Приземление смерти подобно

Разбившийся аэробус бросили на произвол судьбы

13 июля 2006 в 00:00, просмотров: 234

Со дня трагедии в аэропорту Иркутска, где при заходе на посадку потерпел крушение аэробус “А-310” прошло 4 дня. Многое было написано и о счастливчиках, успевших покинуть самолет до взрыва, и о погибших в огне. Только об экипаже — командире Сергее Шибанове и втором пилоте Владимире Черных — не известно практически ничего. Между тем, как выяснили репортеры “МК”, незадолго до трагедии им пришлось… взять кредит в 450 тыс. рублей. Отдать пилоты успели только 1/3 суммы.

Нам удалось поговорить с одним из друзей Сергея Шибанова. Два года назад, когда авиакомпания “Сибирь” начала использовать на своих линиях “Боинги”, Сергею и Владимиру предложили пройти курс обучения на новых для них машинах. Но... за свои деньги. Пилотам ничего не оставалось, как в одном из московских банков взять кредит на сумму 450 тысяч рублей сроком на 5 лет. Отдать кредит они уже не смогут.

Летный мир вообще очень дружный. В Иркутске каждый из пилотов старается обменять квартиру поближе к аэродрому. Дома у рембазы, где “компактно” живут пилоты, так и называют “летными”. Расшифровки “черных ящиков” здесь ждут с особым нетерпением. В то, что причиной катастрофы явился человеческий фактор, никто не верит. И Шибанов, и Черных были опытными пилотами. У одного общий налет был 10507 часов, у другого — 9691 час, оба не имели ни одного авиационного происшествия. В июле 2004 года с “тушки” они пересели на аэробус “А-310”. Летный экипаж был допущен к полетам по 2-й категории ИКАО, что является свидетельством высокого уровня подготовки экипажа.

— Сергей был дотошным специалистом, — рассказывает его друг. — В смутные перестроечные времена перед каждым полетом лично проверял качество керосина, брал пробы маленькой баночкой и с пристрастием рассматривал на свету. Для летчиков не секрет, что многие командиры корабля, дабы “не гонять почем зря” летный и кабинный экипаж на медосмотр перед вылетом, собирают бланки допуска и с шоколадкой идут к врачу. Шибанов таких вольностей не допускал. Коллеги знали, что у Сергея было прекрасное “чувство земли”. Шасси машины при посадке и взлете он чувствовал, “как свои ноги”. Ошибиться при приземлении не мог.

Всем ясно, что в катастрофе “А-310” будут искать “крайнего”. В “летных домах” опасаются, что стрелочниками и назначат экипаж разбившегося аэробуса.

И вряд ли вспомнят, что в Иркутском аэропорту вопреки международным нормам не ведется видеозапись взлета и посадки лайнеров. Что “А-310” 9 июля “до конца не довели”. Как только пилоты рапортовали “есть касание!”, связь с экипажем оборвалась. Диспетчеры переключили аэробус на “ближнюю рацию” и благополучно о нем забыли. Не афишируется и то, что при аварии не наполнились воздухом надувные трапы. Охваченные огнем пассажиры прыгали на землю с 3-метровой высоты.

Шансов выжить у летного экипажа не было. По воспоминаниям очевидцев, самолет при ударе смяло вплоть “до 6-го ряда кресел”. Первой вспыхнула кабина пилотов. Прибывшие спасатели тушили пожар 2,5 часа. По тревоге подняли начальника хозяйственного управления города. В спешном порядке он искал 300 пар перчаток и пластиковые мешки для упаковки останков погибших. Ни того, ни другого у спасателей не оказалось. Мешков не нашлось, в магазине для садоводов купили несколько рулонов полиэтиленовой пленки. В нее и заворачивали извлеченные из-под обломков тела. Горожане, спешащие на работу, видели, как в открытых самосвалах везли “груз-200” в морг.

…Командиру корабля Сергею Шибанову было 45 лет, второму пилоту, Владимиру Черных, — 48. У обоих осталось по двое несовершеннолетних детей.





Партнеры