Машенькина молитва

Как “МК” встретил 12-летнюю чудо-певицу в “Шереметьево”

22 июня 2006 в 00:00, просмотров: 232

“Совершил посадку рейс 17-20 из Милана...” Мы с фотографом бросаемся в сектор встречающих. Пару минут долой — появляются: Маша с итальянским котом Кузей на руках и ее мама Оля, тянущая пудовый кофр.

Мария Мудряк — девочка-феномен. Еще два года назад я гостил у них в Павлодаре (Казахстан), когда только-только решался вопрос о ее учебе в Италии при Ла Скала. Кто бы мог подумать тогда, что нынче Машенька будет петь в хоре “Тоски” и претендовать (это в возрасте двенадцати-то лет!) на сольные партии?

Сейчас Машеньку отпустили на мини-каникулы домой. И ее каникулярная жизнь взята в оковы строгого контракта, с массой ограничений. Так, с девочки сняты все мерки для пошива кучи костюмов на будущий сезон в Ла Скала. А посему ни худеть, ни толстеть — ни-ни. Если во время каникул девочка будет выступать (ближайший концерт назначен на 30 июня в Павлодаре), ей разрешено пользоваться только самой дорогой косметикой. Болеть — особенно гриппом — категорически запрещено: после принятия душа все форточки в доме надлежит закрывать. Машенька о своих миланских буднях:

— Вот у нас был последний концерт от консерватории Верди в соборе Сан-Марко. Пели хором под орган, конечно же, без всяких микрофонов. Так вот: я сидела прямо напротив директора хора и солистов Ла Скала Бруно Казони, который почему-то дирижировал именно мной!

— Потом мы поняли, в чем дело, — добавляет Оля. — Голос у Машеньки стал ниже, она стала петь громче всех, и ее не дай бог ошибка стала бы всем заметна!

Пока в голосе девочки сохраняется русский акцент, который очень тяжело вывести, но она старается изо всех сил, ибо итальянцы не терпят в родных ариях “внешнего присутствия”. Кстати, ранее у Маши фиксировалось лирическое сопрано, теперь — просто сопрано, тяготеющее к драматическому. Но прогнозы строить рано: все будет ясно к 15—16 годам. Маша:

— Когда я первый раз вышла на сцену Ла Скала в “Тоске”, мне казалось, что все это происходит не со мной. Ведь это была мечта детства. И я так благодарила Бога! Голова молилась, а вокал шел буквально на автомате...

Маша уже по 2 раза выходила в 8 спектаклях: в роли клирика и пастушки. Первый день. За сценой маленькая очередь из хористов — Маша и остальные дети, которые намного старше (к тому же она — единственная иностранка!). И тут Мария говорит всем: “Это моя первая опера, мама должна меня видеть (в париках и костюмах нас не узнать), поэтому пойду первой! А кто все-таки выбежит вперед, будет иметь дело со мной после спектакля!” Один мальчик попытался, но Маша его не пустила. А мама сидела на галерке и кричала: “Дове Маша? Дове Мария?” (“Где же Маша?”). Счастливого пути, Машенька!




Партнеры