Моцарт идет на войну

Почему изменяют итальянские женщины

30 мая 2006 в 00:00, просмотров: 169

“Таковы они все, или Школа влюбленных”. Любители оперы, пришедшие на премьеру в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, прекрасно понимали, о чем идет речь: бессмертный Моцарт в самом что ни на есть своем гениальном проявлении, интерпретированный режиссером Александром Тителем и дирижером Вольфом Гореликом.

Сюжет, придуманный Лоренцо Да Понте, если отнестись к нему всерьез, приводит в недоумение. По инициативе некоего Альфонсо (Дмитрий Ульянов) два молодых человека решают проверить своих невест на верность. Они якобы уходят на войну, а затем, переодевшись до неузнаваемости (!!!), в считанные часы соблазняют своих суженых. Но Альфонсо не советует им бросать девушек, ибо таковы все женщины — вероломны и легкомысленны. Так что нечего менять шило на мыло. Конечно, сюжет условен — это ироничная игра про любовь, подобная игре про масонство из “Волшебной флейты”. Александр Титель придумал свою версию этой игры, в которой остроумно замотивировал не только необъяснимое неузнавание девушками своих женихов, но и саму их неверность. По Тителю, всему виной война.

Действие оперы разворачивается в полевом госпитале среди зарослей бамбука. По краю авансцены — довольно густая бамбуковая стенка, сквозь которую зритель с известной степенью напряжения вглядывается в перспективу сценического пространства. Дорабелла (Наталья Владимирская) и Фьордилиджи (Наталья Мурадымова) не только сестры по крови, но еще и медсестры. А их женихи Феррандо (Алексей Долгов) и Гульельмо (Илья Павлов) — находящиеся на лечении солдаты. И сюжет обретает логику: солдаты уходят на фронт, откуда вряд ли вернутся, а потому вполне можно заняться любовью с новыми пациентами. Война все спишет. Почему не узнали женихов? Проще простого: лица молодых людей забинтованы. Да и вообще солдаты — они все на одно лицо. Картинка сценографа Владимира Арефьева напоминает старые фильмы о войне. Так и кажется, что тоненькая Деслина (Лариса Андреева) сейчас сделает книксен и скажет: “Здравствуйте, товарищи легко- и тяжелораненные!”

Оркестр расположен на галерее над залом. Так что публика погружается в весьма специфичный звуковой “долби сераунд”. Поначалу — странно, затем привыкаешь. Музыкальное воплощение спектакля неравнозначно: оркестр звучит неплохо, пока не вступают духовые. Достойно спеты в целом все три мужские партии. Девушки, увы, оказались слабее, продемонстрировав недостаточную вокальную технику в трудных моцартовских ариях. Впрочем, партия, исполненная Натальей Владимирской, заслуживает хорошей оценки. Так что не верьте насчет женщин: не все они таковы!




    Партнеры