Где наследила Афродита

Храните за пазухой камень в виде сердца

10 июня 2006 в 00:00, просмотров: 502

“Здесь вышла на берег сама любовь — богиня Афродита!” — в голосе экскурсовода звучит неподдельная гордость и... абсолютная уверенность, что так оно некогда и было. Вглядываюсь в морскую даль, перечеркнутую наискось двумя огромными каменными глыбами. Откуда они здесь? Видно, боги нелюбви — ведь были же и такие у древних греков — кидались камешками: может, в противную им Афродиту, а может, пускали их по воде, какой дальше ускачет. Гладкого камешка на глаза не попадается, бросаю вдоль волны монету — русский полноценный рубль, — подпрыгнула, утонула. Значит, еще вернусь сюда, на Кипр, в край любви, солнца, вина и всяческих прочих удовольствий.

Если бы Афродита оформляла сейчас загранпаспорт, то в графе “место рождения” наверняка записала бы — Пафос. Если в это так верят смертные, что их разочаровывать? Раз говорит экскурсовод — вышла из воды на этом береговом отрезке или, точнее, в этом квадрате, значит, так оно и было. Только вот берег здесь какой-то каменистый. Везде на Кипре пляжи в основном песчаные, а здесь нате вам — одни булыжники. Уж побила наверняка богиня свои нежные ножки! Скидываю обувь — камни гладкие, прогретые солнцем, приятные. Нет, наверняка богиня и не шла вовсе — летела, спешила навстречу новым эротическим приключениям. Недаром ведь Кипр называют островом любви. Экскурсовод учит — ищите камни в виде сердца, и новые чувства родятся в душе. Легко нахожу два. Посмотрим, что приведут за собой эти изящно обработанные морем булыжнички. Впереди как-никак неделя отдыха.

Кипр — курорт не из дешевых, но своих денег он стоит. Здесь почти весь год светит солнце, море прогревается рано и остывает чуть ли не в ноябре. В отелях хорошая кухня, многие переходят на режим обслуживания “все включено”, персонал вышколен в самых лучших традициях. А еще Кипр четко разделен на туристические зоны, любой туроператор скажет, что в Пафосе, скажем, лучше отдыхать с семьей и детьми, а Ая-Напа — место, куда стекается гулять ночи и дни напролет молодежь со всех уголков мира. Впрочем, со всех — это преувеличение, Кипр — любимое место отдыха западных европейцев и американцев. Это они, привыкшие ценить все самое лучшее и качественное, не жалеют денег на безопасный и стильный отдых. Россиян на Кипре, впрочем, достаточно. В любом отеле обслуживающий персонал свободно объясняется на русском. Впрочем, в этом нет ничего удивительного — Россия, Украина, Белоруссия и даже Польша ныне поставщики рабочей силы на Кипр.

Камни из-под ножек Афродиты сделали свое дело, в первый же вечер в баре знакомлюсь с компанией западных немцев. “Их много, а женщин у них мало, а русских женщин нет вообще, вернее, есть, но не с ними” — такой вывод можно сделать из ломаных объяснений на английском. Новые знакомцы выступают с инициативой — у них машина, можно поехать завтра покататься по Пафосу, а то “ногами гулять жарко”. А в Пафосе есть что посмотреть — он состоит как бы из двух частей: верхнего и нижнего города. Нижний город (Като Пафос) протянулся вдоль берега, здесь всяческие достопримечательности, уютные ресторанчики, магазины, а Верхний город называют Ктима — это, по сути, городской центр. Нет, Пафос меня не особо привлекает — любопытно, конечно, но я хочу в монастырь. Раз уж начался отдых с божества, будем двигаться в том же направлении — от греческих к православным. “Что ж, монастырь, значит, монастырь, — говорят немцы, — жаль, не женский, но все равно интересно”.

