“Давайте умрем вместе”

Мама уговорила детей на семейное самоубийство

5 мая 2006 в 00:00, просмотров: 411

…Второй осенний день выдался на редкость погожим. В такой день сам бог велел насладиться еще зеленым лесом. Супруги-москвичи отправились на прогулку с самого утра. Только-только углубились в чащу, как вдруг послышались глухие, беспорядочные удары — будто кто-то неумелый, но настойчивый пытался срубить деревце.

“В лесу раздавался топор дровосека”, — пошутил мужчина. Но это был не дровосек… Стук перерос в стон. А потом на дорогу навстречу отдыхающим вышла — нет, выползла то ли женщина, то ли видение. Она еле передвигалась, на одежде виднелись пятна запекшейся крови, руки изрезаны.

— Мы решили умереть. Они успели, а я не смогла, — прохрипела изможденная незнакомка. И упала без чувств.

…Эта кошмарная история закончилась на днях решением Мособлсуда. История самоубийства целой семьи — 42-летней Галины Агаджанян и ее детей. На отчаянный шаг Галина, Валя и Андрюша решились от безысходности. Как и многие семьи, приезжающие в Москву в поисках лучшей жизни.

До рождения детей в жизни Галины Агаджанян было мало счастья. Ее детство и юность прошли в Баку. Отец постоянно ругался с матерью, а когда Галине было шесть лет, дело дошло до развода. Супруги поделили между собой не только вещи, но и детей. Старшая, Галина, оказалась в той части “имущества”, которая отошла к папе.

“Мать и сестра меня ненавидели, — исповедовалась через много лет в кабинете следователя Галина Агаджанян. — После развода мы вообще не общались”.

Лишь перед отъездом из Баку уже совсем взрослая Галина пришла к матери, чтобы попрощаться. Но та не приняла дочь, а сестра стала кричать, что Галя собирается отбить у нее мужа. На том и расстались. Чтобы больше никогда не увидеться.

Что делает ребенок, которого не любят? Если прагматик — становится таким же злым, если романтик — создает свой мир. Галя была из породы романтиков. Читала она запоем с утра до ночи. Особенно девочку впечатляли красивые сентиментальные истории — именно этого так не хватало в жизни. Галина даже выдумала себе подругу-волшебницу, дочь Солнца и Луны. Она часто представляла себе, даже будучи взрослой, как бы поступила ее героиня в той или иной ситуации.

Впрочем, нельзя сказать, что Галя была совсем уж обделена лаской. Арбак Вартанович Агаджанян любил дочь. Даже обожал. Так сильно, что едва в поле его зрения появлялся претендент на Галино сердце, папаша рычал, словно раненый лев. Естественно, поклонников как ветром сдувало еще на дальних подступах к эффектной девушке.

Где в таких спартанских условиях заводят романы? На службе, конечно же. Но и здесь, увы, романтикой не пахло. Красавица Галина закончила техникум по специальности с унылым названием “оператор-сварщик микросхем”. Потом устроилась телефонисткой в воинскую часть. “Барышня, дайте наконец Москву, соедините со штабом” — что может быть прозаичнее? Однако некий ухажер в погонах все же сумел пробиться сквозь повседневную рутину и отца-цербера. Роман был недолгим, но результативным — в феврале 1983 года родилась дочь Валентина. Четыре года Галя наслаждалась воспитанием малышки. Потом женщина вернулась на работу в воинскую часть.

Но в 1990 году семье Агаджанян пришлось бежать из Баку. Галине оформили перевод в военный городок Кущевская-2 Краснодарского края. Им выделили помещение в общежитии. Так и жили — в большой комнате отец, а в маленькой Галина вдвоем с Валей, пока в ноябре 1992-го не появился на свет сын Андрюша. Тоже плод мимолетной любви.

Подруги, общавшиеся с Галиной в те далекие годы, вспоминают о ней только хорошее.

— Мне она сразу понравилась, — рассказывает приятельница Татьяна. — Тихая, спокойная женщина. Не пьет совсем, только курит, как паровоз. Доверчивая очень. И какая-то… романтически возвышенная, что ли. Галя никогда ни о ком не говорила плохо. Дома у Агаджанянов, конечно, было бедновато, но зато всегда чистенько. А ее отец Арбак Вартанович — хоть и старый уже, но сам держал огород. И просто обожал внуков. А как Галя любила своих детей! Она только о них и говорила. Всегда ходила на родительские собрания, следила, чтобы дети делали уроки.

Годы шли, и ничего не менялось в жизни Агаджанянов. Андрей учился в родном военном городке. Учителя отзывались о нем как о способном ребенке, очень добром и любознательном. Валя мечтала поступить на юридический, и семья копила деньги на ее учебу.

