Подрихтованный Рейх

Чемпионат мира-2006 закроется на любимом стадионе Гитлера

10 июня 2006 в 00:00, просмотров: 313

9 декабря жеребьевка в Лейпциге расставила все, вернее всех, по местам. За исключением одной “мелочи” — кто встретится в финале в июле будущего года, тоже 9 числа, и кто станет обладателем самого заветного спортивного трофея — Кубка мира по футболу. Но вот место финальной встречи изменить нельзя. Она состоится 9 июля на Олимпийском стадионе в Берлине. 76 тысяч счастливчиков будут наблюдать ее с трибун стадиона, сотни миллионов — по телевидению.

Кроме финалистов главным действующим лицом драмы 9 июля 2006 года будет сам стадион, и не только как место ристалища. Можно без всякого преувеличения сказать, что Олимпийский стадион в Берлине — самый знаменитый стадион в мире. Никакая другая спортивная арена не окрашена столь густыми мазками истории, как эта. Эхо времени словно летит от ее известковых могучих колонн сквозь Марафонские ворота, рядом с которыми на камне выбито имя легендарного Джесси Оуэнса. Здесь в 1936 году состоялись Олимпийские игры, финалистами которых были нацистский фюрер Адольф Гитлер и американский спринтер негр Джесси Оуэнс. Победа досталась последнему, хотя повсюду пестрели свастики и гремели фашистские марши.

Надо признать, германские власти сделали смелый шаг, прописав финал Кубка мира по футболу на этом стадионе, где, перефразируя Маяковского, каждый камень Гитлера знает. Они предпочли постройке нового стадиона очную ставку с прошлым своей страны, продемонстрировав тем самым, как быстро созрела и укрепилась демократия на Рейне. Немцы любят счет деньгам. Новый стадион обошелся бы дешевле, чем реконструкция старого. Но власти выбрали второй вариант, ибо есть еще и счет истории, по которому приходится платить.

На подготовку страны к Кубку было затрачено семь миллиардов долларов. Построены и реконструированы 11 стадионов, включая ультрасовременную арену в Мюнхене с прозрачной крышей, напоминающей гигантскую яичную скорлупу.

Перед архитекторами, занятыми реконструкцией стадиона, стояла нелегкая задача. Им предстояло основательно переделать пришедший в упадок огромный, в основном открытый стадион с грубыми бетонными сиденьями в современную спортивную арену с удобными сиденьями, роскошными скай-боксами (ложами), парковками, медиа-центром. Стадион будет частично защищен крышей-козырьком. Все эти новации делались без нарушения первоначального дизайна стадиона, грандиозность которого служит, пожалуй, самым ярким примером архитектурного стиля нацистской Германии.

Основой реконструкции стадиона является восхитительная крыша из стали и стекла, которая укрывает трибуны, но не футбольное поле. “Выкроенная” по форме стадиона крыша не составляет полное кольцо. Она прерывается знаменитыми Марафонскими воротами. По словам архитектурного критика Дитера Бартетско, “стадион с его утопленным полем и четким строем колонн напоминает драматическую священную античную сцену”. Для того чтобы не нарушить исторический характер стадиона, скай-боксы упрятаны между первой и второй секциями трибун. Гостевые комнаты, бары, рестораны и частные парковки расположились под стадионом. Пресса будет иметь свой центр в бывшем бункере Гитлера. Архитектор Марг шутит: “Нам пришлось превратить народный стадион в классовый. Раньше он имел всего лишь один VIP, а сейчас несколько VIP различного класса”. Нетронутой осталась трибуна, с которой Гитлер вынужден был наблюдать за триумфом Джесси Оуэнса, который своими рекордными секундами и метрами перечеркивал расистские упования фюрера.

Решение о реконструкции Олимпийского стадиона в Берлине было принято после долгих дебатов. И не только из-за его мрачного исторического прошлого. Стадион уцелел, несмотря на интенсивные бомбардировки Берлина в ходе Второй мировой войны. Его использовали для массовых рок-концертов. Он был “домашним полем” местной футбольной команды бундеслиги — “Херта BSC Берлин”. Его использовали и для игр Кубка мира 1974 года, который достался команде тогда еще Западной Германии, хотя сам финал проходил в другом городе. Частичный ремонт стадиона имел место в 1969 и 1974 годах. Берлин, хотя и неудачно, пытался стать местом проведения Олимпийских игр 2000 года. Но уже в 90-х годах его Олимпийский стадион стал быстро приходить в упадок и требовал не просто ремонта, а генеральной реконструкции. Особенно беговые дорожки и трибуны для зрителей. И вообще, стадион не очень подходил для футбольных игр.

