От лунки до Луны

Юрий Лужков верит в успех российского гольфа

25 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 368

В российском гольфе пока единицы игроков-профессионалов. И едва ли у них есть шансы попасть в элиту мирового рейтинга. Мы лишь в начале пути, и высоких результатов придется подождать. Вопрос: сколько? В теннисе мы ждали четверть века. Но то было другое время. Сейчас на дворе двадцать первый век, и сегодняшние российские гольф-тренеры и гольф-родители жаждут ускорить этот процесс. Тем более что у нас уже есть позитивный опыт: два года назад на любительском чемпионате мира наши девушки — Анастасия Костина, Мария Верченова и Галина Ротмистрова — обыграли многих конкуренток из ведущих гольф-стран — таких как Англия, например. И это был настоящий фурор: даже представители старейшего в мире клуба “Сент-Эндрюс” с удивлением признали: “И с единственным полем Россию можно признать конкурентной гольф-державой”.

А вдруг появится вундеркинд?

С российской сборной по гольфу из поколения в поколение происходит одно и то же. Лет в 17—20 ребята выигрывают национальный чемпионат, и на этом их игровая карьера заканчивается. Поэтому сейчас Ассоциация гольфа России фактически перестала поддерживать игроков старше тринадцати. По словам президента АГР Константина Кожевникова, в этом нет никакого смысла.

— Российские спортсмены привыкли побеждать. Это традиция еще с советских времен. А идти в хвосте для россиян нонсенс, — говорит Кожевников. — Я прекрасно осознаю, как далеко еще российским гольфистам до лидерства в любительских чемпионатах. Не говоря уже о профессиональных. И, конечно, главный пример, на который ориентируюсь, — успех российского тенниса. Но путь до таких результатов еще очень долгий. И я просто не вижу смысла финансировать подготовку возрастных игроков, которые, на мой взгляд, уже достигли потолка. Гораздо перспективнее поддерживать талантливых юниоров.

Гольф и теннис — “две большие разницы”

На самом деле между гольфом и теннисом не так уж много общего.

Вопрос цены. Многим гольф кажется существенно дороже — особенно в отношении экипировки. В России урок по теннису в среднем стоит в пределах 40 долларов, урок по гольфу — порядка 100 долларов. Однако к сведению любителей — в большинстве стран Европы и Америки и то и другое существенно дешевле.

Вопрос возраста. Гольф — спорт-долгожитель и фактически не имеет возрастных границ. Некоторые звезды первой величины только раскрылись в 32 года, если не позже. А вспомните действующего игрока, который недавно умер в 104 года! Теннисисты же по большей части к 30 годам заканчивают карьеру, многие даже не дотягивают до этого юбилея.

Вопрос физподготовки. Теннис — очень энергозатратный вид спорта, требует моторики и выносливости. А в гольфе дальность ударов совершенно не зависит от физической силы: дети часто бьют дальше взрослых. Дело тут исключительно в технике.

Вопрос учебы. Гольфисты могут себе позволить бесплатно учиться в американских университетах, играя за их команды, — не в ущерб профессиональной карьере. Они могут сначала получить диплом, а потом спокойно выступать в профессиональном туре. Гольф любит взрослых, умных, расчетливых людей, способных не психовать в решающий момент. Теннисисты же из-за возрастных ограничений должны выбирать: либо учеба (если речь об американском университете), либо карьера. Потому что беспрерывно ездить по турнирам АТР и WTA и учиться одновременно невозможно. А не ездить — бессмысленно: не наберешь рейтинговых очков.

Но есть между теннисом и гольфом одно очень важное общее: и в том и в другом случае у российских девушек намного больше перспектив, чем у ребят. Для них подготовка обходится дешевле, занимает меньше времени, и конкуренция не такая жесткая, как у мужчин.

