Далеко от мужчин

На русской вечеринке в Каннах Швыдкой лишился головы

22 мая 2006 в 00:00, просмотров: 257

Наконец-то в Каннах произошел пусть маленький, но скандал. На пресс-конференции, посвященной показу конкурсной ленты Педро Альмодовара “Воспоминания”, Пенелопа Крус пусть вежливо, но поставила наглого журналиста на место. На вопрос о Томе Крузе она ответила: “Я никоим образом не хочу обидеть вас или ваших коллег, но я приехала сюда представлять картину, так что, черт побери, давайте говорить о кино”. На что битком забитый журналистами зал разразился дружными аплодисментами.

Что поразительно — поскольку здесь журналист журналисту враг. Например, на показе фильма Альмодовара для прессы представители двух уважаемых масс-медиа так увлеклись поиском места, что один чуть было не скинул другого с балкона в легкой потасовке за свободное кресло. Вторым по значению событием последних каннских дней стал оглушительный провал вечеринки, посвященной премьере “Кода да Винчи”.

“Код да Винчи” провалился два раза

Вечеринка происходила в Старом Порту под огромным тентом в виде пирамиды. И вроде все было как положено: строгий дресс-код (только в вечернем), VIP-зона, все звезды, включая звезду первого вечера Венсана Касселя собственной персоной, который веселился что было сил, оформление в стиле фильма, отличное шампанское. Было несколько “но”: шум, который не давал гостям общаться друг с другом, и шикарные блюда, которые проносили мимо носа удивленных гостей прямиком в VIP-зону. Это мероприятие открывало каннскую ночную жизнь, и скептики опасались, что именно оно, получившее от силы полтора балла из пяти возможных, будет задавать тон всей светской жизни.

Опасения были напрасными, и следующая же ночь развеяла все сомнения. Вечеринка, посвященная открытию программы “Особый взгляд” и фильму “Париж, который я люблю”, заслужила высокую оценку знатоков и впервые с момента премьеры картины, состоящей из двадцати пятиминутных новелл, снятых самыми известными мировыми кинорежиссерами, заговорили не о конфликте продюсеров (которые никак не могут поделить права на картину), а о том, что с показом этой ленты в Каннах “распространилась атмосфера любви”. А всего-то и надо было: вид на море и яхты, приглушенная музыка, скромные закуски, неплохой алкогольный бар и в качестве приглашенных звезд Ник Нолти, Майкл Мэдсен, Гас Ван Сант, Жюльетт Бинош и Элайджа Вуд.

Русский день: Швыдкой без головы

Самое любопытное ожидание впереди: критики должны выставить оценку русской вечеринке, состоявшейся на пляже отеля Majestic. Билеты на нее было достать так же трудно, как и на благотворительный ужин с местом стоимостью 2 тысячи евро (в Каннах во время фестиваля именно такие вечеринки считаются самыми желанными и престижными). Зато уже у порога гостей ожидали: красные занавеси, хрустальные люстры, красная дорожка, усыпанная лепестками роз, девушки в кокошниках и сарафанах (честное слово, сарафаны можно было бы найти и поприличней, у этих был такой вид, будто их купили по дешевке у провинциального пообносившегося хора), море водки и рекламные листовки русского магазина “Гастроном”, где 100 граммов селедки под шубой стоит 1,5 евро. Преодолев все эти сложности, гости попадали к накрытым столам, на которых восторг иностранцев вызвала красная икра. Правда, почему-то она подавалась вместе с долмой — другим популярным “русским” блюдом и обязательным салатом оливье. Но широкая русская душа продемонстрировала себя с лучшей стороны в другом: ролик “Русского дня в Каннах” был спроецирован на огромный фонтан, бивший из моря. Ветер, сдувавший струи воды, которые служили “экраном”, оставил от Михаила Швыдкого, который произносил приветственную речь, ровно полголовы. Сие техническое новшество циничные русские журналисты тут же обозвали “разбрызгиванием средств”, а иностранные гости лишь восторженно читали имена знаменитых режиссеров, фильмы которых вошли в презентационный ролик. После Михаил Швыдкой уже собственной персоной пообещал “наконец-то познакомить всех присутствующих с новым русским кино”, а именно: “9-й ротой” Федора Бондарчука, премьера которого состоялась аж в сентябре, и двумя лентами, показанными на Московском кинофестивале почти год назад, — фильмом “Космос как предчувствие” Алексея Учителя и малобюджетной лентой “Пыль” Сергея Лобана. На звезд “Русский день” поскупился, и до Канн доехали лишь Евгений Миронов да вездесущие Гоша Куценко, Федор Бондарчук с супругой плюс Алексей Учитель. Не потрудились даже пригласить русских актрис, так что вся хваленая русская красота будет сконцентрирована на Марине Александровой, ей ювелирная марка Boucheron уже предложила примерить свои украшения, которые будут выгодно оттенять толстопузые русские бизнесмены от кино в сопровождении совсем юных длинноногих и разодетых девиц.