Разрушению стадиона мешал закон, объявляющий его исторической достопримечательностью. А во втором стадионе Берлин не нуждается. С другой стороны, поддержание пустующего Олимпийского стадиона было слишком накладно. Поэтому еще в 1998 году, то есть за два года до того, как ФИФА поручила Германии провести Кубок, берлинский сенат проголосовал за реконструкцию стадиона-монстра. Как подчеркивали официальные лица, дебаты в сенате “нашли не идеологический, а финансовый характер”. Прагматический подход отвечал и политической линии, взятой властями после падения Берлинской стены, — не разрушать, а реконструировать здания нацистского периода. Так, нынешнее министерство финансов Германии занимает бывшую штаб-квартиру гитлеровского люфтваффе, а министерство иностранных дел — здание бывшего Рейхсбанка. Более того, оба эти министерства оборудовали в своих холлах небольшие выставки, посвященные нацистскому прошлому этих зданий. Так же поступили и реконструкторы Олимпийского стадиона. Для этого была использована внешняя сторона галерей первого этажа стадиона. На одном из щитов этой выставки рассказывается о том, почему архитектор стадиона Вернер Марч использовал в качестве строительного материала известняк. Оказывается, нацистские власти рассматривали его как “естественный германский камень”.

“Мы не только реконструировали стадион, говорят архитекторы, но и снабдили его политическими и культурными комментариями”. Еще больше подобных “комментариев” будет в Церемониальном центре, расположенном близ стадиона. Он носит название “Лангемаркхолле” и построен в виде египетского храма. Название проистекает от битвы Первой мировой войны, в которой погибли тысячи немецких солдат. “Лангемаркхолле” был построен нацистами как символ “двойного героизма” — на поле битвы и на спортивных полях. “Лангемаркхолле” теперь превращен в музей, демонстрирующий, как нацистский режим использовал спорт в своих целях. Согласно замыслам архитекторов, реконструировавших стадион, зрители, прежде чем попасть на трибуны, пройдут через это музейное “чистилище”. Как говорит один из них, Михаэль Рюгг: “Нацисты рассматривали спорт как подготовку к войне. Очень важно объяснить это людям”.

В важности “этого” сомневаться не приходится в нашем взбаламученном войнами и терроризмом мире. Не секрет, что футбол используется и сейчас как отдушина для расистских и шовинистических эмоций. (Когда-то писатель Джордж Оруэлл называл международные футбольные игры “оргиями ненависти” — orgies of hatred.) Недаром дело дошло до того, что устроители Кубка мира по футболу даже подумывали об отмене ритуала исполнения гимнов в ходе соревнований. Поводом к этому послужили матчи между сборными Швейцарии и Турции. Первый матч состоялся в Берне, и швейцарские болельщики заглушили турецкий гимн оглушительным свистом и нецензурными выкриками. Турки в долгу не остались. Когда на стадионе в Стамбуле стали исполнять швейцарский гимн, турецкие болельщики забросали швейцарских футболистов яйцами, а их автобус был оплеван. Гимн исполняли под аккомпанемент брани.

Темпераментный “мажордом” мирового футбола Джозеф Блаттер был так потрясен всем этим, что решил поднять вопрос об отмене исполнения национальных гимнов перед началом игр. Но, к счастью, дело до этого не дошло. “Мы не будем трогать гимны, хотя они стояли под вопросом. Мы будем уважать гимны и приучать к ним людей”, — заявил Блаттер. Дай-то бог!

“О, спорт, ты мир!” — сказано отцом современных Олимпийских игр бароном Кубертеном. Будем надеяться, что Кубок мира по футболу 2006 года пройдет под этим благородным девизом. Какова альтернатива ему, воочию напоминает Олимпийский стадион Берлина.





Партнеры