Объе горный бизнес

“Бандиту” выкручивают единственную руку

20 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 296

В игорном бизнесе столицы начались крупные перемены. С 1 января вступил в силу московский закон, разработанный фракцией “Единая Россия” в Мосгордуме, по которому казино и игровые автоматы нельзя размещать в магазинах, школах, органах власти, театрах, в 25 метрах от метро... Недавно столичное правительство отрапортовало, что уже закрыта чуть ли не половина игорных заведений города. Кто попал под раздачу и какова дальнейшая судьба “одноруких бандитов”? С этими вопросами мы обратились к редактору городского закона об игорном бизнесе, руководителю фракции “Единая Россия”, зампреду МГД Андрею МЕТЕЛЬСКОМУ и заместителю мэра Москвы, главе городской комиссии по игорному бизнесу Иосифу ОРДЖОНИКИДЗЕ.

Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: “Москва избавилась более чем от тысячи залов игровых автоматов”

— Андрей Николаевич, почему, если поглядеть вокруг, “репрессии” в отношении игорных заведений не слишком заметны?

— Сразу отмечу, что закрываются лишь те заведения, которые не соответствуют требованиям нового городского закона. А это в основном залы игровых автоматов в магазинах, жилых домах, 25- метровой зоне вокруг метро, во временных павильонах… А вот у крупных игорных заведений, которые бросаются в глаза, как правило, все в порядке с разрешительной документацией. Так что мы убрали “ромашки”, “столбики” и “одноруких бандитов” из мест шаговой доступности. Бывает так, что составляется предписание на закрытие, однако владельцы игорных заведений их не выполняют. И тогда приходится прибегать к помощи милиции. В любом случае это процесс не быстрый — нельзя махнуть волшебной палочкой и в одночасье избавиться от всех “одноруких бандитов”, которые не соответствуют новому закону. Но постепенно мы этого добьемся.

— К тому же закон предусматривает некую отсрочку для согласования дальнейшей деятельности тех заведений, что были открыты раньше 1 января 2006 года…

— Да, такая норма присутствует в городском законе. Мы дали предпринимателям год на устранение нарушений. А вот строить и открывать новые залы игровых автоматов и казино в неразрешенных местах с этого года категорически запрещено. Но запретить вообще открытие новых залов игровых автоматов мы не можем. Абсурдность ситуации заключается в том, что сегодня непосредственно игорная деятельность в стране регулируется федеральным законодательством. Получается, что лицензию на ведение этого вида бизнеса выдает федеральный орган, а всю полноту ответственности несет региональная власть. Но так было не всегда: до 2002 года лицензии на право заниматься игорным бизнесом выдавала Москва, и все было под нашим контролем, однако потом все изменилось — полномочия по лицензированию передали Госкомспорту, после чего игровые залы в Москве и других регионах стали расти как грибы после дождя. Сегодня же выдача лицензий временно прекращена — все ждут принятия федерального закона, который и будет регулировать игорный бизнес.

— Но Москва сработала на опережение и уже приняла свой закон.

— Да, потому что федеральные органы власти этим не занимались. И если мы не можем регулировать выдачу лицензий, то мы можем предъявлять серьезные требования как к местам размещения, так и к самим объектам игорного бизнеса. Результаты налицо — Москва избавилась более чем от тысячи залов игровых автоматов. Что же касается федерального закона, то наконец-то и российские власти взялись за решение этой проблемы. Это правильно — государство должно регулировать этот вид бизнеса. В конце марта Госдума приняла в первом чтении проект закона “О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и пари”. Однако складывается ощущение, что этот закон будет устраивать лишь крупных предпринимателей и владельцев игорных заведений. Хотелось бы, чтобы он учитывал и интересы граждан.

— Помнится, столичные депутаты предлагали вывести все игорные заведения из Москвы за МКАД. Почему от этой идеи все-таки отказались?

— Действительно такая идея широко обсуждалась, на эту тему высказывался и мэр Москвы Юрий Лужков. Она имеет право на жизнь, но сразу это сделать невозможно — нужно все взвесить и продумать. На мой взгляд, это было бы самое оптимальное решение — увести из города все игорные заведения и сосредоточить их в одном месте. Тогда их легче будет контролировать, мы сможем снизить преступность, сократится число вовлеченных в азартные игры людей. Но на сегодняшний день этот шаг — радикальный, и пока действующее законодательство нам его сделать не позволяет. Вот если б федеральный законодатель разрешил субъектам Федерации самим определяться с развитием индустрии азартных игр на своей территории, выиграли бы все — и страна, и регионы.

— Изначально московский законопроект об игорном бизнесе предполагал количественное ограничение игорных залов и казино — не более 8 на округ. Почему эту норму убрали?