Окно в Америку

Известно, что россиянка Анастасия Костина — сейчас лучшая в гольф-команде американского университета, в котором учится и за который выступает. Однако она не первая, кто строит свою карьеру таким образом. Как оказалось, еще 10 лет назад — задолго до Насти и ее сестры Маши — приглашение в американский университет получила одна из первых чемпионок России Светлана Гунькина. Именно она, как выяснилось, открыла для наших игроков окно в Америку и первой из россиянок проходила профессиональный квалификационный отбор в женский Американский тур LPGA.

Выгодно ли менять статус?

1) С точки зрения зарабатывания денег.

По сути профессиональный и любительский гольф — разные виды спорта. Любительский гольф, как и любительский теннис, с точки зрения массового зрителя мало кого интересует. Однако это школа, через которую проходили все. Тайгер Вудз в 20 лет стал чемпионом мира и только потом ушел в профессионалы. Но всем ли есть смысл идти по его пути?

— Пробиться в Американский тур LPGA намного сложней, чем в Европейский или Азиатский, — рассказывает Света Гунькина. — Многие чемпионки мира среди любителей туда не попадают, потому что психика не выдерживает многодневной квалификации. К тому же LPGA в отличие от Европейского и Азиатского женских туров на календари разных уровней не подразделяется. И кто в основную сетку не попадает, играть там права не имеет. Однако у таких игроков есть возможность попробовать силы в мини-туре “Фьючерс” (что-то вроде подготовительной “школы” для всех желающих) — пробиться там в лидеры и тогда получить право перейти в основной тур. К примеру, одна моя знакомая сыграла 15 турниров за год, 2 выиграла (заработала в общей сложности 54 тысячи) — и ей разрешили перейти в LPGA. Я тоже 10 лет назад играла во “Фьючерс”, но любительский статус менять не стала. Просто хотела оценить свои возможности. Конечно, я думала о том, чтобы зарабатывать гольфом на жизнь. Однако призовой фонд турнира серии “Фьючерс” — 70 тысяч долларов. Соответственно, победительница получает 9800 долларов. А игроки за пределами первой десятки — долларов 200. Вот и считайте, стоят ли расходы таких призовых, учитывая, сколько турниров надо отыграть за год. Я очень быстро посчитала и поняла: это имеет смысл только для самых талантливых игроков — и то при наличии могучих спонсоров.

2) С точки зрения неигровой профессии.

— Именно поэтому, — продолжает Света, — я хотела прежде всего приобрести профессию в обычной жизни, понять, есть ли шанс найти хороших спонсоров, и только после этого в зрелом возрасте решать: идти в профессионалы или нет. И на самом деле очень быстро нашла применение своим гольф-навыкам, как и все мои ровесники, — потому что людей, реально разбирающихся в этой индустрии, в России пока еще очень мало. Кроме того, я долго работала с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, помогала ему в становлении новых гольф-клубов в этой стране и их управлении. А сейчас работаю с гольф-проектом “Пестово”. Мне сейчас 26 лет, и, думаю, у меня в будущем есть все шансы пройти квалификацию в LPGA и стать профессионалом.

3) С точки зрения психики.

Существует очень известная история, когда талантливая 20-летняя гольфистка Дженни Чуисирипон, будучи в статусе любителя, умудрилась сыграть на одном уровне с известнейшей кореянкой-профессионалом Си Ри Пак на одном из мейджоров в 1998 году. На последней лунке в финальном раунде Дженни закатила какой-то совершенно безумный пат, догнала кореянку, и судья объявил переигровку. А переигровка на турнирах такого уровня — это целый круг, 18 лунок. И в итоге Дженни уступила всего один удар! Весь мир тогда кричал: “Родилась новая звезда!” О Дженни писали все газеты, ей прочили великое будущее профессионального игрока. Но что вы думаете — как только девушка сменила статус, ее как подменили. Она даже близко не прошла в основной Американский тур, стала играть в мини-туре “Фьючерс”. Но и там совершенно потерялась — даже отборочный кат в большинстве турниров не проходила. И года четыре точно была в тени.

