Свидетельство о вырождении

Горе-мать три года не выпускала сына из квартиры

27 мая 2006 в 00:00, просмотров: 147

Вчера в подмосковном Егорьевске мальчик Алеша получил первый в своей жизни документ — свидетельство о рождении. В этом вроде бы рядовом событии — две особенности. Во-первых, Алеша появился на свет аж три года назад. А во-вторых, в графах “мать” и “отец” пока стоят прочерки. Женщине, объявившей себя мамой ребенка, еще предстоит доказать свое родство с ним путем экспертизы. Потому что она обошлась с Алешей так, как матери не поступают.

4 мая жильцы одной из квартир дома №17 1-го микрорайона подмосковного Егорьевска обратились в дежурную часть УВД. Они попросили вскрыть квартиру на пятом этаже, из которой лилась вода, затопившая все этажи вплоть до первого. На пороге наряд милиции встретил малыш в мокрой и грязной одежде. В квартире не было детской кроватки, одежды и игрушек, зато стены были повсюду разрисованы… экскрементами. Пожилая соседка при виде мальчика перекрестилась и с изумлением сообщила, что у хозяйки квартиры, 32-летней Ирины Волчковой, детей не было... Найденыша с признаками ОРЗ отправили на обследование в Егорьевскую ЦРБ, хозяйку объявили в розыск. Она объявилась в органах опеки лишь спустя неделю, а теперь ходит в больницу к сыну каждый день, часами сидит в прокуратуре и органах опеки, прося вернуть ей ребенка. Только не может внятно объяснить, почему три года скрывала ото всех малыша...

— На мою долю выпало слишком много страданий, — разрыдалась Ирина при встрече. Передо мной сидит приличная на вид женщина. В ушах — золотые сережки, на пальцах — колечки...

— Когда мне было 15, отца парализовало, — рассказывает она. — Семь лет мама ухаживала за ним, а потом ушла из дома, оставив письмо: “Дочка, не сломайся. За твоей спиной — отец...” Папа умер на 41-й день после ее исчезновения. Через 4 месяца в лесу нашли маму. Она повесилась…

В 23 года Ирина встретила Сергея...

— Любила я его до самозабвения. А то, что женат был... Так где у нас в городе текстильщиц других найдешь? Либо пьют, либо женатые… Когда узнала, что беременна Алешей, мы с Сергеем уже расстались. Вскоре он умер от рака.

Алеша родился 18 сентября 2003 года...

— Пошла я в туалет, — вспоминает Волчкова. — У меня даже схваток не было. А в больнице рожать не хотела: стыдно иметь ребенка вне брака. Поэтому и растила втайне. Зарплата у меня маленькая, на игрушки не хватало. Зато каши варила, супы по выходным, фрукты покупала — все для него. Жалко его, конечно, было дома одного оставлять, но надо же деньги зарабатывать...

Но почему никто и никогда не слышал плач или смех ребенка в старой хрущевке с фанерными стенами?

— Он у меня тихий, — объясняет Ирина. — А я в свой дом никого не приглашала. Сейчас делаю ремонт и работу нашла денежную. Буду добиваться своих прав и ребенка верну.

Правда, знакомые Волчковой рассказывают совсем другое.

— Ира была беременна, — говорит ее подруга Елена. — Мы ей советовали: “Рожай!” Но вскоре она заявила, что у нее случился выкидыш. Плакала, что потеряла и Сережу, и ребенка. Вообще она воспитанная. Не пила, не курила…

— У нее всегда чисто было, — вспоминает другая приятельница. — Я по телевизору увидела ее квартиру — и не узнала. Ничего понять не могу. В городе слухи ходят, что мальчика нашли под кроватью, где он и жил. В больницу привезли в жутком состоянии. Он развлекался тем, что рисовал собственным калом на стенах… Почему Ира отказалась от бесплатного детского питания, льгот по оплате квартиры и доплат матерям-одиночкам?

— Не ее это ребенок, — продолжает Елена. — Невозможно так долго прятать малыша. Думаю, она его украла или купила. А может, родила сама, отдала чужим людям и сейчас вернула обратно. Только зачем?

В Егорьевской прокуратуре возбудили уголовное дело по ст. 156 УК РФ (неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию), но сначала надо доказать, что Ирина Волчкова является матерью Алеши.

— Беременной ее видел лишь один человек, — сообщила помощник прокурора Елена Рябова. — С другой стороны, в этот период дети в Подмосковье не терялись и не пропадали. Будем ждать проведения экспертиз.

По словам врачей Егорьевской ЦРБ, Алеша хорошо общается с медперсоналом и охотно идет на руки. Невролог поставил ему диагноз “педагогическая запущенность”.

— У него нет синдрома Маугли, — радуются доктора. — Умственно малыш нормально развит, быстро всему учится. Знает слова “дом”, “часики”, “солнышко”, а вот слово “мама” от него не слышали. Хотя она и приходит сюда каждый день...




    Партнеры