Сонька дошла до ручки

Виктор Мережко осваивает воровской жаргон

20 июня 2006 в 00:00, просмотров: 1152

В последнее время известный драматург, сценарист, режиссер и актер Виктор Мережко в совершенстве освоил манеры и образ жизни российских жуликов, аферистов и воров. Звезда театра, кино и телевидения Олег Басилашвили блестяще изъясняется на блатном жаргоне. А вчерашняя студентка театрального института Анастасия Микульчина знает практически все о бриллиантах. Всех этих людей освоить “смежные профессии” заставила величайшая аферистка позапрошлого века Софья Блювштейн, больше известная как Сонька Золотая Ручка. Именно этой женщине посвящен новый сериал, который сейчас снимает в Одессе Мережко.


Когда в голову режиссера впервые пришла мысль писать сценарий и снимать фильм о Соньке, поначалу он сильно сомневался.

— Я почему-то думал, что речь идет о 20-х годах прошлого века, — рассказал Виктор Иванович “МК”. — А о том времени снято уже столько фильмов, что мне это было не совсем интересно. Потом залез в архивы и понял, что Сонька Золотая Ручка — это блистательный XIX век. А уж когда с помощью своих связей докопался до полицейских отчетов и донесений о деятельности Софьи Блювштейн и понял, какая интересная это была судьба, все мои сомнения отпали.

Я люблю женщин, люблю писать о женщинах и снимать о них фильмы. А уж о такой уникальной женщине, как Сонька, и подавно. Во-первых, она до сих пор считается непревзойденной в своем совершенстве королевой воров. Во-вторых, она была аферисткой международного масштаба и вместе с тем блестяще образованным человеком. Родившаяся в Польше в еврейском гетто, Сонька в совершенстве знала шесть языков, была очень музыкальна и не без аристократических манер. Неспроста же ее везде принимали то за баронессу, то за графиню, то за княгиню. Наконец, образ Золотой Ручки весьма мистический. Мужчин, которые встречались на ее пути, она буквально гипнотизировала, и те шли на поводу у Блювштейн. Она никогда не трогала тех, кто победнее, обворовывала только крупных банкиров, ювелиров и зажиточных подгулявших купцов. Именно Сонька стала основательницей первого бандитского общака. Это была ее идея помогать попавшим в беду товарищам деньгами, собранными в складчину.

— Меня подкупила еще и трагичность судьбы моей героини, — продолжал свой страстный монолог о своей героине Виктор Иванович. — Ее продал и сдал в руки правосудия один из любовников, молодой вор Володя Кочубчик, которого она обожала больше жизни. Кстати, историю этой несчастной любви я дополнил, обработал, и теперь после выхода нашего сериала появится еще одна красивая легенда о Соньке, которыми ее жизнь и так овеяна с избытком. Она — единственная из женщин за всю историю уголовной России — три года просидела на Сахалине в одиночном карцере, закованная в ручные и ножные кандалы…

Главной проблемой для режиссера, по его словам, стало найти исполнительницу главной роли. Которая при аристократичности манер смогла бы показать всю авантюристичность характера Соньки. Которая смогла бы сыграть героиню и в 15, и в 40 лет. Которой поверил бы зритель. Отсмотрев семь десятков кандидатур молодых начинающих актрис, Мережко приуныл. Найти нужный типаж казалось нереальным. Семьдесят первой стала 22-летняя Настя Микульчина из Молдовы. В ней было все, что требовалось режиссеру. Плюс очаровательный едва различимый приднестровский акцент, который был и у героини. “Вы мне нравитесь”, — объявил претендентке Мережко. “Вы мне тоже”, — не заробев и даже с каким-то внутренним вызовом ответила Микульчина. Это покорило режиссера окончательно, и участь Насти была решена, ее утвердили на главную роль.

