Безусловный Reflex

Вячеслав Тюрин: “На Западе охотятся за русскими хитами”

2 июня 2006 в 00:00, просмотров: 225

Группу Reflex можно бы назвать тайным оружием русского попа, готовым в любой момент взорвать любые еврочарты. Но оружие пока зачехлено в ожидании часа Х. Прошли только учебные стрельбы, но и после них на Западе не на шутку всполошились.

Reflex недавно утюжил европейские поп- и данс-чарты, добрался до 36-го места в континентальном чарте продаж синглов, до второго места в национальном хит-параде Австрии, побывал кое-где в первых десятках, продался в уйме чартовых сборников и разных “транс-парадах”, получил обложку в главном немецком таблоидном глянце “Bild Magazin” как “эротическая поп-сенсация из России”…

На свежатину стянулись акулы евро-шоу-бизнеса. Атаки конкурентов отбил Вольфганг Босс, патрон Деспины Ванди, Crazy Frog и других топовых персонажей. В темпе венского вальса он определил Reflex в целую дюжину крупнейших данс-трансовых open air’ов не только на Неметчине, но также в Греции и Израиле. Тур прошел с сумасшедшим успехом, и “Bild” разразился второй сногсшибательной обложкой…

Тем временем в группе обжилась Женя Малахова, неожиданное появление которой в начале года вызвало горячий интерес, и до сих пор все гадают: она ли станет той самой заменой Ирине Нельсон, переросшей формат секс-символа Reflex’a?

В прошлом году на национальном отборочном туре “Евровидения” в “Останкино” Reflex предлагал сразить европейских домохозяек нешуточными лесбостраданиями, и вся Сибирь проголосовала за них. Не хватило только поддержки дремучего Нечерноземья. А если бы хватило, то в Европе, уже насмотревшейся на t.A.T.u, возникло бы стойкое ощущение, что в России, кроме Путина, медведей и лесбиянок, никто больше не живет. Сами “татушки” выразили Reflex’y отдельный респект, пригласив только их на свою знаменитую презентацию в “Гауди”, и даже что-то прощебетали об их “самобытности”.

О самобытной харизме Reflex’a, кстати, рассуждают и фотографы светских хроник. Они в один голос говорят, что, разбирая еженедельно сотни снимков, всегда уверены только в Reflex’e. А прочие “виагры-блестящие-стрелки-шпильки-и-т.-д.” для них как мартышки в зоопарке, все на одно лицо, отчего всегда выходит вечная путаница. “Других только по сиськам отличаем, и то с большим трудом”, — признался крупный светский фотохроникер из модного “глянца”.

Похоже, что-то ускользает все же из поля зрения наблюдателей, склонных к сарказму, когда речь заходит о Reflex’e. Пока хиханьки да хаханьки, у группы расплодилось девять фан-клубов по всей стране. У них один из самых посещаемых в своей категории сайт, плотный концертный график и успешный последний альбом “Пульс”. “Рефлекторные” нотки все чаще слышатся в творчестве других исполнителей, раскусивших авторские таланты Вячеслава Тюрина. Кристина Орбакайте записала его новый шлягер “Поговорим”. “Лицей” побил топы благодаря хитам “Завтра Ты Станешь Взрослой” и “Как Ты о Нем Мечтала”. Шура, Ирина Салтыкова и многие другие видят в его песнях чуть ли не свой последний шанс. Культовый Пол Вандайк, гуру европейской электроники, выпустил альбом “Reflection”, который он так назвал под впечатлением от энергетики русской поп-группы и всячески нахваливал потом на людях “рефлексотерапию этих замечательных девушек”…

Вопросов к отцу-основателю коллектива, композитору Вячеславу Тюрину, в общем, накопилось немало. Он, наверное, единственный из продюсеров, кто на живых концертах своего коллектива собственной персоной водружается за барабанную стойку и начинает орудовать на ударных как заправский шоумен. Это его маленькая слабость, от которой он не откажется никогда, даже если станет очень большим и богатым.


•После заграничных гастролей Reflex’а — вне рамок традиционной для большинства наших артистов эмигрантской общины — возник вопрос: неужели на Западе действительно котируется русский материал?