Есть, правда, и совершенно обратный — удивительный пример. Американский гольф-ответ Марии Шараповой — супертинейджер Мишель Ви. Тоже Золушка — правда, не из холодной российской глубинки, а с Гавайев, но феномен этой девочки от этого ничуть не меркнет. Мишель появилась на гольф-небосклоне 3 года назад. Ей было 13 лет, когда она выиграла любительский чемпионат США среди женщин, в 14 едва не стала первой девушкой, допущенной к соревнованиям на мужских гольф-турнирах в Америке аж с 1945 года, трижды была в тройке призеров женского Бритиш Оупен в статусе любителя (то есть без гонораров). А в 15 лет мисс Ви разрешили вступить во взрослый мир профи вопреки всем устоявшимся правилам. И уже сейчас в свои 16 она умудрилась побить все рекорды по женским рекламным контрактам, опередив даже непревзойденную Аннику Сорренстам.

4) С точки зрения личного опыта.

Ульяна Ротмистрова — первая российская девушка, которая поменяла любительский статус на профессиональный. Она приняла это решение в 18 лет и прошла квалификацию в женский Евротур. А с этого года вслед за ней статус поменяла и Мария Костина: она закончила американский университет и теперь будет выступать в мини-туре “Фьючерс” и пробиваться в LPGA.

Вот что рассказывает Ульяна как более опытный профи:

— Профессиональный тур научил меня не бояться жесткой конкуренции. Не рассчитывать на чье-то сочувствие. Надеяться только на собственные силы. Я сумела включиться в жесткий ритм турниров, когда никто никого не ждет и мячи никому искать не помогает. Пять минут — и вперед. Сначала это было очень тяжело, но постепенно я привыкла. Профессиональный гольф в отличие от любительского — это работа. Здесь каждый сам за себя.

Теперь для справки: за три года в профессиональном туре Уля заработала порядка 4 тысяч евро. Потратила она за это время в 20 раз больше. Одна ее подготовка обошлась Московскому городскому гольф-клубу, который возглавляет Игорь Малышков, почти в 300000 долларов США.

Игорь Малышков:

“Меценаты — люди творческие”

— Игорь Владимирович возникает логичный вопрос: каким образом вы рассчитываете вернуть вложенные деньги? Ведь Ульяна не показывает серьезных результатов.

— Конечно, вернуть эти деньги никто не рассчитывает. И то, что результатов нет, с одной стороны, расстраивает. Но с другой — опыт у Ульяны на данный момент для нашего гольфа уникальный: она уже сейчас бесценный работник для Московского городского гольф-клуба. Вообще, вырастить в России Тайгера Вудза технически невозможно. Если не уехать тренироваться за рубеж после 14 лет (как и в теннисе, кстати), шансов сделать карьеру никаких, потому что нет у нас тренеров экстра-класса, что поделаешь! Их и во всем мире-то немного. Что касается денег, то мы нисколько не жалеем о вложенных средствах, потому что другого варианта получить такой опыт просто не было. И Московская федерация развития гольфа, федерация, которую я возглавляю, продолжает проводить ежегодный сбор в Орландо для 12 молодых игроков из сборной Москвы. Кроме того, мы планируем отправлять их в гольф-аналог теннисной академии Боллетьери — академию Давида Ледбеттера, кстати, это совсем недалеко. А из наших ребят в профессионалы сейчас ушли чемпионы России Афанасьев и Бондаренко. Они будут играть в скандинавском Нордик-туре. Однако никакой квалификации для этого им проходить не придется.

— На какой возраст вы рассчитываете пик карьеры своих подопечных?

— Думаю, 25—28 лет. Кстати, знаменитый Фил Микельсон раскрылся только в 32 года — взял и выиграл Бритиш Оупен.