И вдруг — словно гром среди ясного неба — Галя решает все начать сначала. Разумеется, в Москве — городе больших надежд и больших разочарований. Как говаривала сама Галина, ее поразила телепередача об одной престижной московской школе. “Андрюша должен учиться именно там”, — сказал себе женщина. Да и что ей было терять в задрипанном гарнизоне? Казенную жилплощадь? Нищую зарплату?

Арбак Вартанович не хотел отпускать дочь и внуков, но все же смирился с решением Галины. Перед отъездом женщина продала кое-какие вещи — в итоге набралось около 6 тысяч рублей.

27 августа 2002 года Галина с детьми села в электричку до Ростова, а там купила билет на поезд до Москвы.

* * *

Почему уже на второй день после приезда в Москву Галина решила покинуть этот мир?

Комментирует лейтенант милиции Павел КОНОНОВ, сотрудник одного из московских ОВД с 12-летним стажем.

— Насколько я знаю, в среднем в Москве каждую неделю случается 2—3 самоубийства заезжих гастарбайтеров. Причем далеко не все из них жили здесь как бомжи. Поймите, для них столица — манна небесная. Где под каждым кустом готов и стол, и дом. Они не готовы к тому, что здесь надо вкалывать с утра до ночи, а получишь в итоге не так уж и много. Вот и случаются срывы.

Да, похоже, и Галя Агаджанян слишком верила в магическую силу Златоглавой.

Через центр занятости населения ей сразу же предложили работу — продавщицей соков. Казалось бы, вперед и с песней, можно начинать обустраиваться. “Но мне не предоставили жилье. И Вале отказали в работе, хотя ей уже 18. Представляете?” — искренне возмущалась Агаджанян.

Тем же вечером мама с детьми вернулась на Казанский вокзал. Договорились о ночлеге за 500 рублей в квартире в районе Алтуфьево. И там мать и дети устроили совет — что делать дальше. Возвращаться обратно — денег нет, даже на скромный ужин уже не хватает. Такого сурового приема от Москвы женщина явно не ожидала. И тут ей в голову пришло кардинальное решение всех проблем — всем дружно уйти из жизни.

В принципе это было в духе Галины — отдает некой наивной романтикой. Дочь приняла предложение матери беспрекословно. Сын сначала согласился, но потом испугался. Раз мама сказала, значит, так надо, маму нужно слушаться. Всегда и во всем.

Комментирует доктор психологических наук Галина ФИЛИППОВА:

— К сожалению, родители часто манипулируют своими детьми. И это все происходит от того, что отец или мать сами в свое время не стали самостоятельной личностью со сформированными жизненными позициями. Получается, целая цепная реакция от поколения к поколению. Так оно получилось и в этой истории — начиная от взаимоотношений Галины с ее родителями, а потом и детьми.

При таких нарушениях психики, как у Галины, женщины думают, что имеют право на жизнь своих детей и что их жизнь полностью принадлежит им. И если мать приняла какое-то решение, то она автоматически принимает его и за детей. И женщине даже в голову не может прийти, что дети должны сами решать за свою жизнь. Поскольку Валя полностью зависела от матери, у нее и мысли не возникло действовать как-то по-другому, у них была слишком сильная симбиотическая связь.

Конечно, зачастую матери, решившие покончить жизнь самоубийством вместе с детьми, подсознательно видят их помехой, каким-то препятствием в жизни. Ведь, как правило, сначала умирают дети, а уже потом сами матери. И причем часто женщины выживают.

* * *

Теплое осеннее утро. Агаджаняны вновь на Казанском вокзале. Они забрали свои вещи из камеры хранения и сели в первую попавшуюся электричку Москва—Голутвин. Сошли с поезда на платформе “63-й км” и пошли в лес.

Полчаса выбирали место. Странная это была сцена — почти как в рязановском “О бедном гусаре замолвите слово”, где бунтовщик Евгений Леонов никак не мог выбрать декорации для своей же “казни”. Только вот несчастные мама, дочь и сын собрались умирать не понарошку. Всерьез.

Наконец выбрали подходящую полянку. Галя и Валя достали из сумок учебники девочки и мамины записи-рецепты по кулинарии и урокам бисероплетения Галины. Из этого “топлива” развели костер.

Затем сделали подстилку из курток и одеяла.

Для храбрости выпили припасенные заранее две бутылки пива.

И написали предсмертную записку. “Прости нас, Господи, мы всего лишь хотели устроить свою жизнь, хотели обрести жилье и работу. Но у нас ничего не получилось. Проституцией мы не займемся, и на содержание не пойдем, и бомжами не станем. Мы просто уходим из жизни. Прощайте. Мать, дочь и сын: Агаджанян Галина, Валентина и Андрей. Рабы Божии Екатерина (Галина), Валентина, Андрей”.

