Потерпи до сентября!

Инвалидам посоветовали не пользоваться туалетом

19 июля 2006 в 00:00, просмотров: 237

Что такое средства реабилитации для инвалидов и можно ли без них прожить? Это может быть инвалидная коляска. Если она сломалась, человек останется дома. Это может быть слуховой аппарат. В случае его негодности больной в состоянии понять собеседника, читая по его губам. Но есть такие “реабилитационные средства”, без которых человек перестает чувствовать себя человеком. Об этом, правда, не принято говорить вслух.

— Мне 66 лет, с 1999 года я инвалид первой группы — перенесла операцию по поводу рака кишечника, — смущаясь, рассказывает Людмила Васильева. — И, буду говорить прямо, без калоприемника я жить не могу.

До введения в действия пресловутого закона №122 о монетизации льгот инвалиды обеспечивались средствами реабилитации по линии Министерства здравоохранения. С начала реформы организовали фонды социального страхования, которые должны отвечать за средства реабилитации, лекарства же остались за райздравом. Таким образом, на Можайском шоссе появился филиал фонда №32 по Одинцовскому району. Поэтому 1 января 2005 года из райздрава всех мягко послали в фонд.

Правда, работать он начал только 1 апреля. Несколько месяцев инвалидам пришлось “терпеть”. Зато потом наступила полная благодать. С апреля 2005-го по июль 2006-го инвалиды получали все, что положено им по закону, даже с доставкой на дом. Некая фирма выиграла тендер и трудилась исправно. На каждого больного завели дело и выписывали бумагу — гарантийное письмо, о том, что ему положено и что он получил. А потом, как сказали в областном фонде, деньги закончились… Средства реабилитации выписывались не только частным лицам, но и домам престарелых, инвалидов, интернатам. 1 июля их представители и частные лица пришли получать необходимые средства на третий квартал 2006 года. Но оказалось, что получать нечего.

У женщины текут слезы, уговариваю не волноваться так, не беспокоиться и сама понимаю, что пустые слова…

По санитарным нормам, например, эту самую штуку, о которой говорить не принято, положено менять максимум через три дня, дальше она протекает. Приспособления российского производства мало кто переносит. Ведь для больного это вторая кожа, приспособление прилегает вплотную к открытому органу.

— На третьи сутки я отодрала российский калоприемник вместе с кожей внутренних органов, в институте проктологии мне больше месяца залечивали рану. Я даже не могла лежать, ведь поймите, у меня просто дырка в боку, которую я затыкала салфеткой… Этого врагу не пожелаешь.

Чем себя заткнуть инвалидам начиная с 1 июля — неизвестно. В фонде на средства реабилитации денег нет. Люди впали в шок и ступор. Кому жаловаться и кто поможет? Вышли на руководителя фонда социального страхования по Московской области Владимира Анкудинова. Послали письмо председателю Всероссийского общества инвалидов Ломакину-Румянцеву. Никто не отвечает.

— Я дозвонилась до Кременецкого Сергея Михайловича, зам. начальника отдела технических средств реабилитации фонда социального страхования, он подтвердил: денег нет. И объяснил, что 31 декабря 2005 года было утверждено постановление, согласно которому инвалиды могут купить необходимое за счет собственных средств, а потом их возместят. Потому как из бюджета запрашивали 20 миллиардов, а дали только десять. Руководствовались цифрами 2004 года. “Вы же понимаете, — сказал он мне, — в предновогодней суете кто-то ошибся”.

Пенсия Людмилы Сергеевны — около двух семьсот плюс доплата по “монетизации” чуть больше тысячи, а на “средства реабилитации”, т.е. чтобы ходить каждый день в туалет, надо 2500...

— В Одинцовском фонде нам предлагают звонить, писать, объединяться. Сами они обратились в райздрав за помощью, но я знаю, что и там денег нет, да и это не их обязанность — удовлетворять наши просьбы. Они еле-еле сводят концы с концами, обеспечивая больных лекарствами. Хуже всего, что и в наших аптеках подобных средств нет — уж больно специфический товар, нерентабельный.

Этот же фонд, кстати, должен обеспечивать такими спецсредствами Дом инвалидов и престарелых Одинцовского района, но и там тоже пусто — открыли нам тайну в филиале фонда.

Случай с Васильевой может показаться частным, но таких, как она, тысячи. Различные общественные организации по защите инвалидов, совет ветеранов района пытаются помочь, пишут письма в разные инстанции — ни ответа, ни привета.

— Я продвинутая бабушка, — шутит Людмила Сергеевна. — Вот месяц назад освоила Интернет, ищу всякие ссылки на законы и постановления, пишу электронные письма в приемные начальников, а толку-то? Это единственное, что я могу… А ведь есть лежачие инвалиды, не способные о себе заявить, совсем старенькие, слабые, беспомощные, которых, по сути, просто обрекли на вымирание.




Партнеры