Лучшие спонсоры — родители

Корреспондент “МК” поинтересовалась у одного из самых известных российских гольф-родителей — Михаила Морозова, который с раннего детства спонсирует своего 14-летнего сына, тоже Михаила — одного из ведущих юниоров России:

— Скажите, ради чего вы тратите столько времени, денег и сил на тренировки за границей и достаточно частые выступления сына на всевозможных турнирах в Европе и Америке? Вы же прекрасно понимаете, что шансов пробиться в элиту и заработать хотя бы часть вложенных в него средств, у него вряд ли получится, даже если он уйдет в профессионалы?

— А я вовсе не рассчитываю, что он заработает эти деньги гольфом. Я хочу, чтобы его пригласили в престижный зарубежный университет, чтобы он поиграл за его команду, завел множество полезных высоких связей — а он уже выступал вместе с сыновьями и внуками богатейших людей мира и прекрасно, по-дружески, общается с некоторыми из них. И скажите, разве плохо, если в будущем, имея образование, хорошую профессию и прекрасно зная иностранные языки (он ведь вынужден их учить, чтобы свободно общаться с партнерами, соперниками и организаторами), — Михаил будет владеть столь престижным и полезным мастерством, как игра в гольф? Вот ради этого и вкладываюсь… С женой даже из-за этого ругаюсь, слишком уж много времени отнимают тренировки Миши. Но я уверен, это правильная родительская инвестиция.

Краткое резюме

На последней сессии МОК в Сингапуре гольф не попал в олимпийскую программу. По одной из версий, потому, что это совершенно не нужно звездам-профессионалам, без которых, как и в теннисе, — олимпийский турнир мало кому интересен. Но для России, как для начинающей гольф-державы, эта ситуация — обидная. Если бы гольф попал в олимпийскую программу, нам было бы гораздо проще вырастить национальную сборную. Появилась бы программа целевой подготовки, бюджетное финансирование, соответственно, возможность чаще проводить сборы за рубежом и отправлять ребят на международные любительские турниры. Было бы с кого и за что требовать результат. А в настоящее время у большинства российских игроков выход один — пробиваться своими силами.

И неважно, что у нас пока только одно профессиональное гольф-поле. В конце концов, мы привыкли выигрывать все не благодаря, а вопреки. Вспомните бобслеиста Зубкова, саночника Демченко. Вспомните и тот факт, что единственный профессиональный гольф-турнир в России — Russian Open — уже с этого сезона войдет в календарь престижного Евротура с призовым фондом свыше 1 млн. долларов США!

Олег Кустиков: “Поле на вырост”

А 1 августа в 28 км от Москвы в Пестове должен открыться новый чемпионский гольф-клуб — второе 18-луночное поле в России после Нахабина.

— Поле занимает 65 гектаров, — поясняет глава проекта Олег Кустиков. — Короткие лунки (пар-3, которые нужно проходить за три удара) длиной по 200 м, длинные (пар-5) — 540 м. Поле сложное. Частично это линкс, совершенно открытый всем ветрам, частично — паркс, ограненный живописными деревьями. Некоторые лунки специально сделаны так, что на них приходится играть против ветра. Еще одна особенность в том, что грины очень большие, а песчаные препятствия-бункеры имеют характерную форму прижатой к земле ладони с растопыренными пальцами. Работал над этим проектом известнейший дизайнер Пол Томас, который в свое время был капитаном Райдер Капа.

— Вы считаете, наши игроки в основной массе потянут такое поле?

— А почему нет? В Америке провели исследования, которые показали, что любители предпочитают сложные поля. В любом случае у нас будет академия, куда мы пригласили дипломированных тренеров из PGA. Они будут учить не только игроков, но и наших российских тренеров (их еще называют гольф-профессионалы, но не надо путать этот статус со статусом игроков-профессионалов — это абсолютно разные вещи! — Е.Ш.).

— Вы планируете проводить крупные международные турниры?

