Шаламов, вы можете сидеть в тюрьме!

Николай Досталь обнародует “Завещание Ленина”

3 августа 2006 в 00:00, просмотров: 485

На днях у проходной московской кондитерской фабрики “Красный Октябрь” рабочие едва не устроили бунт. Правда, одеты бунтари были несколько странно: в косоворотки и сапоги образца конца 20-х годов прошлого века. А застрельщица митинга подозрительно напоминала дочь популярного артиста Геннадия Хазанова Алису. Известный кинорежиссер Николай Досталь снимал в этот день на Берсеневской набережной одну из решающих сцен телесериала с рабочим названием “Завещание Ленина”. И пригласил “МК” понаблюдать за процессом.


Именно с такого импровизированного митинга и началась, по сути, каторжанская судьба русского писателя Варлама Шаламова. На том самом заводе Михельсона, где эсерка Каплан чуть не застрелила Ленина. Здесь за попытку распространить письмо главного большевика съезду, в котором Ильич выступал против Сталина, и получил свой первый срок в 1929 году тогдашний студент МГУ, а в будущем литератор Шаламов. Этому и посвящен эпизод, который снимают на “Красном Октябре”.

Исполнитель главной роли Владимир Капустин (до того снимался у Досталя в эпизодах сериала “Штрафбат” и фильма “Коля — перекати-поле”) выглядит довольным. Он играет писателя в возрасте от 25 до 45 лет. И на сей раз ему не требуется сложного пластического грима, какой актеру ежедневно накладывали во время съемок под Мурманском, когда его герой уже попал на каторгу. Владимиру пришлось испытать все прелести лагерной жизни: и на холоде померзнуть, и на нарах поваляться.

— Лежа в холодной казарме на жестких деревянных нарах, я однажды в перерыве между съемками задумался, — рассказывает Капустин, — а сколько бы сам смог протянуть в таких нечеловеческих условиях. Наверное, не больше десяти дней. Вот для меня и стало главным показать весь стоицизм моего героя. Уже вернувшись в Москву, я стал узнавать интересные подробности своей мурманской эпопеи. Молва приписала мне и сильнейшее обморожение конечностей, и личный гримваген, куда я ненадолго пускал греться массовку…

Кстати, о массовке. У Досталя к ней отношение трепетное и бережное. Он, как Гай Юлий Цезарь, делает несколько дел одновременно. Самолично проверяет каждую мелочь вроде торчащего из-под кепки чуба. С каждым статистом работает как с исполнителем главной роли. Учит Алису Хазанову правильно носить кожанку и кожаную кепку, а также правильно размахивать листовками, чтобы сталинские наймиты не замели.

— Вопреки названию зрители не увидят в нашем сериале ни Ленина, ни Сталина, ни Троцкого, хотя они упоминаются постоянно, — признается Николай Николаевич “МК”. — Возможно, мы даже поменяем название проекта, чтобы никто не ждал от него инсинуаций на тему политических интриг советских вождей. Они для нас менее интересны, чем сложная, но счастливая судьба самого Варлама Тихоновича. Ореол Александра Солженицына, к сожалению, затмил других писателей, пишущих на эту тему. В том числе и Шаламова. А еще, если “Штрафбат” я снимал про войну государства с фашизмом, то “Завещание Ленина” — сериал о войне государства с собственным народом…

Еще один принцип Досталя — отсутствие в сериале медийных лиц. Чтобы узнаваемые, мелькающие из сериала в сериал персоны не отвлекали зрителей. Звезды — Ирина Розанова, Сергей Баталов, Роман Мадянов — появятся исключительно в эпизодах. Роль второго плана у Ирины Муравьевой, она играет мать Шаламова.

Одна из легенд, по словам режиссера, гласит: сиделец со стажем Андреев, генеральный секретарь общества политкаторжан, впервые пострадавший за правду еще при царизме, проведя с Шаламовым некоторое время в Бутырке, сказал писателю на прощание: “Шаламов, вы можете сидеть в тюрьме!” В своем новом сериале, который выйдет в эфир к 100-летию со дня рождения Варлама Тихоновича в следующем году, Досталь обещает открыть еще множество таких полулегенд.




    Партнеры