О том, что произошло дальше, рассказывает сама Галина Агаджанян:

— Дочь остановила свои часы, перевернув батарейку другой стороной. Затем я сказала: “Пора!” Дочь стала держать Андрея руками за левую руку, а я, достав из сумки лезвие опасной бритвы, ударила его около трех раз по предплечью правой руки с внутренней стороны и в область запястья. Лезвие было тупое, и вены не перерезались. Тогда я ударила несколько раз по другой руке. Сын кричал: “Мама, я не хочу умирать!” Я взяла полотенце, в котором крестили сына — белое вафельное в цветок, — и стала им держать сыну горло, нос и рот, дочь в это время держала сына. Он сопротивлялся, видимо, ему поступал воздух. Тогда я рукой пережала ему нос, а дочь закрыла рукой рот, перекрыв таким образом доступ воздуха. Так мы удерживали его, пока он не перестал хрипеть…

После убийства Андрея Валентина шумно выдохнула: “Мам, дай мне сигарету”.

Она не попыталась убежать, уговорить мать одуматься. Наоборот, пообещала смиренно принять смерть. Девушка легла на подстилку, а мать навалилась сверху и стала душить ее крестильным полотенцем Вали, которое хранила как святыню все эти годы. Однако девушка отвела руки матери, сказав, что воздух проходит ей в легкие. Тогда Галина обрезала с сумки лямку, накинула ее Вале на шею и затянула что есть сил. Девушка захрипела.

— Я удерживала лямку на шее минут десять, — продолжает Галина. — Ножом вскрыла ей вены на предплечьях, чтобы быть уверенной, что дочь умрет. Затем я взяла лезвие бритвы и им несколько раз ударила себя сначала по левой руке, затем по правой. Кровь потекла, но скоро остановилась. Тогда я нанесла несколько порезов себе в область локтевых сгибов, но кровь потекла и опять запеклась…

Женщина почти сутки пролежала в забытьи рядом с убитыми детьми. Периодически к ней возвращалось сознание, и в эти моменты Галина пыталась расковырять рану, чтобы кровь пошла снова. И снова отключалась. А когда приходила в себя, понимала — она не умерла. Словно какие-то высшие силы распорядились так, чтобы убийца своих детей осталась жива… Чтобы ее, измученную, израненную, нашли супруги-дачники.

Когда началось следствие, Галина ничего не скрывала. Спокойно, даже рассудительно, рассказывала о том, как убивала Валю и Андрея. И жаловалась на жуткую слабость и тяжесть в груди.

Когда близкие — отец Арбак Вартанович и подруга Галины Татьяна Заборовская — узнали о том, что она убила своих детей, они не поверили. Не верят и до сих пор. До сих пор уже совсем дряхлый старик, который сильно сдал после этого страшного известия, пишет дочери письма со словами, что, наверное, она что-то напутала. Не могла дочка это сделать. И все мечтает найти могилу любимых внуков.

Впрочем, эта мечта есть и у Галины, ныне пациентки психиатрической больницы (Мособлсуд отправил ее на лечение). С улыбкой женщина вспоминает своих детей и говорит, что они снятся ей по ночам.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Михаил Виноградов, руководитель Центра специальных исследований, психиатр-криминалист, доктор медицинских наук:

— Проблема расширенных самоубийств была особенно актуальной во времена перестройки, когда рухнули годами устоявшиеся приоритеты. Однако и сейчас, когда многие люди не могут найти для себя жизненные ориентиры, групповые самоубийства весьма часты. Дело в том, что здоровый человек, озабоченный вопросами смысла существования, да и банально зарабатывания денег, ищет выход и решает заботящие его проблемы. А что касается психопатически настроенных людей, они попросту теряются, и, по их мнению, кроме самоубийства, выхода никакого нет. Так и получилось в истории с Галиной. У нее налицо хроническое психическое расстройство. Причем болезнь ее началась еще с детства. Да и у родителей Галины тоже налицо различные патологии — это нелюбовь к дочери матери Галины и, наоборот, слишком сильные чувства к ней отца.


ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Случаи коллективных самоубийств

•31 января 2005 года семья из Ржева — женщина предпенсионного возраста, ее 31-летняя дочь и 19-летний сын поднялись на крышу девятиэтажки и прыгнули вниз, разбившись насмерть. Как следует из предсмертной записки матери семейства, у нее были большие долги перед кредиторами.

•В августе 2005 года 30-летняя жительница села Майбулак из Южного Казахстана решила покончить с собой, прыгнув в поливной канал, полный воды. Но до этого женщина связала ноги двум дочерям-школьницам и столкнула их туда, затем взяла на руки пятимесячного ребенка и прыгнула с ним вслед. Правда, матери удалось выжить — она застряла в ветках и смогла выбраться наружу. Оказалось, на этот шаг она пошла из-за вечного пьянства мужа, который мало зарабатывал и не уделял внимания семье.


Редакция благодарит за помощь в подготовке материала гособвинителя Московской областной прокуратуры Викторию Жукову.




    Партнеры