— К сожалению, мы не можем ограничивать численность игорных заведений — это не наша компетенция, а полномочия федеральных органов власти. И, кстати, законопроект, рассматриваемый Госдумой, содержит норму о квотировании: на 200 тысяч жителей должно быть не более одного игорного заведения. Нехитрый подсчет покажет — на всю Москву останется около 50 игровых заведений, в основном это будут большие игровые комплексы.

— В период принятия городского закона вы испытывали давление со стороны воротил игорного бизнеса?

— Ситуация была своеобразная — они, наоборот, нас поддержали. Сегодня в Москве 5—6 крупных игорных компаний. И они играют честно, платят налоги, не допускают в игры несовершеннолетних. Так что как раз воротилы-то и заинтересованы в наведении порядка в этой сфере — чтобы и другие, мелкие предприниматели, соблюдали такие же правила. По крайней мере, сейчас так. Возможно, что как только мы утрясем ситуацию, крупные бизнесмены начнут выступать против сокращения игорных заведений. Так что в определенном смысле сегодня мы работаем и в их интересах.

— Есть мысли, как регулировать игорный бизнес в Интернете?

— Дай бог разобраться сначала с игорным бизнесом на наших улицах, а там уж и до Сети дойдем. Хотя действительно многие эксперты предупреждают: мол, если мы закроем игорные заведения на улицах, они перейдут во Всемирную паутину. Думаю, можно придумать средства защиты и от того, чтобы игра не захлестнула Интернет.

— Много ли денег приносит игорный бизнес в московский бюджет?

— Значительно меньше, чем в конечном счете мы тратим на реабилитацию пострадавших от него и теряем уже не в денежном эквиваленте. В прошлом году он принес в казну порядка 4 миллиардов рублей, в этом ожидается около 8 миллиардов. Почему больше, если число игорных заведений сокращается? Просто мы вдвое повысили налог на игорные заведения, доведя ставку до максимальной — 7,5 тыс. рублей на автомат в месяц и 125 тысяч на один игровой стол.

— Но ведь многие предприниматели шельмуют с размерами выигрышей, перестраивая свои автоматы…

— Да, и есть специальные комиссии, которые это отслеживают. Печально то, что за такие действия предусмотрена лишь административная ответственность.

— Куда может пожаловаться москвич, если обнаружит игорное заведение, не соответствующее требованиям закона?

— В Департамент потребительского рынка и услуг, а также в специальную городскую комиссию по игорному бизнесу. Такие же комиссии есть и в каждой префектуре.

— Когда закончится инвентаризация игорных заведений?

— Вопрос сложный. На мой взгляд, ее нужно проводить постоянно. Этот вид деятельности наиболее подвержен мошенничеству и недобросовестному предпринимательству.

— Вы не боитесь, что после массового закрытия “одноруких бандитов” в городе начнется безработица?

— Да, такие опасения есть. Это оборотная сторона принятия данного закона. По экспертным оценкам, в игорных заведениях, подлежащих закрытию, занято около 150 тысяч человек. Нужно взвешенно подойти к этой ситуации и сделать все, чтобы люди смогли трудоустроиться. Ну а потери для бюджета не будут большой проблемой — освобожденные помещения ведь никуда не денутся, их займут другие предприниматели, которые тоже будут платить налоги. К тому же, повторяюсь, на социальную адаптацию и оказание психологической помощи игроманам из бюджета идут также значительные средства: в итоге город от таких доходов только теряет.

* * *
Иосиф ОРДЖОНИКИДЗЕ: “Мы поддерживаем норму: на 200 тысяч человек — одно игорное заведение”

— Иосиф Николаевич, вы много лет возглавляете комиссию по игорному бизнесу в Москве. И можете проанализировать ситуацию: почему в столице развелось так много “одноруких бандитов” и что происходит с игорным бизнесом сейчас?

— Сейчас идет наведение порядка. Те игорные заведения, которые не соответствуют требованиям городского закона, должны будут уйти с рынка. Проведенная инвентаризация игорных заведений показала — Госкомспорт выдавал лицензии “игорным” бизнесменам налево и направо! И даже не вел единого реестра игорных заведений. Увы, мы полностью потеряли контроль над этим рынком еще в 2002 году, когда Москву лишили права заниматься лицензированием игорного бизнеса. Раньше мы не только выдавали лицензии, но и выделяли для игровых комплексов места и давали свое согласие (или несогласие) на их размещение. Но после так называемой либерализации экономики в стране начали выдавать безадресные лицензии, а для размещения игорных заведений уже не требовалось согласия региональных властей. Это привело к тому, что предприниматель мог получить лицензию на Камчатке, а потом построить казино в Москве. За 6 лет, с 1996 по 2002 год, в Москве было выдано всего 6 лицензий на игорный бизнес (одна из них — по решению суда). А за один 2002 год Госкомспорт выдал более 5 тысяч лицензий! Мы не раз ставили этот вопрос перед Правительством России, просили — раз уж вы лишили нас права выдавать лицензии, оставьте хотя бы возможность согласовывать появление новых объектов игорного бизнеса с местными органами власти. Но за три года мы не смогли этого добиться.