Выезжаем рано, чтобы не попасть в пекло. Горная дорога петляет, как лента, с которой поиграл котенок. Поворот — и с высоты птичьего полета ни c чем не сравнимый по красоте вид: почти отвесный склон, а на нем увеличивающиеся в размерах с каждой петелькой строения — это и есть богатейший монастырь Кипра, которому уже 900 лет от роду. Читаю в путеводителе историю монастыря — жил-был грубый византийский наместник Кипра Мануил Вутомитис. Любил, кстати, охотиться в Троодосе, где в итоге и заблудился, а когда совсем ноги сбил в поисках дороги назад, встретил старого отшельника Исайю. Тот был стариком упрямым и поиграл с наместником в молчанку, за что и получил в ухо. А когда Мануил вернулся домой, то заболел шатикой (разновидностью паралича). Тут-то и вспомнил он про грехи свои, нашел божьего человека, прощение испросил, после чего, понятно, исцелился. А награду отшельник запросил немалую — привезти из Константинополя священную икону Богородицы — одну из трех, написанных апостолом Лукой. Император Византии, как следовало ожидать, отказал в столь дерзкой просьбе и... тоже оказался разбит параличом. Что ж, вполне в духе старых легенд. Следом, как и следовало ожидать, заболела и дочь его. В итоге Исайя всех излечил, икону получил, монастырь создал, за что ему и спасибо. Да, император хотел ему еще подделку всучить, но Богородицу во сне увидел, и она ему пальцем погрозила — “нехорошо, дескать!”. Уж после этого все вопросы были окончательно сняты.

Все произошедшее — было оно или не было — кануло в Лету, а монастырь стоит, икона там присутствует и по-прежнему обладает чудодейственной силой. Всякого, кто приходит к ней с верой, исцеляет. Так что от паломников здесь нет отбоя, гостиница для страждущих, что за стенами мужского монастыря, всегда заполнена гостями. Кстати, останавливаться здесь разрешено только на одну ночь, чтобы помолиться Богородице во время утренней и вечерней литургии.

— У нас есть традиционный церковный обряд — литания Богородицы Киккской, — охотно рассказывают послушники в монастыре, — это когда во время засухи монахи торжественно выносят священную икону к специальному месту в горах, оно называется Трони (кресло), там свершается обряд, после которого вскоре обязательно идет дождь. Право монастыря на совершение обряда литании было документально закреплено еще во время турецкого владычества, в 1633 году, — гордо говорят молодые люди.

Известно и множество других свидетельств чудес иконы Киккской. У меня тоже есть к ней своя просьба, но какая, это секрет для двоих.

С божественным на этом решено закончить. Хочется, конечно, еще увидеть и монастырь Ставровуни. По легенде, место постройки монастыря указал сам Господь Елене — матери императора Константина, возвращающейся в Рим после паломничества в Палестину. Но... так много солнца, моря, вина, что уже хочется вернуться с неба на землю. Так мы и сделали. Съездили еще в Лимасол, устроили себе променад по винодельческим заводам, которые, понятно, оказались не без дегустационных залов. Заглянули на буйные ночные дискотеки Ая-Напы.

А все оставшееся время проводили традиционно — пляж, море утром и днем, сменяющиеся банями и джакузи в отеле ближе к вечеру, а уж как стемнеет, наступало время изысканных яств в ресторане отеля — креветки и раки, мясо и рыба, зелень и фрукты, а также сладкий стол во всем его изобилии. А уж как лилось вино!

Была и легкая влюбленность. И даже не две, как нагадали камешки, а буквально каждый вечер новая. И сами киприоты — люди в общении легкие, влюбчивые, вечер напролет будут закармливать комплиментами и запаивать содержимым бокалов под местные тосты, в переводе означающие — ну, будем! И гости их — будь то русские или европейцы — не чужды легкому флирту под шум ночного моря.


Благодарим туркомпанию Супер Нова (многоканальный телефон 105-00-67) за организацию поездки.




Партнеры