— В ближайшие два года — нет. Только клубные. За это время мы надеемся создать инфраструктуру настоящего профессионального поля.

Евгения Ефимова: “Женщин в гольфе становится все больше”

Одна из ведущих российских гольфисток среди любителей Евгения Ефимова, давно прославившаяся своим знаменитым “лонгест драйвом”, и не только в России, не могла не отметить позитивную тенденцию:

— Женщин в нашем гольфе становится все больше, и это приятно. Раньше многие присматривались, наблюдали за мужьями, которые играли, а теперь и сами увлеклись всерьез. И уровень их игры заметно вырос. Это связано еще и с тем, что теперь даже в межсезонье многие находят возможность тренироваться за границей. Лично меня это очень радует, потому что конкуренция усиливается, и играть становится намного интересней.

— А проиграть не страшно?

— Обидно, конечно. Но я за честный рынок. А выше себя прыгнуть невозможно. В любом случае, я очень дорожу всеми своими кубками. Даже не очень красивыми, но выигранными в тяжелой борьбе.

— А что скажете по поводу гандикапов: многие даже за рубежом сталкиваются с откровенным несоответствием “форы” уровню игрока?

— К счастью, в том, что касается “Ле Меридиен Москоу Кантри Клаб”, гольф-директор клуба Ник Тейлор навел в этой области жесткий порядок. И никакие обманы и ошибки мимо его внимания не проходят. Если кто-то нарушает правила — его сразу дисквалифицируют. И мне такой справедливый расклад очень по душе.

Юрий Лужков: “В Москве построят 12 гольф-полей”

На знаменитом теннисном турнире “Большая Шляпа” я спросила мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова, который, кстати, выиграл его уже не в первый раз:

— Правда, что помимо тенниса и футбола вы все-таки увлеклись гольфом, причем всерьез?

— Правда. И летом, когда есть возможность, как можно чаще стараюсь выходить на поле.

— Со стороны московского правительства есть какие-то новые гольф-проекты на ближайшее время?

— Конечно, и много. Уже принято решение создать детскую школу гольфа при Москомспорте. Для перспективных талантливых ребят обучение будет бесплатным. Кроме того, делегация правительства Москвы ездила на семинар в Америку касательно тем экологии и строительства гольф-полей. И уже в течение 5 лет на территории столицы России появится 12 гольф-полей.

— А скажите, вы верите в успех российских гольфистов?

— Верю. Хотя им нужно еще проделать большой путь. Но со своей стороны буду всячески способствовать развитию этой инфраструктуры.

У истоков лунки

Есть в российской гольф-индустрии два человека, которым справедливо при жизни поставить памятники. Потому как именно благодаря им появилось само понятие “российский гольф”. Речь, конечно, о первом президенте национальной Ассоциации гольфа Анатолии Ковалеве, который когда-то привез в Москву легендарного Свена Тумбу Юханссона, основавшего уютный Московский городской гольф-клуб, и непосредственном основателе нахабинского “Москоу Кантри Клаба” Иване Сергееве. Ведь именно он 11 лет назад сумел убедить государственную верхушку в том, что необходимо создать в России хотя бы один гольф-клуб высочайшего класса при ГлавУпДК для иностранных дипломатов — чтобы чувствовали себя как дома — не хуже, чем в Европе или Америке. И ведь получилось: “Москоу Кантри Клаб” до сих пор (!) — один из лучших клубов Европы.

— Иван Иванович, не боитесь, что сейчас у нахабинского поля может возникнуть серьезная конкуренция — ведь недалеко от Москвы скоро появятся новые клубы и многие ваши постоянные игроки могут предпочесть другие поля?

— Совершенно не боюсь. Наш клуб настолько известен и любим, что ему трудно будет составить конкуренцию. Кроме того, поле у нас в некоторые дни недели откровенно перегружено, потому что желающих играть намного больше, чем оно может пропустить. Так что появление новых клубов хорошо для всех.

