Домик в деревне

Дело не в квадратных метрах, а в принципе

23 июня 2006 в 00:00, просмотров: 249

Поселок Бутово, расположенный в богом забытом уголке на юге столицы, неожиданно для самого себя вот уже неделю как превратился в столицу всей России. Первые полосы ведущих газет страны и информационные программы федеральных ТВ-каналов заполнены “боевыми сводками с бутовского фронта”.


— Дело не в квадратных метрах, а в принципе, — говорят защитники семьи Прокофьевых. И они абсолютно правы.

— Если не в квадратных метрах, то тогда из-за чего сыр-бор? — возражают захватчики. И они тоже правы.

Дело действительно в принципе. Вернее, в принципах устройства российского общества. Однако проблема в том, что вопросы частной собственности, которые отстаивают защитники дома Прокофьевых, неотделимы от вопросов ее оценки в некоем эквиваленте, понятном всему обществу.

Именно эквивалент, понятный и принимаемый всеми членами общества, позволяет сформировать общие принципы справедливого распределения, раздела и обмена. По сути, позволяет сформировать такое ключевое для общества понятие, как социальная справедливость. И как следствие — гражданский мир и принципы государственного устройства.

Повторюсь, эквивалент должен быть понятен для всего общества, а не для отдельных его членов, будь то Прокофьев, Кучерена, Фридман, Лужков или Путин.

А теперь давайте попробуем взглянуть на бутовскую ситуацию с этих позиций. Оставим в стороне юридическую составляющую, которая подробно уже описана: суд признал неправоту Прокофьевых. Вопрос давно уже решается в морально-этическом поле. Итак, дано.

С одной стороны — мать и сын Прокофьевы, которые защищают свою частную собственность в размере 8,01 кв. м жилья. А с другой — вся административная машина государства, которая хочет лишить Прокофьевых последнего приюта.

На стороне Прокофьевых выступают защитники частной собственности и социальной справедливости. В общем, вся прогрессивная часть российского общества. На стороне власти — коррупционеры, которые хотят на месте дома Прокофьевых построить коммерческое жилье и обогатиться на людском горе. Одним словом — отбросы нашего общества.

Власть предлагает Прокофьевым в качестве компенсации современную квартиру в 40 кв. метров или выкуп собственности за миллион рублей. А вторую однокомнатную квартиру по социальному найму для мамы.

Прокофьев требует две однокомнатные квартиры в собственность и 100 тыс. долларов сверху. При этом мотивирует свои требования принципами, говорит, что домик в деревне — его малая родина, которую он очень любит. А защитники Прокофьева говорят, что однокомнатная квартира для разнополых матери и сына — это издевательство со стороны власти.

Если перевести демагогию в понятный всем эквивалент, то получается, что любовь Прокофьева к родине и его принципы оцениваются в 100 тыс. долларов и две однокомнатные квартиры в Москве. Почему демагогия? Потому что, прежде чем делать какие-то выводы, надо четко разделить вопросы собственности и нравственные понятия.

Собственником 8,01 кв. м жилья является сам Прокофьев, а мама всего лишь зарегистрирована на этой площади и никакого права на компенсацию не имеет. Тем не менее правительство Москвы предложило маме Прокофьева однокомнатную квартиру по социальному найму, что предоставляет возможность стать в очередь на получение бесплатного жилья.

А если смотреть на ситуацию с точки зрения нравственности, то Прокофьев воспользовался ситуацией и пытается заработать на ней.

На месте сносимых в Бутове домов запланировано строительство двух жилых микрорайонов: 14 жилых домов общей площадью 100 тыс. кв. метров, школы, детсады и поликлиника. При этом жилье будет распределяться по социальным программам. А это порядка 1,5 тысячи московских семей, которые сейчас ютятся по 3—4 человека в комнате.

Для сравнения: к сносу в Бутове запланировано 85 домов, собственниками жилья в них являются 313 человек. 218 из них имеют регистрацию по месту жительства. Остальные давно уже живут в благоустроенных городских квартирах.

Дело в том, что еще в 1990—1991 гг. при советской власти 208 семей поселка Бутово были переселены в московские квартиры. Позже многие из них снова зарегистрировались в Бутове.

Была ли среди этих переселенцев семья Прокофьевых, неизвестно. Зато известно, что у семьи Прокофьевых есть еще одна московская квартира, в которой живет бабушка.

Понятно, что мама Прокофьева или его бабушка за свою трудовую деятельность при советской власти вполне заслужили достойные условия жизни. Что заслужил Прокофьев? Тем не менее он предусмотрительно зарегистрировал собственность на себя, а для мамы требует отдельную квартиру.

Если же вообще говорить о морали в этой истории, то она очень простая: мухи отдельно, котлеты отдельно.


МЕЖДУ ТЕМ

На своем заседании 21 июня Мосгордума приняла заявление “О ситуации с переселением жителей в поселке Бутово”, где, в частности, указано, что нет никакого конфликта между жителями домов, подлежащих сносу, и властями. “Он исчерпан судебным решением, а его исполнение осуществляют судебные приставы, а не городские органы власти”, — говорится в заявлении.

“Дума стремится свести к минимуму издержки переселения. Уже принят и в скором времени вступит в силу взамен устаревшего законодательства закон города Москвы “Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве”, — пишут столичные парламентарии.




Партнеры