Дэн Браун открыл каннский дресс-код

Председатель жюри Вонг Кар Вай: “Каждый из нас готов драться за фильм, который ему нравится”

19 мая 2006 в 00:00, просмотров: 478

Впечатлительные американские журналисты, утомленные долгим перелетом, поспешили написать, что “Код да Винчи” освистали. Не менее впечатлительные журналисты в других странах поспешили подхватить новость и разнести по всему миру окончательно. Тем самым добавив славы и без того скандальному творению Дэна Брауна и Рона Ховарда. Зато зрители, еще не видевшие фильма, громче всех орали, когда на лестнице появились герои дня — Том Хэнкс, Одри Тоту, Ян МакКеллен, Альфред Молина, Жан Рено, Пол Беттани. Да, народную любовь никакими скептическими замечаниями не испортишь, а звезды — они и есть звезды, а какой фестиваль без звезд?


Так в среду вечером открылся 59-й Каннский кинофестиваль. Открылся ударно — когда еще на красную дорожку выходил практически полностью весь актерский состав фильма-открытия? Тем более что “Код да Винчи” был показан вне конкурса. В Канны прибыл сам Дэн Браун с супругой, и его лицо знакомо публике не хуже лица Тома Хэнкса, потому что зрители начали хором выкрикивать его имя. Хэнкс прилетел с супругой, и, кстати, он еще не расстался с образом профессора Роберта Лэнгдона. А Одри Тоту уже успела подстричься кардинально коротко. Впрочем, своими нарядами поражали не они — а, как и ожидалось, Моника Беллуччи и ее супруг Венсан Кассель. Моника как настоящая женщина в последний момент изменила решение. И вместо красного платья выбрала черное платье с высокой талией, расшитое жемчугом, платиновое колье с бриллиантами стоимостью 4 миллиона евро и кольцо из белого золота с мельчайшей бриллиантовой крошкой с искорками сапфира, все украшения — от Cartier. Венсан же выбрал белый костюм, который украсил запонками и часами, и тоже от Cartier. Больше того, мама Венсана, приехавшая в Канны проветриться, надела серьги все от того же Cartier.

Лучшее платье, по словам специалистов моды, было у Евы Херциговой — желтое от Versace. Энди МакДауэлл и Летиция Каста приехали на Круазетт лишь на пару дней по контракту с официальном спонсором фестиваля, известной косметической фирмой.

Францию представляли Жан Рено со своей новой пассией, румынской преподавательницей йоги. Рено уверяет, что развелся с женой Натали вовсе не из-за занятий йогой. Говорит, что слишком стар для гимнастики. А вот располневшая Жюльетт Бинош подкачала — ее полупрозрачное бежевое платье признано худшим платьем вечера.

Между тем фестивальная жизнь уже идет полным ходом — начались просмотры, выстроились очереди за билетами, и желающие получить лишний билетик на показ уже дежурят у выхода из пресс-центра. Начало свою работу и жюри, в этом году сплошь состоящее из звезд: Вонг Кар Вай в председателях, Тим Рот, Моника Беллуччи, Хелена Бонэм-Картер, Сэмюэль Л. Джексон, Чжан Цзии. Правда, пресс-конференция с членами жюри чуть было не превратилась в выступление китайских журналистов и урок китайского языка для всех присутствующих. Два представителя Поднебесной, режиссер Вонг Кар Вай и актриса Чжан Цзии, отвечали “своим” по-китайски, а Кар Вай потом переводил на общедоступный английский. Он же и был наиболее точен в обозначении позиции жюри нынешнего года: “Наша цель — любить, а не ненавидеть фильмы. Каждый из нас готов драться за фильм, который ему нравится. Каждый из нас — зеркало, которое отражает нас самих в выбранных фильмах. И я надеюсь, что жюри нынешнего года будет чистым, как зеркало”.


ЗВЕЗДЫ ГОВОРЯТ

Венсан КАССЕЛЬ: “Я не хотел бы оказаться на месте жены. Быть членом жюри — это огромная ответственность и масса работы. Быть ведущим церемонии — это лишь небольшой выброс адреналина в начале и конце фестиваля. Меня это устраивает”.

Моника БЕЛЛУЧЧИ: “То, что в жюри собрались представители разных стран, — хорошо. Хорошо, что у нас разное мнение о кино. Я, например, люблю смотреть короткометражное кино, только в нем за несколько минут можно увидеть большую историю”.


КАННСКИЙ СЧЕТ

40 РАЗ за 11 дней фестиваля меняют красную дорожку у зала Люмьер, что составляет 2 километра коврового покрытия.

18 ЛЕТ назад французский режиссер в последний раз получил “Золотую пальмовую ветвь” — это был Морис Пиала с фильмом “Под солнцем сатаны”.

4 ТЫСЯЧИ машин арендует фестиваль для доставки звезд от дверей гостиницы до красной дорожки. Например, “Мерседес” обходится в 500—600 евро в день.

100 МИЛЛИОНОВ евро приносят городу 11 фестивальных дней.

30 ТЫСЯЧ евро стоит одна ночь в 1000-метровом королевском номере отеля Martinez.

490 ЕВРО стоит комната в дешевом отеле, находящемся в центре города.

350 ПОЛИЦЕЙСКИХ мобилизуют охранять центр Канн во время фестиваля, 150 из них в специальной форме охраняют лестницу.

5 ТЫСЯЧ евро стоит пригласить французскую звезду на вечеринку. Американская звезда стоит 10 тысяч евро.

25 ВИЗАЖИСТОВ фирмы-спонсора фестиваля делают 1000 макияжей за время фестиваля.

5 ТОНН постельного белья и халатов убирают горничные в отеле Martinez каждый день.

30 ЧЕЛОВЕК охраняют один этаж отеля Martinez, всего же знаменитую гостиницу охраняют 200 человек.

4300 ЖУРНАЛИСТОВ аккредитованы на фестиваль.

ДО 250 ТЫСЯЧ человек вырастает 70-тысячное население Канн за время фестиваля.

850 ЧЕЛОВЕК специально нанимают для работы в пресс-центре. Это не считая секьюрити.






Партнеры