Ален Делон жалеет только друзей и собак

И, чтобы завершить хронику светской жизни последних фестивальных дней, остается добавить: в Канны прибыл легенда французского кино Ален Делон, которого в России любят гораздо больше, чем во Франции. С ним связана отдельная история: сейчас он приехал по приглашению французского телеканала, но все могло бы быть совсем иначе: София Коппола, чей фильм “Мария-Антуанетта” участвует в конкурсной программе, позвала Делона на одну из главных ролей. Тот отказался, но так и не признал своей ошибки и на вопрос, жалеет ли он об этом, отвечал: “Нет, я жалею лишь о друзьях и собаках, которые умерли и которых я больше никогда не увижу”. Так что у Делона теперь появился еще один повод не любить Каннский кинофестиваль, к которому он никогда не питал теплых чувств. Злые французы говорят, что это потому, что Канны всегда отказывались признавать исключительность Алена Делона как актера и как героя-любовника.

Педро Альмодовар: “Я был воспитан женщинами”

Уже определился первый фаворит: лента Педро Альмодовара “Воспоминания”. Впрочем, Альмодовара (вместе с Софией Копполой и Алехандро Гонсалесом Иннариту) еще до начала фестиваля называли лидерами. И вот дон Педро оправдал все ожидания, показав женскую историю о трех поколениях одной семьи, о тайнах, которые всегда выходят на сцену в решающий момент, о своей любви к женщине, в которой он не устает признаваться. Звездой фильма стала Пенелопа Крус, которая не без помощи Альмодовара стала этакой испанской Софи Лорен. Кстати, Пенелопа приехала в Канны не только представить картину, но и поиграть в казино. Оказалось, что она большая любительница пощекотать нервы и не упускает случая потратить сотню-другую. Правда, она никогда не проигрывает большие суммы и посетила казино в Ницце, например, лишь для того, чтобы слегка развлечься. Между прочим Крус вовсе не считает себя красоткой. Зрители, однако, придерживаются другого мнения, а критики похвалили ее платье от Armani, в котором она появилась на пресс-конференции, и белое платье от Valentino, в котором на премьере фильма она с Альмодоваром составила отличную пару.

Сам режиссер признался, что фильм “Воспоминания” для него является возвращением к корням:

— Это самое глубокое погружение в мою историю и в историю моей семьи. Я сам родом из Ламанчи, а потом я жил в Мадриде, я много путешествовал, но фильм даже не об этом. Он примиряет меня с моим прошлым — так же, как в финале истории героини фильма принимают свое прошлое. Он вообще о женском мире, о том мире, в котором я вырос, — а я был воспитан женщинами, я вырос, слушая их. Но это не феминистская картина, она женская, просто в моем детстве мужчины всегда были где-то далеко. Я слышал, как поет моя мать, когда мы с ней гуляли по берегу реки. Именно так я учился, многие персонажи моих фильмов взяты из той моей жизни, когда я наблюдал за матерью и сестрами.

Придумывая характеры, я использую личные воспоминания о людях, которых я знаю. Но это не значит, что мои персонажи имеют реальные прототипы. Мои фильмы основаны не на реальности, а на вымысле, и лишь потом вымысел становится реальностью. А в этой ленте прошлое, настоящее или будущее не имеют вообще никакого значения. Он о другом.

— А вы с самого начала знали, каких актрис пригласите на главные роли?

— Нет, когда я только начинал работу над сценарием, я даже не представлял себе, кто будет играть главных героинь. Единственное — я в голове всегда держал образ Пенелопы Крус и знал, что она сыграет роль. Правда, пригласить ее на роль матери я решил уже после того, как сценарий был готов.

— Вы рассчитываете на “Золотую пальмовую ветвь”?

— Каждый новый фильм — новое путешествие, и я не знаю, куда оно приведет. Одно я вам могу сказать точно: когда я пишу сценарий, ни одна частичка моего мозга не думает о том, что именно этот фильм получит “Золотую пальмовую ветвь”. Просто потому, что весь я думаю об одном: о фильме. И весь принадлежу работе. Когда я пишу сценарий, я хочу быть уверен, что он передаст всю мою страсть, и с той же страстью я приступаю к съемкам. Хотя, конечно, я не стану отказываться от приза.




Партнеры