. Во многом благодаря бразильцу ЦСКА выиграл Кубок УЕФА.

— В свою очередь, питерский актер Сергей Мигицко как-то сказал: “В лице Андрея Аршавина наш футбол получил явление!” Не слишком ли пафосно?

— Ну, это не мне оценивать… Я лично про себя никогда так не думал. А Мигицко спасибо, конечно. Хотя в лицо он мне никогда такого не говорит (смеется).

— Не закрадывается мысль, что для этого “Зенита” — команды Кержакова, Радимова, Аршавина и Петржелы — сезон-2006 во многом определяющий?

— Я бы сказал, что для нас прошлый год был определяющим. Я еще тогда говорил о том, что если эта команда и на этот раз ничего не добьется, то навряд ли она вообще сможет что-либо выиграть. Так что, по-моему, это сезон-2005 был для нас “сезоном икс”. Сейчас уже получается, сезон “пост-икс” играем. И ничего, увы, не изменилось…

— Селекционные вопросы имеешь в виду?

— В первую очередь. Причем эти вопросы у меня еще с 2003 года возникают. В последнее время я их, правда, перестал задавать. Бессмысленно.

— Как относишься к словам Петржелы: “Зенит” никогда не станет чемпионом”?

— Важно точно знать, что он имел в виду. Хотя в его словах есть логика.

— Имеешь в виду ту самую “руку футбольной Москвы”, что якобы Питер душит?

— Почему якобы?

— Если честно, самого Аршавина в этом году только “золото” устроит?

— Конечно, хотелось бы первое место взять. Вот только насколько это реально… Если мы летом не усилимся, то, я думаю, у нас будет мало шансов выиграть чемпионат страны.

— Но ты ведь зимой сам говорил, что в альянсе с “Газпромом” “Зенит” должен подняться на новый уровень…

— Не так. Я просто сказал, что мы стали богаче. И с финансовой точки зрения вполне способны подняться на новую ступень.

— В “золотой гонке” внефутбольных нюансов не боишься?

— Наша действительность такова, что эти самые нюансы были, есть и будут — никуда не деться. Так какой смысл об этом говорить?

— Правда, что Быстров мог в это межсезонье в “Зенит” вернуться?

— Только если чисто гипотетически. Конечно, все в этой жизни может быть, но я думаю, “Спартак” не для того Володю покупал, чтобы продавать через полгода.

— Кореец-то Мин в команде освоился? Или по-прежнему рис в одиночку кушает?

— Насчет риса я не знаю, но понятно, что ему сейчас очень сложно. Другой менталитет, другая культура… Все — другое! Для адаптации ему, очевидно, еще потребуется время. Сможет ли кореец заиграть в “Зените”? На данный момент он на игрока основы не тянет. Но если он нормальный футболист, то должен проявить себя. Во всяком случае, команда его приняла хорошо. Несмотря на языковой барьер.

— Больше года назад ты достаточно резко высказался об отношении Петржелы к молодым футболистам “Зенита”. Сейчас в этом плане что-то изменилось?

— Я говорил о том, что у нас нет дубля, и сейчас под этими словами тоже готов подписаться. Навряд ли кто-то из наших дублеров способен усилить первую команду.

— То, что известный агент Сарсания с “Зенитом” больше не будет сотрудничать, плюс или минус?

— То, что он сменил агентскую лицензию на тренерскую, еще ни о чем не говорит. На бумаге может быть все что угодно. Вообще в этом плане стоит о другом рассуждать. В “Зените” распространена такая практика — смотреть не только на твои футбольные характеристики. Чей ты игрок, кто твой агент… На мой взгляд, все эти дела негативно влияют на команду. И особенно тяжело в этом плане приходится молодым ребятам.

— Твои слова: “В России мало квалифицированных тренеров” — прокомментировать можешь?

— У нас просто отсутствует институт тренеров. Большинство тренеров — старой еще школы. Новых имен практически нет. Но даже если и есть… Глядя на то, как они получают свои лицензии… Мне кажется, в этих условиях просто невозможно стать нормальным тренером.

— А как получают?

— Думаю, что за деньги…

“По-прежнему мечтаю в “Барселоне” поиграть...”

— Ты ведь — глава российского профсоюза игроков, тренеров и судей. Какие функции исполняешь?

— Начнем с того, что у нас этих профсоюзов 33 штуки (улыбается). Один из них действительно возглавляю я. Но только по бумагам. Дело в том, что сейчас между всеми профсоюзами идет борьба за право работы под эгидой РФС. Когда этот вопрос утрясется — начнется какое-то движение. Пока же — тишина.

— Зачем тебе вообще все это нужно?

— Скажем так: меня попросили, и я согласился. Не могу сказать, что я чем-то сейчас занимаюсь. Вот если войдем в состав РФС — начнется работа. Нет — значит, не судьба. На этом все это дело и закончится.

— Кто из футболистов входит в ваш профсоюз?

— Много молодых игроков. Плюс Вадим Евсеев, Владимир Быстров…

— Ты ведь помимо того, что профсоюзный деятель, так еще и студент…

— Почти уже дипломированный специалист — так точнее. Летом буду диплом защищать в Санкт-Петербургском университете технологии и дизайна. Тема: “Спортивный костюм для отдыха”.

— Если не секрет, сколько лет учился?

— Восемь при пятилетней норме. При том, что по закону всего один академический отпуск возможен, я его три раза брал (улыбается).

— А как Артем Андреевич Аршавин поживает?

— Нормально. Но это я так считаю. Если сыну сейчас такой же вопрос задать — он ведь не ответит. Слишком мал еще.

— Рождение сына тебя как-то изменило?

— Только если образ жизни поменялся. Я стал больше времени дома проводить.

— Отцовские хлопоты для тебя — это…

— Поездки по магазинам.

— И последний вопрос. Довелось про тебя слышать такое мнение — мол, даже самые близкие друзья не знают, какова его главная личная цель…

— Так я сам о ней ничего не знаю (смеется). Хотя если подумать… По жизни — это счастливые дети и крепкая семья. А в футболе… По-прежнему мечтаю в “Барселоне” поиграть. Не сказал бы, что я каждый день просыпаюсь и думаю об этом, но в идеале, конечно, представляю себе эту картину. Впрочем, чем старше я становлюсь, тем меньше шансов остается. Скорее это уже вариант из области фантастики.




    Партнеры