Виктор Иванович ни разу о своем выборе не пожалел. На съемочной площадке молодая актриса работает на равных со своими маститыми партнерами Анастасией Мельниковой, Дмитрием Нагиевым, Иваном Бортником, Олегом Басилашвили и другими. Всем актерам пришлось учиться премудростям авантюрно-бандитской богемы XIX столетия. Питерскому интеллигенту Басилашвили, играющему учителя Соньки, старого вора, непросто давалась блатная феня. Вместе с режиссером они постигали, например, разницу между вором и мальвихером. Для тех, кто не в теме, как корр. “МК”, Виктор Иванович, ставший за время написания сценария и съемок большим специалистом в этом вопросе, со знанием дела поясняет:

— Мальвихер — мелкий жулик, наименее уважаемая категория среди воров.

Для Ивана Бортника, который известен в театрально-кинематографических кругах как любитель “посидеть за рюмкой чая”, самым сложным на съемочной площадке оказалось играть пьяного, будучи абсолютно трезвым.

— Настя Мельникова у нас по сюжету стала воровкой и предательницей, — продолжает Мережко. — В кадре лихо пьет водку и смело ныряет в ледяную воду. Правда, на съемках актрисе помогли каскадеры. Сама она боялась залезать в реку ранней весной и попросила каскадеров ее подтолкнуть. Ну ребята и расстарались. Актерам нравится пробовать что-то новое. Олег Валерьянович признался мне, что окунуться в воровскую среду позапрошлого века ему даже интересней, чем сыграть Воланда. Мы предлагали ему дублера в сцене драки с молодым вором. Но Басилашвили сказал, что сам справится. И дрался в кадре, как заправский урка. Меня он этим просто сразил наповал. Дима Нагиев блестяще сыграл надзирателя, трагического подлеца. Вместе с ним мы придумали необычный для этого актера образ сумасшедшего Наполеона. Правда, с Димой непросто работать — временами его пожирает звездная болезнь. Мог прийти на площадку неподготовленным, приходилось заставлять учить текст на месте.

Ловкости рук Настю Микульчину учили профессионалы. Не воры, а цирковые фокусники-престидижитаторы. Актриса в образе Соньки блестяще “подбирает” упавшие драгоценности без рук при помощи кусочка смолы на туфлях. Или прячет украденные камни в желудке у ручной обезьянки, а потом изымает их оттуда, делая маленькой помощнице клизму. В 30-градусный мороз Настя снималась в легком арестантском халате и тяжелых деревянных башмаках-“сабо” на босу ногу. Однажды снег под ней провалился, и девушка чудом осталась жива, рухнув в пятиметровую яму. Зато актеры шутят, что, освоив воровскую профессию, теперь не пропадут в жизни, если вдруг останутся без основной работы.

Работать, утверждает Мережко, интересно и весело. Случаются забавные истории. Например, реквизиторы однажды перепутали две группы массовки — встречающие и провожающие раритетный поезд 1895 года выпуска. Чемоданы вручили не тем. В результате на перроне все стояли с багажом, а пассажиры выходили с пустыми руками. Съемки кроме Одессы проходят в Санкт-Петербурге, Карелии и Чехии. Пошито огромное количество оригинальных костюмов, только у Соньки в сериале больше полста нарядов. Художником на картине работает сын Виктора Ивановича Иван.

— До того мы с Ваней вместе лишь играли как актеры в “Провинциалах” и “Кроте”, — признался режиссер. — В последнем фильме у сына была роль наркомана, а у меня — наркобарона. Еще с тех пор я глубоко сострадаю аферистам, жуликам и бандитам всех мастей. Их жизни не позавидуешь. А после “Соньки — Золотой Ручки” степень моего сострадания к этим людям увеличилась двукратно. И хотя меня самого не раз обворовывали и “кидали на деньги”, мне все равно жалко их. Но, с другой стороны, изучив изнанку уголовного мира, я теперь всегда знаю, как себя вести, чтобы не стать жертвой. Так что практическая польза от моей работы налицо.

Возможно, и зрители чему-то научатся. Впереди у съемочной группы еще два месяца работы. Потом монтаж, озвучание, и, предположительно, к весне следующего года сериал появится в эфире.




    Партнеры