— И тогда Мосгордума приняла городской закон?

— Да, где перечислены места, где можно размещать казино и игровые автоматы, а где нельзя. Нельзя в жилых помещениях, магазинах, детсадах, подземных переходах, быстровозводимых конструкциях, на остановках и т.д. А они были везде! В 2002 году в Москве было 20 тысяч игровых автоматов — в 2005-м стало 76 тысяч. Было 36 казино — стало 60. Если до 2002 года игорные залы были лишь в составе казино (такого понятия, как “зал игровых автоматов”, не было в принципе), то на 1 января 2006 года этих залов стало 2620. Инвентаризация показала, что 1800 из них не соответствует московскому закону. Мы обнаружили 2 игровых автомата даже в платных туалетах! Это следствие той вседозволенности, которую объявили в 2002 году. Раньше мы не разрешали размещать игровые автоматы в жилых домах. Вот пример — на Тверской не было ни одного казино. А сейчас их целых 7!

— Сколько игровых автоматов закрыто на сегодня?

— 1300 залов — не автоматов, а именно залов. Но залом может быть и так называемый комплекс “ромашка” — несколько автоматов на улице под зонтиком. И как раз в первую очередь мы убираем все, что находится на улицах. Процентов на 90 мы убрали игровые автоматы с московских рынков, процентов на 80 — из магазинов. У игорных заведений совсем иные режимы и условия работы, чем у магазинов, и смешивать их в кучу ни в коем случае нельзя. Думаю, к концу мая мы достигнем того результата, который успокоит общественное мнение. К этому же времени, надеемся, будет принят и федеральный закон о регулировании игорного бизнеса. Пока новые лицензии на право заниматься игорным бизнесом временно не выдаются никому. Сейчас лицензирование этого вида деятельности передано в Госналогслужбу, однако порядок выдачи таких лицензий еще не определен. Все ждут принятия федерального закона. Кстати, если раньше лицензионный сбор исчислялся 1300 рублями, то, согласно новому законопроекту, его предлагают довести до 1 миллиона долларов (за лицензию на 5 или 10 лет). Кроме того, временно приостановлено лицензирование игорного оборудования на федеральному уровне, хотя официального решения по этому поводу так и не принято. 89 предприятий в Москве производят игорное оборудование. И вот теперь законопослушные предприниматели ничего не производят, и рынок наполняется контрафактом. К великому сожалению, никто не несет ответственности за последствия проведенной в 2002 году “либерализации”. Кто-то выпустил джинна из бутылки, а нам теперь приходится резать по живому. Но это необходимо, чтобы навести в этой сфере порядок — по-другому нельзя. К 2002 году мы практически навели порядок на этом рынке, сейчас придется начинать все заново.

— Как вы оцениваете федеральный законопроект об игорном бизнесе, принятый в первом чтении?

— Этот законопроект мы в основном поддерживаем и даже принимали участие в его разработке. Да, он предлагает регулировать эту деятельность очень жестко. Но как иначе? В Лас-Вегасе, чтобы получить лицензию на право заниматься игорным бизнесом, нужно больше 10 лет зарабатывать репутацию. Этот бизнес должен быть подкреплен гарантиями порядочности бизнесмена. И государство должно контролировать все, вплоть до мелочей: и качество игрового оборудования, и квалифицированность крупье… Мы поддерживаем норму: на 200 тысяч человек — одно игорное заведение. И мы внесли свои предложения в части разделения полномочий федеральных и региональных органов власти. Москва хочет вернуть себе все то, что было у нее до 2002 года, в том числе право определять места, где можно играть, а где — нет. Большего цинизма, чем когда вместо булочной ставят “одноруких бандитов”, и придумать сложно! Раньше, когда казино у нас были лишь в составе культурно-развлекательных центров, все было проще. Ни в одно казино тогда не пускали несовершеннолетних. Крупные предприниматели знают правила игры и с уважением относятся к порядкам, установленным государством. А если дельцы отбирают у бабушек пенсию, это уже никуда не годится. Мы надеемся, что скоро государство установит правила игры на этом рынке.




    Партнеры