•Еще как! Разговоры, что мы никому там не нужны, — полный бред. Я реально видел диски российских исполнителей на столах топ-менеджеров. Пусть потом не удивляются, почему песни Джерри Халливел так похожи на песни Алсу! На самом деле идет очень мощное исследование. Хиты — это дефицит. Хиты ищут везде. А делается все очень просто. Есть компании, которые работают с “Ministry Of Sound” здесь в России и тупо отправляют им наши чарты. А там сидят тот же Вольфганг Босс с Мартином Рютером, например, тыкают в первые пять и говорят: дай мне вот эти послушать, что это за песни? Так там оказались диски и Reflex’a, и Глюк’Ozы и других.

•Почему они тогда тормозят с альбомом?

•Целый альбом на английском языке у них уже есть. Мною написанный. Но в этом и главная проблема. Они не могут вот так взять и позволить пацану из Восточной Европы стать мегазвездой и композитором. Их условия — это наши песни под другим авторством. Им нужен только имидж Reflex’a, их голоса, их подача, музыка тоже нужна, но чтобы рядом стоял их человек. Тогда авторские гонорары остаются у них. А я им говорю: если вы у меня это авторство заберете и даже дадите мне единовременное денежное вознаграждение, на что я буду жить потом? Ведь песни мне уже не будут принадлежать. В этом и есть камень преткновения. Но разговор еще не закончен. Я пошел им навстречу. Сказал: выбирайте авторов, пожалуйста. Они выбрали и сказали: мы оставим 5 ваших песен и возьмем 5 песен тех авторов, с которыми у нас есть отношения. Я под этим подписался. Заключен контракт. Вопрос теперь в другом — те песни, которые они выбрали, не нравятся нам. В общем, сейчас — небольшая пауза. Ждем-с…

•Раз пауза — поговорим о Жене Малаховой. Говорят, ты ее взял, чтобы убрать из группы Иру Нельсон?

•Мы все прекрасно понимаем, что Ирина — это человек, который вот-вот должен покинуть коллектив. Это очевидно, об этом все говорят. Все понимают, что это когда-нибудь должно произойти. Она умный человек и понимает, что переросла какие-то рамки. Но Жене Малаховой только 17 лет, и надо понимать, что в 17 лет нельзя быть полноправным преемником того, кто отработал 12 лет на поп-сцене. Иру знают все, и до этого надо дорасти. То, что Женя сможет это сделать, я не сомневаюсь, потому что в ней есть доля здорового честолюбия, ну и многие другие качества.

•За две недели до Малаховой все думали, что место в группе после распада “ВИА Гры” достанется Вере Брежневой…

•Много чего думали. И я мог думать о ком угодно. Кто-то думал даже о Дане Борисовой… У меня был внутренний кастинг, мозговой. Списка кандидатов не было. Были мои внутренние соображения, ощущения, оперативная память. Думал, конечно, прежде всего о людях поющих. И красивых. Женя — и поющая, и красивая, и достаточно известная. К тому же у нее закончился контракт с предыдущим продюсером, и она была совершенно свободна.

•Некоторые считают Reflex чрезмерно европейской по саунду группой, не для российских реалий…

•То, что русскую загадочную душу может понять только баян, гармошка и водка, — такой же миф, как и наша несостоятельность на Западе. Мы давно уже до всех достучались, как бы нас ни обстебывали. И пока тут интригуют, вычеркивая группу из списка номинантов очередной музыкальной премии, Reflex собирает стадионы по всей стране. Не на Западе, а здесь! По всем рапортичкам, мы лидеры проката. У нас в течение семи лет не было сезона, чтобы группа не была бы в радиоротациях с сезонным хитом. “Сойти с Ума”, “Первый Раз”, “Мне Трудно Говорить”, “Может Быть, Показалось” — это только из последних…

•Слава, ну грех вам жаловаться на отсутствие внимания!

•Я не жалуюсь. Я этот проект начинал с 500 долларами в кармане и развил до прибыльнейшего предприятия международного масштаба. Но, когда Министерство культуры оценило наш труд наградой — медалью и орденом “За профессионализм и деловую репутацию”, нам пытались внушить чувство вины за это. А ведь мы просто качественно выполняем свою работу.




Партнеры