Амалия стала колхозницей

На годовщине свадьбы актрисы обсуждали судьбу Грефа

5 июня 2006 в 00:00, просмотров: 660

Актриса Амалия&Амалия с супругом — бизнесменом Вадимом Беляевым отпраздновала годовщину свадьбы. У праздника на самом деле было два повода. Второй — день рождения Вадима. Но справлять его отдельно не стали. Дело в том, что мужу Амалии исполнилось 40, а суеверные люди, как известно, сорокалетие не празднуют.

Праздник отмечали на площадке для пикников на Рублевке. Это место московская элита облюбовала давно. Никелевый король миллиардер Михаил Прохоров тут регулярно устраивает свои знаменитые вечеринки, а банкир Петр Авен — детские праздники. Детский праздник получился и на этот раз: в декабре на свет появился сын Амалии и Вадима Герман. Полноценно участвовать в празднике он пока не мог, но объезжал владения в коляске и с удовольствием позировал фотографам.

Дети проявляли страшную активность. Уговорить их слезть с пони или перестать скакать на батуте было невозможно даже с помощью сладких блинчиков и пирожных. Их мамы делились последними светскими новостями, обсуждали итоги Каннского фестиваля и появление дочери у Германа Грефа. Все единогласно решили, что это должно скрасить министру экономики неприятности на работе. В мужских разговорах несостоявшаяся отставка Грефа разбиралась более детально. Алексей Венедиктов утверждал, что первой резолюцией президента на заявление об уходе было: “согласен”. Но потом отставку решили перенести на месяц, с тем чтобы спокойно провести саммит G8 в Петербурге.

Евгений Киселев приехал на годовщину вместе с женой Машей Шаховой, а комплименты принимал от Елены Козыревой. Жена экс-министра иностранных дел жаловалось, что без Киселева ей совсем нечего смотреть: “У вас был такой костюм в полоску, и вы, когда говорили, так бумажки на столе красиво перебирали”, — ностальгировала Елена.

Фурор произвела Тина Канделаки. Она подъехала позже всех — задержала съемка для модного журнала, — зато была безупречно накрашена и уложена. Тина пожалела, что не смогла взять с собой детей, уселась на коленки к мужу Андрею Кандрахину и стала строить планы на то, как будет проводить сочинские вечера. На следующее утро супруги улетали на открытие фестиваля “Кинотавр”.

Между тем на сцене шла концертная программа. Исполнив трогательную песню про гибель Муму, Алексей Кортнев отправился играть в пинг-понг. Подъехал Левон Оганезов. Он сыграл для разогрева Баха. А дальше аккомпанировал импровизированному караоке. Самыми поющими оказались трое: виновница торжества Амалия в чудесных дизайнерских шароварах и полосатых розовых носках в тон топику, певица Любовь Успенская в блестящем серебряном пиджаке и банкир Михаил Дворкович в майке с эмблемой праздника. На эмблеме красовалось изображение статуи скульптора Веры Мухиной “Рабочий и колхозница” с лицами Амалии и Вадима и надписью: “Год вместе, а еще стоим”.

Оганезова на сцене сменили Леонид Барац и Ростислав Хаит из “Квартета И”. Под бурные аплодисменты они исполнили песню-диалог Романа Абрамовича со Страной. Барац — партию Абрамовича, Хаит — партию Страны. Общий смысл текста сводился к тому, что у Романа Аркадьевича она “не одна”.




    Партнеры