— Каждый год у вас происходит огромное количество событий, однако в этом году мы все с нетерпением ждем самого серьезного профессионального турнира Russian Open, который впервые попадает в календарь Евротура.

— Мы тоже ждем и очень серьезно к нему готовимся. Это касается и качества поля, и уровня его обслуживания. И очень надеюсь, что в будущем сможем пригласить на наш турнир даже таких звезд, как Сиджей Сингх, Тайгер Вудз и Фил Микелсон. А почему нет — ведь все зависит от удобства календаря и гонораров. И мы активно работаем в обоих этих направлениях.

P.S. Конечно, серьезные деловые люди задаются вопросом, насколько выгодно вкладывать деньги в российский гольф? Если иметь в виду спорт, то это скорее меценатство. Как в бизнес-индустрию — перспективно, но это определенный риск: требуются очень крупные и очень долгосрочные вложения. О возврате своих денег, а тем более прибыли, можно говорить не ранее чем через 10 лет. Во всяком случае, так считают зарубежные маркетологи, которые выступали на 1-й международной конференции АГР на Мальорке (в рамках Зимнего Открытого Кубка России), посвященной развитию гольфа у нас в стране. Некоторые из них вообще не видят смысла таких вложений, потому как считают наш сезон слишком коротким. Однако президент Международной ассоциации гольф-дизайнеров считает, что природный ландшафт нашей страны вполне можно усовершенствовать за счет строительства уникальных лунок — с глубокими бункерами и живописной растительностью. И, кажется, с искреннем интересом относится к гольф-строительству в России.

И бесспорно,у нас наблюдается позитивная гольф-тенденция. Вопреки переменному климату и долгому межсезонью новые гольф-клубы и поля строятся по всей стране — в Краснодарском крае, в Старочеркасской казачьей станице Ростовской области, в Питере, в Геленджике вообще планируется создание целого гольф-городка. Но основная география российского гольфа — естественно, Москва и ближайшее Подмосковье. Строится клуб под дизайнерским руководством Ника Фалдо в Шереметьеве. На одном только Дмитровском шоссе возводится аж три проекта. Два почти сданы, а третий, в Сорочанах (непосредственно у горнолыжных склонов), — начнет строиться, как только подтвердятся договоренности со всеми инвесторами. Планируется, что это будут сразу три поля — два на 18 лунок и одно на 9. Одно будет профессиональным, рассчитанным на серьезные российские и международные турниры — и соответственно, доступным только для членов клуба. Второе — демократичным, открытым для всех желающих. А девятилуночное предназначено исключительно для учеников гольф-академии.

Что касается российских игроков, то их с каждым годом становится все больше. По словам главного тренера сборной России Игоря Ивашина, в стране сейчас порядка 1000 любителей-россиян, и уровень их игры, несомненно, растет. А спортивным гольфом всерьез занимается около 30 человек. Однако никого из них выделять Ивашин не захотел, потому что все наши чемпионы играют примерно на одном уровне — довольно средненьком. О чем можно говорить, если за всю историю Russian Open они прошли отборочный кат лишь однажды! И произошло это в далеком 1995 году, усилиями Александра Стрункина. С тех пор — ни разу. И это при том, что наши ребята играют на этом поле каждый день, можно сказать, на нем живут. Зато в прошлом году появился талантливый 11-летний малыш Вася Белов, который сумел пройти поле “Москоу Кантри Клаб” в пар — за 72 удара! И даже не с детских, а с женских стартовых “ти”...

К сведению любителей, новый гольф-сезон в Нахабине начинается 28 апреля. И многие из предстоящих крупных соревнований — такие как “Кубок Президента”, турнир на призы журнала “Деловые Люди”, чемпионат России и Russian Open — все желающие смогут увидеть собственными глазами. Причем практически бесплатно.




Партнеры