Семьянин-греховодник

Клайв Оуэн: “Я не позволю своим дочерям даже прикоснуться к компьютерным играм”

9 августа 2006 в 00:00, просмотров: 362

“Мне всегда было неинтересно играть хороших парней. Меня притягивают персонажи отрицательные. Они гораздо интереснее, и я не испытываю страха, играя их. Зато зритель никогда не знает, чего ожидать от плохого парня. А разве жизнь устроена иначе?”

К Клайву Оуэну, стопроцентному британцу, жизнь зачастую поворачивается именно неожиданной стороной. Он был весьма успешен у себя на родине и не помышлял о голливудской карьере. Как вдруг судьба подкидывает ему шанс сыграть убийцу-психопата в “Идентификации Борна” с Мэттом Дэймоном, затем — в драме “За гранью” с Анджелиной Джоли, в комиксах Фрэнка Миллера и Роберта Родригеса “Город грехов”. Прошлый, 2005 год сделал из него звезду. А в нынешнем, 2006-м, он успел сыграть в триллере Спайка Ли “Не пойман — не вор”, о котором рассказал “МК”, и сейчас готовится презентовать на фестивале в Венеции свою новую работу — роль в драме Альфонсо Куарона “Дитя человеческое”.


— Большую часть фильма вы проводите в маске. Вам понравилось?

— Честно говоря, поначалу у меня были сомнения — имеет ли смысл вообще соглашаться на роль, большую часть которой ты проведешь, не показывая лица зрителям. Я довольно глупо чувствовал себя на площадке. Например, снимается длинная сцена диалога, мой партнер играет, а от меня остается только голос. Я стою в этой маске и думаю о том, что же мне делать, как играть-то? Но так было всего лишь несколько первых дней, когда я думал: “Ну и какого черта я тут делаю?” Потом я попривык и просто играл парня в предложенных обстоятельствах — в данном случае скрывающего свое лицо. Так вопрос “как играть” разрешился сам собой.

— Многие говорили, что подобный жанр — совершенно нехарактерен для Спайка Ли; вы согласитесь с ними?

— Я не знаю, какой жанр характерен для Спайка. Честно говоря, я большой его поклонник, и мне кажется, что он за свою карьеру создал микс из разных жанров и прекрасно с ним управляется. Это его отличительный знак. Что же касается фильма “Не пойман — не вор”, то Спайк сильно переработал сценарий, он сделал его очень нью-йоркским и персонажей заставил быть нью-йоркцами.

— А как вы, англичанин, чувствовали себя в роли коренного нью-йоркца?

— Неплохо. Мне он безумно нравится, и я был очень рад возможности поработать, во-первых, в Нью-Йорке, а во-вторых, с человеком, который олицетворяет его дух. Не воспользоваться возможностью увидеть этот город глазами Спайка, одного из самых известных нью-йоркцев, было выше моих сил.

— Чем еще вас поразил Спайк Ли?

— Мне очень понравилось работать с ним хотя бы потому, что он режиссер со своим собственным видением. К тому же съемки проходили очень быстро. Спайк снимал несколькими камерами, и иногда было такое ощущение, что ты снимаешься сразу в шести фильмах. Например, в сцене телефонного разговора между Дензелом Вашингтоном и мной нас снимали синхронно, и ощущение настоящего, живого диалога было полным. К тому же это сильно экономило время. Мы всего за тридцать дней отсняли весь фильм — это очень быстро!

— Кстати, Спайк Ли не раз высказывал свое отрицательное отношение к видеоиграм, как и ваш персонаж. А что вы думаете о них?

— Я своим дочерям и через миллион лет не позволю даже прикоснуться к играм вроде той, в которую играл мальчик в фильме. Но, к счастью, они очень прохладно относятся к компьютерным играм. Мне кажется, в современном мире осторожность с такими вещами не может быть чрезмерной. Мы с женой строго контролируем все, чем дети занимаются в Интернете.

— Вы удивлены тому, как резко в гору пошла ваша карьера в Голливуде?

— Конечно, удивлен. Но, с другой стороны, все не на пустом месте — я много и тяжело работал, чтобы заслужить это. Сейчас я собираюсь взять долгий отпуск — я выпустил один за другим четыре фильма. Так совпало, что все они оказались так хороши, что не было никаких сил отказаться: или мне предлагали работать с интересными режиссерами или материал был хороший. Кроме того, я отношусь к актерам, которые привыкли готовиться к каждой новой роли, а не бросаться от одного персонажа к другому, не обдумав роль. Хотя есть, конечно, масса других вещей, которые я люблю делать, — отдыхать, например.

— Скучаете по семье?

— Сейчас я освободил для семьи целое лето, и практически до конца года мы будем вместе. Да вообще я самый обыкновенный папаша — когда удается, провожу со своими дочерями каникулы, забираю их из школы. Съемки “Не пойман — не вор” проходили прошлым летом в Нью-Йорке, так что я не смог провести с ними каникулы, зато в январе мы поехали все вместе в Нью-Йорк, это было замечательно. Затем я провел пять месяцев в Лондоне на съемках — рядом с домом. А самые дальние съемки были в Торонто — “Пристрели их” с Полом Джиаматти и Моникой Беллуччи. Разве я мог от такого отказаться?

— За последние несколько лет вы сыграли с самыми большими голливудскими звездами. Согласитесь с теми, кто говорит, что у них трудный характер?

— Нет, мне, вероятно, повезло, я не сталкивался с дурными сторонами их характера. Хотя, конечно, слышал не раз о том, как серьезный кинобизнес меняет людей. У меня же был самый приятный и легкий опыт общения с ними, и мне ни разу не приходила в голову мысль, что лучше бы я отказался от той или иной роли. Когда лет пять назад я только начал играть со звездами такого калибра, я тоже подозревал, что это будет непросто из-за их звездных привычек. Сейчас я понимаю, как наивен тогда был. Оказалось, что люди становятся звездами не из-за своих капризов или дурного характера, а совершенно по противоположным причинам — потому что они очень милые, легкие в общении люди.

— А как вы сохранили семью — вы ведь всегда окружены красивыми женщинами?

— Секрет моего счастливого брака в том, что я профессионал. Да, они все великолепны, и я счастлив поработать с ними, но я женат, и женат давно и счастливо!

Живет такой парень, или Несколько фактов о Клайве Оуэне

— Родился в октябре 1963 года в Ковентри, Великобритания. Играть начал в три года, но настоящая мировая слава к нему пришла довольно поздно — после фильма “Близость” (2004 год), где он сыграл вместе с Джулией Робертс, Натали Портман и Джудом Лоу.

— В отличие от многих современных звезд, Оуэн обладает внешностью кинозвезды 50-х годов, ростом 1 метр 90 сантиметров (у Тома Круза, например, на 20 сантиметров меньше), счастливо женат уже 11 лет и имеет двух дочерей 7 и 9 лет. С женой Сарой-Джейн Фентон он познакомился очень романтично: во время репетиций “Ромео и Джульетты” в 1988 году, где он играл Ромео, а она — Джульетту.

— Является большим поклонником Дэвида Боуи. Имеет все мало-мальски известные его записи. В 70-е годы, когда Боуи менял свою внешность чуть ли не каждый месяц, Клайв, тогда еще не столь популярный, перекрашивал свои волосы в тот же цвет, что и его кумир.

— Несмотря на то что Клайв очень большой дипломат и никогда слова плохого не скажет о своих партнерах по площадке, он не смог смолчать насчет слов Анджелины Джоли, когда та назвала его “очень сексуальным”. “Я не смог сдержать смех”, — сказал Клайв. Это была его единственная реакция на комплимент самой желанной женщины современного кино.

— В 2006 году мужским журналом GQ был назван “Самым хорошо одетым мужчиной”.

— Самый знаменитый скандал последнего года в кино связан именно с Клайвом Оуэном. Дело в том, что, когда Пирс Броснан запросил слишком большой гонорар за роль Джеймса Бонда в “Казино Роял”, самым вероятным кандидатом на вакантное место был именно Оуэн. И довольно долго эти слухи казались правдой. Но в октябре 2005 года было объявлено, что агента 007 сыграл Дэниэл Крейг. А по словам источника, близкого к Оуэну, он отказался от столь заманчивой партии потому, что хотел избежать роли, для которой его внешность слишком подходит, то есть отказался от амплуа, которое ему уготовила судьба. Зато он с удовольствием сыграл агента 006 в комедии “Розовая пантера”.




    Партнеры